центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
09  (17/03/2004)

Содержание номера

Политика

Подсчет голосов "Солидарности" и оппозиционных кандидатов


Начиная с недавних думских выборов, в заявлениях оппозиционных политиков все чаше стало сквозить недоверие к проводимому властью подсчету голосов. Во время выборов президента страны корреспондент “Солидарности” понаблюдал за подсчетом на одном отдельно взятом московском избирательном участке. Оказалось, что, по крайней мере, в одной районной комиссии выборы и подсчет голосов проходили открыто и почти честно: фамилии нашего корреспондента Айдара БУРИБАЕВА в избирательных списках не оказалось.

Проверять систему голосования было решено в ближайшем к дому районном участке. Для начала я, сохраняя инкогнито, отправился туда исполнить свой гражданский долг, выбрать лидера страны на ближайшие четыре года. Многочисленные утверждения о подтасовках, вбросе избирательных бюллетеней и принудительном голосовании прибавили настороженности и наблюдательности. В довершение всего оказалось, что моя фамилия в списках избирателей не значится, хотя в своей квартире я проживаю последние 20 с лишним лет, и надолго никуда не уезжал.

Сенсации, правда, не получилось. Как выяснилось позже - это обычная российская ситуация. Виноваты ЖЭКи, предоставляющие в избиркомы устаревшие списки. Из двух тысяч местных жителей, значащихся в списках, лишь 12 не нашли там своих фамилий, а для 25 граждан бюллетени оказались лишними - люди либо умерли, либо выехали из района. Для потерянных ЖЭКом жильцов работники комиссии предусмотрели особый столик, где, показав паспорт с местной пропиской, можно получить избирательный бюллетень без сверки со списком избирателей. В наблюдатели прессу, как выяснилось, пускают охотно и без лишних вопросов, достаточно лишь показать редакционное удостоверение.

“Мужчина, быстрее бегите, у вас полминуты осталось!” - так встретили в районной комиссии меня, пришедшего на процедуру подсчета голосов, спутав с припозднившимся избирателем. Разбором и сортировкой “волеизъявлений” занимаются учителя той школы, где расположился избирательный райком. “В прошлые выборы весь коллектив целые сутки работал. В восемь утра начали выборы, и в 8.15 следующего дня закончили подсчет, т.е. отвезли бюллетени в округ”, - рассказывает председатель комиссии и завуч школы Татьяна Калмыкова. “Спрашиваете, зачем нам всем это нужно? Дети у меня тоже спрашивают: “Мам, зачем тебе это?”, а я даже и не знаю, что сказать им. Нам предложили организовать избирательную комиссию, ну мы и согласились. Вот теперь опять целые сутки работать” - улыбается завуч. Деньги за такую работу государство платит не самые большие; за прошедшие думские выборы учительницы получили около 1500 рублей, а сейчас, как считает Татьяна Калмыкова, будет даже меньше.

Почему-то законность происходящего в нашей школе ни одного из кандидатов не заинтересовала. Видимо поэтому они и не прислали на наш участок никаких наблюдателей. Непосредственно перед подсчетом голосов одна из сотрудниц районного избиркома “погасила” неиспользованные бюллетени, то есть отрезала у них нижний уголок, и поместила остатки в черный полиэтиленовый мешок. Каждое действие велось по специальной ЦИКовской инструкции: вскрыли две избирательные урны, бюллетени высыпали на стол. Обстановка как-то сразу оживилась, пошли шуточки. А учительницы, с примерным для своих школьников прилежанием, принялись отыскивать недействительные бюллетени, безжалостно откладывая в сторону предметы народного творчества: многие одаренные избиратели решили выразить свое отношение к тем или иным кандидатам, нарисовав на бюллетенях рожицы или написав на них свои наказы народным избранникам. Было, например, предложение “разогнать всех местных махинаторов и подчинить народ непосредственно федеральной власти” и пожелания политикам “пожить, как мы живем”. Всего испортили 14 листков из двух тысяч.

Затем сотрудницы принялись раскладывать по кучкам бюллетени с голосами за того или иного кандидата. На столе вскоре образовалось две большие стопки и несколько маленьких. “Путинская” кучка, - это какая?” - поинтересовался я. “А обе большие кучки - это “голоса” Путина, просто девочкам на той стороне стола удобно складывать его бюллетени отдельно” - пояснила одна из учительниц. “Окученные” бюллетени быстро пересчитали, а результаты занесли в протокол. Вся процедура заняла около полутора часов. В итоге местные избиратели отдали за действующего президента почти 73% голосов - при явке избирателей чуть более 70%.

ТИХИЙ ШТАБ ОППОЗИЦИИ

В канун выборов неприятие мощи административного ресурса сплотило штабы Сергея ГЛАЗЬЕВА и Ирины ХАКАМАДЫ. Кандидаты, построившие свою предвыборную программу на оппонировании Владимиру ПУТИНУ с разных флангов, честно попытались объединить свои усилия хотя бы на этой платформе. Инициативная группа из числа доверенных лиц Хакамады и Глазьева в день голосования организовала Общественный центр по контролю над ходом президентских выборов. Расположился этот неформальный штаб оппозиции в Центральном Доме журналиста. Туда должна была стекаться вся информация из штабов трех кандидатов обо всех нарушениях, отмеченных в ходе выборов. И вот что у них получилось...


14 марта. Семь часов вечера. В концертном зале Домжура стартует работа центра по контролю над ходом выборов. Начинается она с пресс-конференции Хакамады и Глазьева. Ажиотаж сумасшедший. Журналистов около сотни. Телевизионщики и фотографы бьются за местечко под люстрой и походя отвешивают тумаки путающимся под ногами и штативами пишущим собратьям.

Хакамада рассказывает, что на “горячую телефонную линию” в штабе поступило уже почти 170 звонков, из них получено 110 вразумительных сообщений о нарушениях. Она сообщает о неоднократных “попытках манипулировать голосованием”. Так, “на некоторых участках в Пензе” висит плакат с лозунгом “Путин - наш президент”, что совершенно чудовищно. Хакамада отмечает, что “на местах административный ресурс пошел в полный разгул. И это даже не объясняется традиционным у нас холопством чиновных людей, а есть какая-то мотивация у них... В регионах идет соревнование за бюджетные деньги, и это, конечно, катастрофа!”

Глазьев объявляет, что выборы ему напоминают “ситуацию, когда приходишь играть в шахматы, а твой противник достает дубину и начинает ею играть в городки... Так что впору говорить даже не об административном ресурсе, а о ресурсе криминальном. И если властям этот произвол сойдет с рук сейчас, то в 2008 году вся страна будет голосовать, как в психиатрической больнице номер четыре города Москвы!” А в больнице этой, как рассказывает глава глазьевского штаба Яна Дубейковская, приключилось следующее: “При голосовании всем больным были розданы бюллетени, в которых уже была проставлена галочка против фамилии Путин. А когда двое (видимо, совсем больные. - В.Б.) попросили чистые бюллетени, им сказали: других у нас для вас нет”. А вот еще был случай, и тоже в Москве. К бабушке-старушке на дом приходят добры молодцы из числа социальных работников с урной и, давши ей законный бюллетень, спрашивают: за кого голосовать будем? Пенсионерка отвечает, что за Глазьева, и, действительно, делает это. В ответ ребята, не приняв у нее заполненного бюллетеня, торжественно уходят вместе с урной.

Рассказав о наиболее вопиющих случаях произвола и констатировав радикальное усиление адмресурса на этих выборах, Глазьев и Хакамада уезжают. Позднее выясняется, что у обоих есть обширная программа и большие планы на выборную ночь. Журналистам намекают, что Хакамада “на 90% уже сюда не приедет”. Глазьев - то ли приедет, то ли нет. В общем, “одно из двух” и “пятьдесят на пятьдесят”. В начале десятого объявляют, что Глазьев даст еще одну пресс-конференцию, и потом уже никого из персон не будет, а с прессой всю ночь будут общаться инициаторы проекта и устроители мероприятий, прежде всего - представители ассоциации “Голос”, пытающейся вести мониторинг нарушений по всей стране. Как это им удастся сделать, не понимает даже исполнительный директор “Голоса” Лидия Шибанова. Она рассказывает нам: “В стране 94 тысячи избирательных участков, а мы можем выставить чуть больше четырех тысяч наблюдателей-добровольцев”.

В это время представитель штаба Хакамады - Ирина Давыденко - наконец рассказала о той системе наблюдения, которая задействована общественным центром в ходе президентской избирательной кампании. Помимо традиционных наблюдателей на избирательных участках “в нашей работе задействованы - впервые, это нововведение! - и рядовые избиратели, которые с самого утра звонят на “горячую линию”, сообщают о нарушениях, оставляют свои данные, адрес и номер избирательного участка”. Тут нам окончательно разъяснили смысл цифр, появляющихся на большом плазменном экране. Оказалось, что на сетевой ресурс “Голоса” в реальном времени помещают звонки общественно активных избирателей, стремящихся сообщить о нарушениях.

В половине девятого, когда нам об этом рассказали, “цифирь” уже давно перестала обновляться - видимо потому, что избирательные участки на большей территории страны уже закрылись, а из дома избирателю, понятно, звонить несподручно, да уже и не хочется. Как бы то ни было, к восьми часам на “Горячую линию” было получено 188 сообщений со всей страны, причем из позвонивших аж 129 человек решились оставить сообщение о нарушении. Как честно предупредила нас Ирина Давыденко, особых откровений нынче ждать не приходится: “система будет работать до четверга включительно, потому что наибольшее количество информации приходит через 2 - 3 дня после голосования; кроме того, и люди, обрабатывающие сообщения, слегка отдохнут и отоспятся”.

Устроители мероприятия тем временем регулярно бегали в банкетный зал, а затем пригласили угоститься и журналистскую братию, намекнув, что на сегодня, в общем и целом уже можно расслабиться: ни Хакамады, ни Глазьева в этом заведении уже не будет, а их соратники дадут заключительную пресс-конференцию и разъедутся по штабам. После фуршета эти намеки подтвердила и Дубейковская: “После Глазьева здесь будет только пресс-конференция той общественности, которая все это организовала. А мы скоро уезжаем к себе в штаб, хоть он, в отличие от этого зала, занимает очень небольшое помещение. У нас (т.е. у Глазьева. - В.Б.) в штабе - 15 человек, - пожаловалась лидер штаба, - а у Ирины Хакамады - сто двадцать, так что...”

В это время на втором табло поочередно демонстрировались сводки из 3 (трех) субъектов РФ: в одном из них (Красноярский край) - наилучший результат был у Глазьева (23%), в другом (Иркутская область) - у Хакамады (более 9%). Корреспондентка одного из иностранных СМИ экспансивно объяснялась по мобильнику с начальством, настаивая на том, что рост рейтинга кандидата “PROTIV VSEH” ее сильно возбуждает (excite). И действительно, в Красноярске он зашкаливал за 7%.

Наконец последовал второй визит вежливости Сергея Глазьева. Он неожиданно сообщил, что у него в ходе этой кампании вообще “не было возможности использовать электронные СМИ”. Затем выяснилось, что “у Путина результат тем ниже, чем выше у нас”, однако “первые итоги выборов комментировать рано”, потому как “дело не в месте, которое кто-то занял (это не Олимпийские Игры), а в практическом выборе, который страна сделает”.

То, что пока выбор неправильный, было ясно из нескольких очень вялых инвектив в адрес Путина и смелого сравнения его с поздним Ельциным. Кроме того, Глазьев походя пустил шпильку в адрес левого конкурента Харитонова: “Кандидат, занявший второе место, ничем не отличается от других кандидатов, а власть должна уважать мнение всех партий”. Вскоре Глазьев откланялся.

После этого в одиннадцатом часу вечера почти весь журналистский люд, поняв, что тут уже ничего не будет, поддался туземной деревенской привычке и убежал глазеть на манежное пожарище. В итоге от устроителей выступил экс-помощник Ельцина, а ныне свободный публицист-обличитель Павел Вощанов и стал рассказывать, ради чего все затевалось. Но это уже никого не интересовало.

Вадим БАРАБАНОВ
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: