центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
09  (17/03/2004)

Содержание номера

Политика

От Минтруда <br>остался только след


Судьба ведомства остается неизвестной



После издания указа президента России о новой структуре органов исполнительной власти ситуация с одним из важнейших для профсоюзов ведомством - Министерством труда и социального развития - оказалась совершенно запутанной. Одним и тем же президентским указом оно упраздняется и одновременно сохраняется до внесения изменений в федеральные законы. И когда это произойдет - неизвестно. Министерство стало призраком: люди приходят на работу, отвечают на телефонные звонки, работают с документами, ездят в командировки, рассматривают жалобы, а руководства у этого органа власти нет. И даже вывеску уже сняли.

Разобраться с судьбой ведомства корреспонденты “Солидарности” попытались на следующий день после оглашения указа, в соответствии с которым полномочия Минтруда переходят к вновь образованным Министерству здравоохранения и социального развития и Федеральной службе по труду и занятости. Согласно указу последней поручаются “правоприменительные функции, функции по контролю и надзору”. Функции контроля и надзора в сфере труда всегда осуществляла Федеральная инспекция труда (в просторечьи - Гострудинспекция). Она существовала при Минтруде. Наш источник в федеральной Гострудинспекции рассказал корреспонденту “Солидарности”, что все пока ходят на работу, а сам он собирается выехать на расследование несчастного случая. “Извещений об увольнении никому пока не выдали, но мы себя чувствуем в подвешенном состоянии. Ведь в новом указе ничего не сказано, кем мы теперь будем”, - заключил он.

В Гострудинспекции Москвы настроение царит боевое. Туда корреспондент “Солидарности” обратился, представившись работником, чьи права работодатель нарушил со словами: “если придет трудовая инспекция, я ее с лестницы спущу - она теперь вне закона”. В ответ главный государственный инспектор Владимир Шаров заявил: “Скажите своему “умному” руководителю, что он сам не знает и еще вас запугивает. В указе было написано: упразднить Министерство труда и соцразвития и возложить исполнение обязанностей и функций впредь до изменения законодательства на Федеральную службу по труду и занятости. Но функции контроля и надзора за соблюдением законодательства о труде и охране труда осуществляет единственный орган - Федеральная инспекция труда. Других таких органов нет. В связи с этим данный указ не освобождает нас от функций контроля и надзора до изменения законодательства о труде. Мы не обязаны ничего доказывать работодателю. Кто он такой, чтобы государственных чиновников контролировать или требовать от них какую-то информацию? Пусть звонит в администрацию президента РФ и уточняет. Чтобы убрать Федеральную инспекцию труда необходимо прежде убрать Кодекс административных правонарушений, Трудовой кодекс и т.д. Пусть ваш руководитель не думает, что власть изменилась. Мы работаем и по-прежнему исполняем свои функции в их полном объеме. И если нужно, оштрафуем вашего руководителя”.

О том, кто и как будет осуществлять все эти функции в будущем, в самом Минтруде никто не знает. По словам начальника пресс-службы Равиля Тулумбаева, пока никаких распоряжений нет. Сейчас начался процесс ликвидации хотя о сокращении пока никого не предупреждали. Но и сведениями о том, как будет строиться деятельность новой федеральной службы по труду и занятости, он не располагает: “И никто вам сейчас ничего не скажет”.

По словам министра экономического развития и торговли Германа Грефа, административная реформа готовилась почти два года, а (цитирую сообщение информационного агентства РБК. - Авт.) “глава правительства потребовал от министров представить до 20 апреля 2004 г. проекты положений о федеральных министерствах, службах и агентствах. Данные положения будут определять структуру министерств и численность их работников, а также перечень федеральных государственных учреждений и других организаций, им подведомственных”. И “в течение месяца Минфин, МЭРТ, Министерство здравоохранения и социального развития должны представить в правительство предложения об установлении системы оплаты труда в ведомствах”. Возникает естественный вопрос: чем два года занимались чиновники, готовившие реформу, если всех этих положений к ее началу не оказалось? Нет и поправок к действующим федеральным законам, и сколько времени потребуется на их разработку и принятие, остается только гадать.

Алексей ОРДЫНСКИЙ


ОПРОС: КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ТОМУ, ЧТО МИНТРУДА УПРАЗДНЕНО?

В связи с административной реформой “Солидарность” провела опрос профсоюзных лидеров.

Вопросы:
1. Как вы относитесь к тому, что Минтруд упразднен?
2. Как вы относитесь к тому, что министерство здравоохранения и социального развития возглавил Михаил ЗУРАБОВ?
3. Нужно ли профсоюзам что-то менять в своей структуре в связи с изменениями в правительстве?


Михаил ТАРАСЕНКО, председатель Горно-металлургического профсоюза РФ:


1. Прежде всего это показывает, что вопросы труда для нашего государства - не приоритетны. Нехороший симптом и в том, что изменения коснулись социального блока. Вместо министерства труда создана федеральная служба, но я не очень понимаю, какой смысл в этой замене.

2. Может быть, Зурабов - не самый худший вариант. Этот человек работал в Минздраве, занимался пенсионной реформой, думаю, справится и здесь.

3. Связывать реорганизацию правительства с реорганизацией профсоюзов будет самой крупной ошибкой.

Александр СИТНОВ, председатель Российского профсоюза работников химических отраслей промышленности:

1. Минтруд не выполнял те задачи, которые ставила жизнь, это без сомнений. Но они ведь не исчезли с упразднением министерства. Мне кажется, что все эти перемены - декоративные вещи. Ничего серьезного не происходит и не произойдет.

2. Зурабов - профессионал. Но как он будет руководить министерством - время покажет.

3. Профсоюзы сами определяют, когда надо менять свою структуру. И это не должно быть связано с преобразованием в правительстве.

Анатолий НАЗЕЙКИН, председатель Общероссийского профсоюза работников связи РФ:

1. Считаю, для профсоюзов Минтруд, конечно, нужен. Только работать он должен более эффективно, а не так, как при Александре Починке.

2. Хочется надеяться, что Зурабов в роли министра будет заботиться о создании новых рабочих мест. Но особого восторга я не испытываю. У меня были с ним конфликты, когда он хотел сократить рабочие места для наших членов профсоюза - работников почты, в основном женщин. Кстати, Минтруд нас так же не поддержал тогда.

3. Мы уже объединились в Ассоциацию профсоюзов транспорта и связи, которую я возглавил в прошлом году, и она полностью вписалась в сферу Министерства транспорта и связи. У нас появился социальный партнер.

Михаил КУЗЬМЕНКО, председатель профсоюза работников здравоохранения РФ:

1. В целом - это недальновидная политика. С другой стороны, мы пока не знаем ни функций, ни положений, по которым должны работать новые структуры правительства, поэтому более детальной оценки дать не могу. Но с моей точки зрения, из объединения Минздрава и Минтруда получился не очень удачный гибрид. Коль скоро у нас социальное государство, то и внимания социальным проблемам должно быть больше.

2. Для меня просто удивительно, что назначили Зурабова. Я его знаю с того момента, когда он стал заместителем министра здравоохранения по экономике. Вопросов здравоохранения как таковых он не знает. Единственно меня радует, что к нему в замы пришел очень грамотный организатор здравоохранения, которого я очень хорошо знаю, - это Владимир Стародубов. Думаю, это означает значительное усиление здравоохранения. Но сможет ли Стародубов один поднять все это - вопрос пока остается.

3. Я не вижу для своего профсоюза необходимости с кем-то объединяться. Что касается других профсоюзов, то надо сначала посмотреть, как реально будут работать новые правительственные структуры.

Виталий БУДЬКО, заместитель председателя ФНПР:

Упразднение Минтруда и создание на этой базе Федеральной службы по труду и занятости - это превращение одной из важных функций государства во что-то непонятное, с совершенно другим набором полномочий. Перевод на уровень федеральной службы означает резкое снижение значимости данной структуры. У нее теперь наверняка будут другие права.

Насколько мне известно, ни одна цивилизованная страна не может себе позволить, чтобы не было специального органа по решению трудовых вопросов на самом высоком уровне. В России почему-то пошли по другому пути.

В Российской трехсторонней комиссии главным представителем государства было Министерство труда. С понижением его уровня трудно сказать, что будет с РТК, нас беспокоит, что снизится ее уровень. И хотя трехсторонняя комиссия считалась совещательным органом, все согласованные в РТК поправки учитывались. А как будет сейчас, мы не знаем, что и вызывает у нас опасения.

Опрос подготовил Алексей РЕУТСКИЙ
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: