центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
47  (15/12/2010)

Содержание номера

Неправовое поле

От соцстраха остался только страх


Фонд социального страхования отказывается выплачивать пособия, несмотря на решение суда




В августе этого года пенсионер, который 18 лет судился с Фондом социального страхования из-за страховых выплат, зашел в отделение фонда и расстрелял его работников, после чего покончил с собой. В своей предсмертной записке он написал: "Постараюсь уничтожить как можно больше тварей из Фонда СС". Пенсионер был уверен, и в конце концов доказал, что в соцстрахе ему осознанно занижали выплаты.

Подобный случай - очень яркий, но не единичный. Повсеместно граждане годами судятся с соцстрахом из-за неправильно начисленных выплат. Сейчас я расскажу еще об одном вопиющем случае: суд присудил соцстраху выплатить положенное 78-летней пенсионерке, но фонд... отказывается выполнять решение суда!


ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО

Валентине Афониной 78 лет, она инвалид II группы, живет с дочерью-пенсионеркой и внучкой - инвалидом по зрению. Работала на Северо-Енисейском горно-обогатительном комбинате. В 1958 году в результате тяжелого несчастного случая на производстве она получила производственную травму.

Вплоть до 1999 года страховые выплаты ей платило предприятие, но в октябре 1999 года в отношении него была начата процедура банкротства. Тем временем у ФСС меняются полномочия, и в период с середины 1998 по 2000 год ему начинают передаваться функции страховщика по несчастным случаям на производстве и профзаболеваниям (№ 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев" был принят в середине 1998 года и полностью вступил в силу с января 2000 года). За это время (с середины 1998 по 2000 год) ФСС должен был собрать все данные по всем пострадавшим на производстве, проинформировать работодателей об их обязанности передать фонду суммы выплат пострадавшим работникам, потому как теперь эти выплаты будет производить фонд.

Таким образом, в 1999 году, когда началась процедура банкротства предприятия, на котором Афонина получила травму, фонд уже должен быть иметь сведения об этом работодателе, мог входить в состав ликвидационной комиссии и участвовать в судах, где решался вопрос, сколько и каким кредиторам платить, в том числе работникам. Таким образом, фонд имел достаточные полномочия для обеспечения, в том числе в принудительном порядке, исполнения работодателем обязанности по передаче ему средств. Фонд ОБЯЗАН был это сделать.

Однако этого не произошло, и в январе 2000 года работодатель прислал Афониной уведомление, в котором сообщалось, что в соответствии с законом о несостоятельности и банкротстве работодатель производит капитализацию соответствующих платежей задолженности первой очереди. Причитающаяся Афониной сумма находится на расчетом счету такого-то банка, и работодатель просит в срок до 1 августа 2000 года определиться со своим денежным пособием, поскольку из-за завершения срока конкурсного производства она может его потерять.

В переводе на русский язык это означает: работодатель считает сумму платежей, которую он должен платить пострадавшей на производстве работнице за 10 лет вперед (это называется капитализация) и выплачивает ее на руки Валентине Афониной всю сразу. После чего Афонина перестает получать ежемесячные пособия. В этом уведомлении ни слова не было сказано, что вообще-то у пенсионерки есть выбор. Она может либо получить сразу всю сумму за десять лет, либо продолжать получать ежемесячные выплаты, но уже из соцстраха. Соцстрах также не проконтролировал это, хотя теперь он ссылается на то, что фраза "определиться со своим денежным пособием" именно это - выбор - и означала.

Поскольку пенсионерке не предоставили выбора, она, конечно, согласилась получить капитализированную сумму, и в апреле 2000 года (т.е. уже после вступления в силу в полном объеме Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ) капитализированные за 10 лет платежи были переведены на ее счет. Сумма эта составила 27 600 рублей.

МЕНЯ ОБМАНУЛИ!

Прошло восемь лет, и Валентина Трофимовна случайно узнала, что другие пострадавшие на производстве продолжают получать ежемесячные доплаты. Тогда она обратилась с вопросом в соцстрах, но получила там отказ. Мотивировалось это тем, что поскольку ей работодатель выплатил капитализацию, она утратила право на получение выплат из фонда социального страхования. Но работодатель не имел права вообще выдавать на руки Афониной эту капитализацию! Он должен был передать ее фонду, и тот уже сам должен был распоряжаться ей по закону. Фонд же эту ситуацию не отследил, в итоге пенсионерка оказалась "крайней". Тех самых 27 600 рублей ей, по сути, хватило до 2003 года, так как деньги обесценивались. Тогда Афонина пришла за помощью к юристам Горно-металлургического профсоюза.

Разобравшись с ситуацией, юристы ГМПР определили, что имела место недоработка со стороны фонда, и что пенсионерка права, после чего обратились в суд.

Рассмотрение дела первый раз состоялось только в 2009 году (московские суды - самые быстрые суды!). В удовлетворении иска было отказано. Тогда это решение было обжаловано в Мосгорсуде. 1 июня 2010 года решение об отказе было отменено, и дело направлено на повторное рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Мосгорсуд фактически указал на то, что в удовлетворении требований Афониной отказано неправомерно.

10 сентября 2010 года судом первой инстанции при повторном рассмотрении было принято новое, положительное решение. Требования Валентины Трофимовны (2300 рублей ежемесячных выплат) были удовлетворены. 19 октября закончился отведенный для обжалования решения срок, и оно вступило в законную силу.

Однако дальше стали происходить интересные вещи.

- В конце октября Афониной позвонили из Московского регионального отделения Фонда соцстраха и попросили подъехать, сообщить им номер счета, на который можно перечислять деньги по решению суда. Когда она приехала, ей было объявлено, что деньги по суду они выплачивать "передумали", так как решение, по их мнению, неправильное, - рассказывает юрист ГМПР Елена Крючкова.

Можно представить себе состояние 78-летней бабушки, которой уже и из дома выходить тяжело!

С вопросом, как такое может быть, и почему фонд не считает себя обязанным выполнять решения суда, я обратилась к Татьяне Яшкиной, начальнице отдела организации страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний Московского регионального ФСС. Вот что она ответила:

- Был такой правовой нонсенс: в № 125-ФЗ законе написано, что деньги передаются страховщику, а в № 6-ФЗ (о банкротстве), который был главнее, - что платежи капитализируются и по желанию застрахованного могут быть выплачены самому гражданину, и тогда требование считается погашенным. Либо по заявлению пострадавшего эти капитализированные платежи передаются страховщику. Так что Афонина свои выплаты получила уже в 2000 году.

Верховный суд рассматривал несколько таких дел и вынес по ним свои определения. Мы сейчас обжалуем их и говорим, что решение суда (в пользу Афониной - Ю.Р.) принято без учета решения пленума Верховного суда от 26 января 2010 года, на котором эта ситуация рассматривалась и Верховный суд определил, что право свое они уже реализовали, так что требования к кредитору считаются погашенными.

- Фонд снова, как и на протяжении года судебных разбирательств, ссылается на закон о банкротстве. Весьма странно из уст представителя данного ведомства слышать тезис о том, что общегражданские нормы имеют приоритет над нормами социального законодательства. Тем более что на последних судебных заседаниях ошибочность данного суждения Фонду мы объясняли уже совместно с судьей и прокурором, участвовавшим в нашем деле, - комментирует Крючкова. - Кроме того, складывается впечатление, что и с постановлением пленума Верховного суда, на которое ссылается Фонд, он ознакомился невнимательно. Во-первых, речь в нем идет о случаях, подпадающих под нормы законодательства о банкротстве, которые к нашему случаю отношения не имеют, а во-вторых, как указал в названном постановлении Верховный суд, даже лицам, перед которыми предприятие несет ответственность за причинение вреда здоровью, но которые не являются его работниками (т.е. пострадали не на производстве), должно предлагаться два варианта - либо выплата капитализации на руки, либо передача обязательств по выплатам Российской Федерации. В случае же с Афониной, как мы помним, никакой альтернативы ей не предлагалось.

После ответа соцстраха мне вспомнилась история про пенсионеров-"вредников" (о которых "Солидарность" много писала). Там тоже положительные решения суда стали отзывать на основании решения Верховного суда по делу одной пенсионерки. Может, у нас уже давно прецедентная судебная система, а я и не заметила? А в качестве "нового", "неизвестного ранее" основания для пересмотра дела теперь выступает решение суда по другому, пусть и похожему делу? Но дальше - еще интересней.

ЗАКОН - ЧТО ДЫШЛО

Дело в том, что Валентину Афонину соцстрах пригласил за выплатами в 20-х числах октября, то есть почти через два месяца после решения суда. По закону же, сроки, в которые можно подать кассацию лицу, присутствующему на оглашении решения, - 10 дней с момента изготовления мотивированного решения. То есть раз до 19 октября ФСС не подал кассацию, значит, он, по закону, утратил право ее подавать, пропустив сроки. Но ФСС и Тверской районный суд посчитали иначе.

- В начале декабря, когда должен был быть уже готов исполнительный лист, с помощью которого мы собирались напомнить Фонду об обязательности судебных решений, я вдруг узнаю, что в конце ноября суд принял у Фонда кассационную жалобу, восстановив срок на ее подачу, истекший еще в середине октября, - удивляется Елена Крючкова.

- На каких основаниях вам продлили сроки подачи кассации? - спросила я Татьяну Яшкину.

- Решение суда было направлено нам почтой.

- То есть оно долго шло по почте?

- Да. Оно было поздно отправлено.

То есть в ФСС сроки подачи кассации почему-то считают с момента, когда к ним придет по почте письмо из суда (хотя тем, кто присутствовал на заседании, суд вообще не обязан отправлять решение по почте)! Интересно, а если бы оно шло десять лет? А что? У нас такое бывает...

К тому же, ходатайствуя о восстановлении сроков, Фонд сослался на то, что узнал о решении только в середине ноября. Если при этом учесть, что за полмесяца до этого (в конце октября) Афонина была вызвана в Фонд для обсуждения дальнейшей судьбы судебного решения по ней, можно лишь позавидовать дальновидности и хорошо развитой интуиции сотрудников Фонда.

- Бывает, что отменяют вступившее в силу решение. Когда человек, например, в коме лежал, потом вышел из комы и вдруг узнал, что без него рассматривалось судебное дело. Он тогда идет и отменяет вступившее в силу решение. И ему устанавливают другой срок на кассацию. А тут просто нонсенс, - возмущается юрист ГМПР Елена Крючкова. - Когда все стороны присутствовали на оглашении решения, оно уже вступило в силу, и через месяц после этого его отменили!

- Решение о восстановлении кассационных сроков рассматривается на отдельном судебном заседании, о котором извещаются все стороны, - продолжает Крючкова. - Нас никто не извещал об этом, нет никаких почтовых отправлений, а в протоколе записано, что все стороны присутствуют! Но нас там не было!

Такое ощущение, что у меня дежавю: в деле о пенсионерах-"вредниках", когда недоначисленные суммы составляли миллионы, для Пенсионного фонда в судах тоже "вдруг" и "неожиданно" стали пересматривать положительные судебные решения, появляться и пропадать из дел документы, меняться сроки. Тут речь идет о нескольких тысячах рублей, но это ничего не меняет. Фонд социального страхования бьется до конца. Ни копейки пенсионерка не должна получить! Главное - чтобы все по закону!

- Мы подаем сейчас частную жалобу в Мосгорсуд, но я не знаю, что мне придет раньше: извещение о похоронах Афониной или повестка в суд, - разводит руками Елена Крючкова.

"...Поверьте, со всей искренностью и усердием мы стараемся облегчить жизнь москвичей в нелегкое время перемен. Мы поддерживаем Вас и в радостные минуты рождения новой жизни, и в тяжелое время болезни, и в горестные моменты утраты близких" (с официального сайта Московского регионального отделения Фонда соцстраха).

Юлия РЫЖЕНКОВА

Рисунок Дмитрия ПЕТРОВА

2010-12-14 20:17:09


Теги: ФСС

Комментарии:

16:38 от 29.12.2010
прохожий
А ещё все в ФСС возмущались, за что мол наших коллег Сергей Рудаков в Тагиле пострелял... Пожалуй было за что...Стрелять конечно не лучший выход, а кто скажет какой лучше? На паперти стоять?