центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Общество

Вячеславу Кобозеву продлили домашний арест



Бывшему председателю Волгоградского облсовпрофа суд продлил содержание под домашним арестом, несмотря на то что КОБОЗЕВ нуждается в медицинском обследовании и, находясь дома, не может полноценно лечиться. Якобы только домашний арест может обеспечить “надлежащее поведение” подсудимого. А от свидетеля Оксаны АРИСКИНОЙ, по всей видимости, пытались добиться “надлежащих” показаний. Пока она не почувствовала себя плохо.



На минувшей неделе Центральный районный суд Волгограда продолжил допрос свидетелей в рамках повторного рассмотрения “дела Кобозева”. На этот раз суд допрашивал Оксану Арискину, одного из работников Волгоградского обкома ГМПР. Несколько лет назад она была управляющей делами облсовпрофа. Надо отметить, что суд уже вызывал этого свидетеля для дачи показаний, но она находилась на больничном. Пришлось отложить ее допрос. Впрочем, теперь, когда свидетель появилась в здании суда, дело быстрее не пошло - за три дня Арискину допросили всего лишь по первому эпизоду обвинения.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА

Сторона обвинения придерживается такой позиции: номер постановления, в котором одобрено внесение подвала в уставной капитал ООО “Туркестан”, совпадает с номером другого постановления исполкома облсовпрофа - о соглашении с ректорами вузов, следовательно, постановление - подделка.

Из слов Оксаны Арискиной стало понятно следующее. На заседании исполкома, состоявшемся летом 2004 года, обсуждалась судьба подвального помещения в здании облсовпрофа. Звучало ли там название ООО “Туркестан”, свидетель не помнит, но точно помнит, что обсуждалась необходимость создания точки общепита в подвальном помещении и члены исполкома поддержали эту идею. Однако руководитель Фонда управления собственностью профсоюзов (на тот момент) Валерий Безруков не подготовил вопрос должным образом документально. Соответственно, ему поручили текст постановления доработать. Так как текст постановления Безруковым не был подготовлен, то в начальной повестке дня и в протоколе (формирующемся из заранее приложенных документов) вопрос не был отражен, так же как в итоговой повестке дня (в черновом варианте повестки вопрос был). Специалист Андрющина, на которую было возложена обязанность составлять протоколы заседаний исполкомов на основании передававшихся ей после заседаний документов, на самих заседаниях исполкома никогда не присутствовала и, соответственно, не знала о факте рассмотрения вопроса о подвале. Так этот вопрос не попал в протокол.

Через некоторое время с текстом этого не подготовленного вовремя постановления к Арискиной пришла Светлана Ивендикова, представлявшая сторону инвестора: ей нужно было постановление для оформления документов по передаче подвального помещения в уставной капитал ООО “Туркестан”. Свидетель сообщила, что ей позвонил Безруков и попросил сообщить Ивендиковой последний номер постановления июньского 2004 года заседания исполкома, после чего она позвонила Кобозеву и убедилась, что это одобрено руководством. Затем позвонила подчиненной Андрющиной, узнала, какой номер постановления был последним в протоколе исполкома, когда обсуждался вопрос об общепите, и выдала Ивендиковой этот порядковый номер, записав на листе бумаги. Через некоторое время Ивендикова принесла Арискиной уже полноценный текст постановления, со всеми реквизитами, и Арискина поставила на него печать. И лишь спустя годы Арискина узнала, что она дала Ивендиковой неправильный номер: Андрющина ей дала номер уже принятого постановления, и этот номер уже имело одно из постановлений того же заседания исполкома.

- Когда стало известно, что произошла ошибка? - спрашивала свидетеля защита.

- До 2009 года никто не задумывался и не знал о том, что произошла такая техническая ошибка и к чему она приведет - один номер был присвоен сразу двум постановлениям. Это техническая ошибка. Если бы мы знали об этом ранее, то, конечно же, все бы исправили... Но, к сожалению, эту ошибку обнаружили следователи.

- Кто допустил техническую ошибку?

- Андрющина, я, Безруков.

- Это единичная ошибка?

- Да, мне не припоминается больше таких случаев.

Бывший председатель облсовпрофа Вячеслав Кобозев подтвердил, что ошибку можно было бы очень легко исправить, если бы о ней знали: “Эта ошибка случилась оттого, что оформлением документов по ООО “Туркестан” занимался человек, не знакомый с нашей “кухней”, - Ивендикова. В данном случае также Безруков не выполнил как надо свои обязанности”.

ПО СТО РАЗ И СНОВА

Казалось бы, информация практически исчерпывающая. Однако допрос относительно двух постановлений (вышеупомянутого и другого, в котором исполком одобрил продажу подвала ООО “Евростиль”) занял, ни много ни мало, три дня. Свидетелю задавали множество однообразных вопросов. А затем ей приходилось еще объяснять, почему нынешние показания в каких-то деталях расходятся с показаниями, данными на следствии. Что вообще-то вызывает мало удивления. К следователям на допросы ее привозили прямо из больницы, где она лежала после операции. И, как видно не только со слов свидетеля, но и из документов, задавали вопросы типа “зачем вы изготовили подложное постановление?”. На то, что следователь оказывал на нее психологическое давление, Оксана Арискина жаловалась еще в прошлом судебном разбирательстве.

Впрочем, и в зале суда ей пришлось немало понервничать. В частности, от Арискиной потребовали вспомнить присутствие на вышеупомянутых заседаниях всех членов исполкома. Пофамильно. Сотрудников аппарата. Пофамильно. От нее требовали назвать номера постановлений, точные даты. Она должна была объяснять, почему она помнит одни вещи и не помнит другие. Ей пришлось узнать, что она должна была особенно хорошо помнить именно обсуждение вопросов недвижимости, потому что прокурору кажется, что они “очень важны и должны запоминаться”. Ей намекали на то, что из-за расхождения с показаниями, данными на следствии, ей может грозить уголовная ответственность. Через пару часов стало очевидно, что цель у этого, уже не проясняющего никаких важных деталей, допроса одна: добиться, чтобы хоть какие-то слова свидетеля вторили обвинению. Чтобы именно эти слова внести в протокол судебного заседания, на недостоверность изложения которого уже не раз жаловалась сторона защиты.

На третий день допроса Оксана Арискина уже не смогла отвечать, почему она чего-то не помнит. У нее случился приступ сильной головной боли, что видели все участники процесса, да и, впрочем, неудивительно, так как она и в этот раз в зал суда попала сразу с больничного. И допрос перенесли на следующую неделю.

ДОМАШНИЙ АРЕСТ ПРОДЛИЛИ

Под занавес заседания Вячеславу Кобозеву вновь продлили домашний арест. Защита ходатайствовала об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. На данный момент Кобозев нуждается в серьезном медицинском обследовании (в прошлом году ему сделали кардиологическую операцию), которое, естественно, невозможно провести дома. Во время первого судебного рассмотрения дела бывший председатель облсовпрофа не нарушал режима и не покидал города без разрешения суда. В то время как защита зачитывала все эти аргументы более подробно, судья, не поднимая головы, занимался своими делами. Через полтора часа было готово решение: домашний арест продлить до 16 марта 2013 года, ибо “только так можно обеспечить надлежащее поведение подозреваемого”.



“А”-СПРАВКА



Напомним, что Волгоградскому облсовпрофу принадлежит 15-этажное здание по ул. Советской, 5. Здание было передано в оперативное управление Фонду по управлению собственностью волгоградских профсоюзов. В 2004 году в облсовпроф обратились инвесторы с предложением из нежилого подвала сделать точку общепита. Именно такой вариант использования подвала предлагал Фонд по управлению собственностью под руководством В.А. Безрукова, так как подвал кроме расходов на содержание и уборку профсоюзам ничего не приносил. А создание точки общепита стало бы приносить доход и решило бы проблему питания сотрудников. По инициативе инвестора было создано ООО “Туркестан”, куда облсовпроф, как соучредитель, внес в качестве 40% вклада в уставный капитал само подвальное помещение. Инвестор взял кредит под проект, но вернуть не смог. И в апреле 2006 года в связи с критической финансовой ситуацией в ООО “Туркестан”, связанной с возникшими при участии директора Ж.Х. Барбара долгами (в отношении него до сих пор по данному факту расследуется уголовное дело), исполком облсовпрофа одобрил продажу подвала. Ремонтные работы в подвале к тому времени еще не были закончены. Так что ООО “Туркестан” было вынуждено продать подвальное помещение ООО “Евростиль”. Как выяснилось в суде, ООО “Евростиль” в дальнейшем продало подвал ООО “Сияние”. Сейчас в этом подвале успешно функционирует ресторан “Чешский двор”.



Полина САМОЙЛОВА

2012-12-19 12:11:17


Комментарии:

Читатель-правдолюб
13:30 от 06.01.2013
Да, расплодились под крышей облсовпрофа дармоеды и мошенники...грозится