Top.Mail.Ru
Неправовое поле

Фальшивое заявление?

Давал ли исполком разрешение преследовать Кобозева?

На очередном судебном заседании в Волгограде по "делу Кобозева" выяснилось, что в декабре появилось два заявления от исполкома облсовпрофа. В одном исполком признает себя потерпевшим и просит органы разобраться, куда пропало профсоюзное имущество. В другом - дается согласие на уголовное преследование именно Вячеслава КОБОЗЕВА. При этом в заявлениях указаны разные даты заседания исполкома. Свидетели утверждают, что исполком является автором первого заявления, а значит, считает защита, следствие проводилось незаконно. Но откуда взялся второй документ? Защита не исключает, что это фальсификация.

Напомним, что сейчас в Центральном районном суде Волгограда рассматривается один из эпизодов обвинения в деле бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава Кобозева - отчуждение подвала в здании, принадлежащем облсовпрофу. Подвал был внесен облсовпрофом в качестве 40% уставного капитала в ООО "Туркестан". Затем помещение было продано ООО "Евростиль", а затем - ООО "Сияние". В этом подвале сейчас располагается ресторан "Чешский двор".

Один из вопросов, который следствие пыталось прояснить на прошлой неделе: существовали ли постановления исполкома, согласно которым помещение сначала передавалось в уставной капитал (в 2004 году), а затем одобрялась его дальнейшая перепродажа (2006 год). Показания некоторых членов исполкома по этому вопросу можно вкратце свести к формуле "я человек прямой, поэтому сразу скажу, что ничего не знаю и ничего не помню".

Зато Галина Голованова, председатель Волгоградской областной организации профсоюза работников торговли, общественного питания, потребкооперации и предпринимательства РФ "Торговое единство", помнит, что исполком облсовпрофа не принимал решения о возбуждении преследования Вячеслава Кобозева - исполком лишь признал себя потерпевшим и просил органы разобраться, что произошло с недвижимостью. Такие же показания дали Тамара Емельянова, заместитель председателя облсовпрофа, и Людмила Широкова, председатель обкома профсоюза работников культуры.

Между тем, как оказалось, существуют два декабрьских заявления исполкома. В одном, со ссылкой на свое постановление от 9 декабря, исполком просит разобраться, что произошло с его недвижимостью. Во втором документе есть ссылка на заседание исполкома от 11 декабря, и там говорится о преследовании Кобозева. Второй документ подписан нынешним председателем облсовпрофа Николаенко. Существование второго решения исполкома от 11 декабря 2009 года не подтвердили оба нынешних заместителя председателя облсовпрофа - Гусева и Емельянова.

- Примечательно, что согласия на персональное привлечение Вячеслава Кобозева к уголовной ответственности никакой профсоюзный орган не давал, - считает защитник Кобозева Андрей Алешин. - Это подтверждают все свидетели. И это означает, что уголовное дело 9 октября 2009 года возбуждено незаконно, и первоначально следствие по обвинению Кобозева по части 1 статьи 201 УК РФ проводилось незаконно. Следовательно, все доказательства следствия, добытые в тот период, недопустимы. Второй документ, мы считаем, не исключено, что сфальсифицирован.

Любопытную информацию можно было почерпнуть из допроса свидетеля Татьяны Световидовой - аудитора, нанятого ФНПР в 2008 году для внутренней проверки.

По словам Световидовой, в ее обязанности в первую очередь входило проверить хозяйственную деятельность объектов с долей собственности ФНПР и навести порядок в бухгалтерском учете. При этом она заметила, что во время проверки была "приятно поражена сохранностью объектов". Татьяна Световидова считает, что Волгоградский регион имел "один из лучших показателей по сохранности объектов", и это "можно поставить только в заслугу Вячеславу Кобозеву". По словам аудитора, практика внесения имущества территориальных организаций профсоюзов в уставные капиталы хозяйственных обществ общепринята - по закону профсоюзы не могут самостоятельно извлекать доход из своего имущества: "В 95% регионов производились такие операции". При этом аудитор, "к сожалению, вынуждена констатировать, что статистика потерь высокая, во многих регионах профсоюзы теряли свою собственность". Высокие потери связаны с тем, что при создании таких обществ, как правило, имущественный взнос профсоюзов не позволяет им рассчитывать на контрольный пакет, и профсоюзы находятся в положении зависимости от решения других учредителей общества. Что касается распределения долей при создании ООО "Туркестан", то аудитор определила 40-процентную долю облсовпрофа, полученную за "трудно эксплуатируемую собственность", как "достойную".

Световидова помнит, что при посещении ресторана "Чешский двор" она интересовалась, какое отношение ресторан имеет к профсоюзам. Глава Фонда имущества волгоградских профсоюзов Валерий Безруков в присутствии главного бухгалтера утверждал, что ресторан "сдается в аренду". При этом аудитор говорит, что в случае отчуждения имущества глава фонда имущества не мог не знать об этом. (Сам Безруков отрицает свою осведомленность.) Аудитор сомневается и в том, что о выводе имущества могла не знать главный бухгалтер. Что характерно, главный бухгалтер в ходе проверки не представила документы на здание, расположенное по ул. Советской, 5. Аудитор не исключает, что документы не были представлены намеренно, с целью сокрытия информации.

Новые сведения о роли главбуха в отчуждении помещения сообщила и Светлана Ивендикова. По ее словам, в 2004-м году ее попросили принять участие в процессе оформления документации на помещение, так как она "имела опыт в оформлении подобных документов". Ивендикова утверждает, что все документы для регистрации ей представляла главный бухгалтер Татьяна Бондаренко, организацией получения доверенности тоже занималась главбух, а Кобозев лишь приехал расписаться в доверенности. Документы она сдавала на регистрацию вместе с управляющей делами облсовпрофа Оксаной Арискиной. Причем, по словам Ивендиковой, по настоятельной просьбе главного бухгалтера она выпросила и забрала у регистратора обратно свидетельство о праве собственности на здание:

- Бондаренко очень нервничала, боялась, что придет проверка, а у нее нет никаких документов на 15-этажное здание. Поэтому по ее просьбе я выпросила у регистратора свидетельство обратно. Регистратор сказал, что это возможно, так как многие теряют свидетельства, и документы можно оформить без них. Но предупредил, что свидетельство все равно не имеет теперь юридической силы, и облсовпрофу нужно вызывать БТИ и проводить замер помещения для получения нового свидетельства.

Не отрицала Ивендикова и того, что ее мать, Тамара Княжеченко, была одним из учредителей ООО "Евростиль". По словам свидетеля, от директора ООО "Туркестан" она узнала о том, что он собирается продавать помещение и уезжать в Ливан. От него же она узнала, что продажей помещения занимается Александр Попов, которого ей представили как директора собственной юридической фирмы. (На самом деле он заместитель директора ООО "ТЭК "Турист", возглавляемого Сергеем Лебедевым). По словам Ивендиковой, она решила заработать на перепродаже помещения и предложила кандидатуру своей матери в качестве одного из учредителей нового ООО: "Но выручки от перепродажи, со слов Попова, хватило лишь на покрытие налоговых сборов, и я ничего не заработала. Александр Попов говорил мне, что он будет закрывать ООО, обещал привезти документы о ликвидации, но так своего обещания и не выполнил", и ей "по сей день неизвестна дальнейшая судьба ООО "Евростиль".

О дальнейших подробностях рассмотрения дела в суде читайте в следующих номерах нашей газеты.

Полина САМОЙЛОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика