Top.Mail.Ru
Общество

Основной свидетель обвинения

допрашивается по “делу Кобозева”


Именно в связи с показаниями Сергея ЛЕБЕДЕВА и было возбуждено одно из уголовных дел в отношении бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава КОБОЗЕВА, согласно которому Кобозев растратил имущество облсовпрофа.

Всю прошедшую неделю в Волгоградском районном суде давал показания один из основных свидетелей обвинения по “делу Кобозева” - директор Фонда “Содействие туризму и гостиничному обслуживанию” Сергей Лебедев. Поскольку сейчас каждый свидетель сразу допрашивается по всем эпизодам, то вопросы свидетелю задавались по разным аспектам обвинений Вячеслава Кобозева.

ДВА МИЛЛИОНА НАЛИЧНЫМИ

Экс-председатель облсовпрофа обвиняется, в частности, в том, что якобы в 2005 году с помощью обналичивающих фирм похитил 2,842 млн рублей профсоюзных денег. “Для нужд облсовпрофа”, заключающихся в проведении торжественных мероприятий по случаю 100-летия профсоюзов в России, с расчетного счета облсовпрофа по договорам были переведены безналичные деньги на счета следующих организаций: ООО “Конструкционные и газовые технологии”, ООО МФК “Гарантиз”, ООО “Орбита”. По мнению государственного обвинения, эти компании занимались незаконным обналичиванием средств, а значит, Кобозев, дескать, попросту положил деньги себе в карман.

Обвинение превращается в абсурд, если знать, с каким размахом были проведены торжества в Волгограде. Только в сентябре 2005 года были организованы массовые мероприятия: молодежный форум, заседание трехсторонней комиссии, заседание представителей ассоциации профсоюзов ЮФО “Кавказ”, торжественный концерт в ДК профсоюзов, речные прогулки на пароходе и автобусные экскурсии для членов исполкома облсовпрофа, гостей и делегатов, выездной семинар в Сочи, в котором участвовали 150 профактивистов, и многие другие мероприятия. Плюс подарки участникам, золотые памятные медали и прочее. Возникает вопрос: если деньги были украдены Кобозевым, то кто оплачивал это все?

Свидетель Лебедев на суде уверял, что никакого отношения к организациям, на счета которых переводились средства, не имеет. Странно было бы, если бы он говорил о своей причастности к ним, ведь деятельность этих организаций можно квалифицировать как “незаконная банковская деятельность и мошенничество”. По его словам, за все ответственен некий адвокат Шмарёв, который, вот незадача, умер в феврале 2009 года. А вот о том, что его, Лебедева, секретарша Татьяна Галкина только в сентябре четырнадцать раз ездила в банк снимать по чековой книжке фирмы ООО “Конструкционные и газовые технологии”, к которой не имела никакого отношения, большие суммы наличных денег для этих фирм, Лебедев, оказывается, не знал. Лишь два раза Шмарёв попросил его предоставить Галкиной служебный автомобиль для поездки в банк - только потому, что нужно было снять около 2 млн рублей для передачи наличными Кобозеву. Именно это Лебедев запомнил. Остальные же поездки за деньгами - “не замечал”. Видимо, все остальное время секретарша (а впоследствии и бухгалтер) ездила с сотнями тысяч рублей на трамвае, причем убегая в обед так, чтобы ее непосредственный начальник не догадался, чем она занимается... При этом команды о снятии наличных денег Галкиной давал почему-то Шмарёв по телефону... Абсурд.

- В этот раз показания свидетеля разительно отличаются и от данных им же показаний на предварительном следствии, и от данных ранее в суде. Свидетель прибегает к формуле “я не помню - прошло много времени”, - поясняет “Солидарности” адвокат Андрей Алёшин. - В ходе допросов при первом рассмотрении дела свидетель Лебедев помнил и излагал обстоятельства получения наличных у организации ООО “Конструкционные газовые технологии”, сколько было чековых книжек, когда и кем они выдавались. Сейчас он этого всего не помнит, хотя исследованными доказательствами подтверждаются его заведомо ложные показания. Он, например, отрицает факты бухгалтерского обслуживания бухгалтерами контролируемых им организаций фирмы ООО “Конструкционные и газовые технологии”, хотя они доказаны органом предварительного следствия и установлены судом при первом рассмотрении дела. Свидетель Галкина, которая допрашивалась ранее, дала показания о том, что вообще не знает Шмарёва, а указания снимать деньги ей давали непосредственно Сергей Лебедев и Леонид Мильман. При оценке показаний свидетеля Лебедева необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что, по нашему убеждению, именно в его действиях усматриваются признаки мошенничества, о чем мы неоднократно заявляли, а также то, что в силу закона он не обязан свидетельствовать против себя самого. Таким образом, используя это, Лебедев с целью самозащиты и избежания ответственности пытается представить виновным лицом Кобозева.

Любопытно, что до сих руководителям “обналичивающих” фирм не предъявлено никаких обвинений... Более того, они даже не найдены...

РАСТРАТА ИЛИ СПАСЕНИЕ?

- Скажите, к вам обращался Кобозев с просьбой оформить на него, как на физическое лицо, долю в гостиничном бизнесе, который связан с эксплуатацией здания гостиницы “Турист”? Я формулирую вопрос так, как написано в обвинении, - спросил судья Сергея Лебедева.

Это еще один пункт обвинения Вячеслава Кобозева: его обвиняют в растрате “вверенного ему облсовпрофом имущества в виде 895 (из 1000) долей в праве собственности на гостиничный комплекс “Турист” в виде трех зданий, стоимостью 134 071 000 рублей, чем облсовпрофу причинен ущерб в особо крупном размере”.

- Кобозев обращался с данным вопросом, но я ему тогда пояснил, что в существующей организационно-правовой форме организации этого сделать нельзя, - ответил свидетель.

В то время “Турист” находился в доверительном управлении Фонда “Содействие туризму и гостиничному обслуживанию”, но такая организационно-правовая форма не дает возможности заниматься коммерческой деятельностью.

- Какая же для облсовпрофа была выгода в передаче долей имущества в Фонд, если облсовпроф не получал никаких средств от эксплуатации туркомплекса? - не понял судья.

Лебедев пояснил:

- Потому что при прошлой управляющей компании балансовая стоимость туркомплекса “Турист” была доведена до критической отметки, возросла кредиторская задолженность, и существовала вероятность того, что это имущество облсовпроф может потерять. При создании Фонда облсовпроф остался собственником, что в тот момент было наиболее важным, и передал туркомплекс в управление организации, единственным учредителем которой он же и является - таким образом, он продолжал его контролировать.

По словам свидетеля обвинения получается, что Кобозев не только не “растратил” профсоюзное имущество, но фактически просто спас его! Между прочим, облсовпроф до сих пор продолжает владеть туркомплексом через учрежденный Фонд. До чего же абсурдны обвинения, если их опровергают слова даже свидетелей обвинения!

В ходе судебных заседаний случился один довольно показательный момент. Представитель потерпевшей стороны (облсовпрофа) не могла присутствовать на одном из заседаний. И государственный обвинитель, и защитники - адвокаты Кобозева сказали, что они считают невозможным в этот день рассматривать дело, так как это нарушает права потерпевшего. Однако судья, вопреки требованиям закона и единодушному мнению сторон процесса, принял решение о продолжении рассмотрения дела. Подобного рода “мелкие нарушения” закона, которых не было на предыдущем процессе, дают защите основания полагать, что суд заинтересован в определенном исходе дела.

- Фактически этот процесс на данной стадии превратился в борьбу не со стороной государственного обвинения, а в состязание с самим судом, который выступает в роли стороны обвинения. Результат в таких случаях всегда очевиден, - возмущается адвокат Кобозева.

Впрочем, адвокаты один раз уже добились признания экс-председателя невиновным. Теперь они постараются это повторить. Несмотря ни на что.

Юлия РЫЖЕНКОВА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика