центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
07  (22/02/2006)

Содержание номера

Общество

Сырная история


Московский завод плавленых сыров “Карат” - тот самый завод, который подарил всем нам известные сыры “Дружба” и “Янтарь”. Кроме того, это холдинг российского масштаба, одно из самых динамично развивающихся предприятий. Работники там получают достойную заработную плату, на социальные гарантии не жалуются. Но до сих пор на этом предприятии не было профорганизации. Недавно стало известно, что ситуация должна измениться: в московском горкоме профсоюза АПК сообщили, что сейчас идет предварительная работа по созданию первички на предприятии. Корреспондент “Солидарности” решила побывать на заводе и увидеть его работу собственными глазами.

КАК ПОЯВИЛСЯ ПЛАВЛЕНЫЙ СЫР


У плавленого сыра есть две легендарных даты рождения, отстоящих друг от друга на несколько столетий. Первая относит его появление к XIV веку и приписывает лавры создателей швейцарским пастухам. Они уходили со стадами в горы на долгие дни. В итоге сыр, который они брали с собой, засыхал и есть его было уже невозможно. Тогда они плавили его в котелке с остатками вина. Собственно, это был еще не плавленый сыр, а фондю. Но тем не менее. Вторая легенда гласит, что те же самые манипуляции с сыром проделывали солдаты во время Первой мировой войны.

Так или иначе, в начале двадцатого века в Швейцарии и Соединенных Штатах наладилось промышленное производство плавленого сыра. Дело оказалось достаточно прибыльным - так как плавленый сыр из-за термической обработки дольше хранится, удобен в дороге.

В тридцатых годах в Советском Союзе озаботились тем, что в стране нет своих плавленых сыров. И в столице появился Московский завод плавленых сыров - первое предприятие в отрасли. Работал он по швейцарским технологиям. В 1934 г. с его конвейеров сошел “сырок № 1”. С тех пор завод благополучно развивался. В 1963 г. появилась разработка сырка “Дружба” - самого, пожалуй, известного плавленого сыра на территории бывшего СССР. Он производится до сих пор, и рецептура его не поменялась. Как не поменялась рецептура сыра “Янтарь”. Последний имеет достаточно яркую историю - он был создан годом позже “Дружбы” по специальному заданию правительства. Нужен был плавленый сыр, превосходящий вкусом и качеством “Виолу”. И был создан “Янтарь” - сыр категории “премиум”.

Завод все расширялся, менял помещения. Но в начале 1990-х перестроечная разруха добралась и до него. Завод решили закрыть, а его помещения сдать в аренду. Арендовал его Владимир Корсун, долгое время работавший в мясо-молочной промышленности, а затем основавший собственную компанию по внедрению на предприятиях этой отрасли новейших технологических разработок. Завод реконструировали практически на 70%, а сам Корсун стал его генеральным директором. У предприятия существенно возросли объемы производства, количество рабочих мест на заводе увеличилось вдвое. “Карат” - “поставщик продовольствия для нужд Москвы”, его сыры поставляются в школьные столовые, в армию, МВД, МЧС, пограничникам и даже космонавтам. Недавно заводу удалось получить патенты на марки “Дружба” и “Янтарь”. А также холдингу теперь принадлежат два завода в Воронежской и Саратовской областях.

КАК СДЕЛАТЬ СЫР

Производится плавленый сыр так: из разных частей России (в зависимости от рецепта) сыр доставляют на завод, очищают от пленки, моют и пропускают через большие мясорубки. Затем в полученную массу добавляют молоко, натуральное масло, соли-плавители, в некоторых случаях творог. И все это отправляют в котлы, где и плавят при высокой температуре. Полученную массу фасуют в горячем виде и отправляют в охлаждающую камеру. Затем укладывают в коробки и доставляют покупателю.

В фасовочном цехе очень шумно - работают большие агрегаты, в центре цеха стоит большая холодильная камера. Под потолком - сложная система конструкций, больше напоминающая подвесные дороги. Где-то так оно и есть: по ним передвигаются подвесные контейнеры с продукцией. Возле стен стеллажи с рулонами этикеток. “Дружба”, “Янтарь”, “Городской”, “Кисломолочный”, “Шоколадный”... На производстве сохранили весь старый ассортимент и ввели новый, превышающий прежний в два раза.

Прямо возле входа фасуют творожки в круглых баночках. Две женщины захватывают с конвейерной ленты по четыре баночки - как раз ряд в коробке. Остальные придвигают им пустые коробки, заклеивают наполненные и закладывают стаканчики в аппарат. Рядом другая линия. Там в машину закладывается лишь пластиковая лента. Одно движение машины - и в ленте выдавлены прямоугольные контейнеры, второе - налит творог, третье - наклеена этикетка, четвертое - творожки отделяются друг от друга. На производство этих творожков идет творог и сметана, их очень любят в регионах, а в Москве их охотно закупают школьные столовые.

А вот шоколадный сыр в коробки не укладывают. В отличие от холодных творожков, сначала он попадает в металлические контейнеры, затем в холодильную камеру и лишь потом упаковывается. При его производстве используются сыры несоленых типов, вымоченные в молоке, какао и сахар. Получается вкусный и низкокалорийный продукт, которых из плавильных котлов по трубам заливается прямо в тару. Последняя бывает трех видов: современная прямоугольная (примерно грамм на 400), круглые светлые баночки поменьше (их дизайн остался неизменным с советских времен: практика показывает, что покупатель предпочитает именно их) и маленькие треугольники в фольге. Недавно налажен выпуск “шоколадного ассорти” - с маком, кунжутом, фундуком.

Колбасный сыр на “Карате” коптят в специальной камере дымом от буковой чурки. Процесс этот обходится недешево, и поэтому многие производители вводят в сыр вместо этого так называемую “коптильную жидкость”. Она придает необходимые запах и вкус, но далеко не безвредна.

Но больше всего шума, как мне показалось, исходило от установки по производству слайсов - порционных пластинок бутербродного сыра. Вокруг нее деловито суетились люди, а большие ленты еще не разрезанных слайсов пропускали через длинный желоб с водой - охлаждали. Установка эта появилась в феврале 2004 г. и делает по 1000 слайсов в минуту. Еще из нового оборудования - большая машина по фасовке ассорти в круглые картонные коробки. Кроме шоколадного ассорти, есть и обычные: с ветчиной, зеленью, семгой, с копченым лососем... Такие вот разнообразные формы приняло изобретение швейцарских пастухов спустя века. Жаль, только, не удалось увидеть, как фасуют сыры для космонавтов.

КАК ЖИВУТ СОВРЕМЕННЫЕ СЫРОВАРЫ

О том, как живут современные сыровары, нам рассказал директор завода Владимир Корсун.

- Владимир Архипович, насколько возросло производство с перестроечных времен?

- С 10 до 21 тыс. тонн продукции, и мы можем увеличить производство еще больше, но это зависит от спроса. Сейчас мы занимаем около 25% на российском рынке сыров и существенно потеснили импорт. Хотя сегодня это все очень относительно. Тот же “Хохланд” давно производится в России, но мы его нашим продуктом не считаем. Все равно он западный. Хотелось бы занять 40% на рынке; возможно, в ближайшие пять лет нам это удастся. А может, и раньше.

- Чем можно объяснить такое трепетное отношение к “Дружбе” и “Янтарю”?

- Чем? Тем, что это идеал. В конце концов, это подтверждено количеством наград. Мы даже решили отказаться от участия в конкурсах. Время и силы это отнимает, а мы не должны уподабливаться Брежневу и коллекционировать медали.

- Насколько увеличилось количество работников на вашем предприятии?

- Изначально их было около трехсот. А сейчас 750 человек. Практически все “старые” работники остались. А новые прибавились за счет департамента продаж и маркетинга - там сейчас работают 250 человек. Нарастить производственные мощности мы всегда сможем. Был бы спрос. От него зависит все. Люди голосуют за нашу продукцию кошельком, и это самый лучший контролер. В принципе нашей работы закупка только качественного сырья. Запад забыл, что такое чистое молоко. Оно у них может быть технически чистым. Без примесей. Но биологически чистым оно не будет. И сделать с этим ничего нельзя: это как радиация - не выводится.

- И сколько же денег получают ваши работники?

- Средняя заработная плата колеблется в районе 20 тысяч рублей. Плюс мы выплачиваем оклад со всеми премиями при рождении ребенка, добавляем премию к отпуску, ко дню рождения, даем ссуды на покупку жилья. Летом снимаем санаторий на море, и дети наших работников могут провести там по месяцу.

- Рабочие на других ваших заводах получают столько же?

- Нет, примерно в два раза меньше. В идеале мы хотим сравнять зарплаты, но только в том случае, если они ее будут отрабатывать. Пока же мы там проводим реконструкцию, и деньги только вкладываем. Реконструкция практически полная, в каждое предприятие нужно вложить по 15 миллионов евро. В Сызрани нам удалось обойтись без сокращений, а вот в Калаче пришлось попрощаться с некоторыми людьми из-за оптимизации производства. А лишних людей не должно быть. До Нового года мы только инвестировали средства в эти заводы. И даже немного подняли там зарплаты в ущерб себе. Но люди увидели, что у них есть будущее. И если они заработают свою зарплату, они обязательно ее получат.

- А кто у вас инициирует социальные программы?

- Я. В конце концов, жизнь состоит не только из работы. И нельзя быть счастливым, если вокруг ходят несчастные люди.

Полина САМОЙЛОВА

Сайт завода “Карат” - www.karatsc.ru
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: