центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
09  (17/03/2004)

Содержание номера

Право

Ветеринаров продолжают преследовать за кетамин


Госкомдурь прет



Госнаркоконтроль продолжает уголовные преследования ветеринаров. 11 марта состоялось очередное судебное заседание по делу одного из них, Константина САДОВЕДОВА, которого обвиняют в сбыте наркотика... кошке. Врачу грозит от 3 до 7 лет тюрьмы. Между тем кетамин официально разрешен для использования в ветеринарии, но до сих пор врачи не могут получить лицензию на работу с препаратом. Пока чиновники решают, как будет выдаваться сей документ, парализована работа целой отрасли.

ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА. ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ


- Хорошо помню свою первую операцию, хотя “свою” - наверное, громко сказано. Я ассистировал отцу, подавал инструменты. Дело было на конезаводе имени Буденного. Во время скачек лошадь сломала ногу, открытый перелом. Животное удалось спасти...

Константин Садоведов вырос в семье ветеринарных врачей. Родители окончили Московскую ветеринарную академию и всю жизнь работали на конезаводах в Ростовской области. А Константин занимался в конноспортивной секции, участвовал в соревнованиях. Школу окончил с первым разрядом по конному виду спорта. Но еще классе в восьмом самостоятельно делал “простенькие” операции. Родители научили. Так что в выборе профессии даже не сомневался и поступил в Московскую ветеринарную академию. Учился легко, но на четвертом курсе перевелся с гражданского отделения на факультет военной ветеринарии. Причину объясняет так: “Наверное, военной романтики захотелось, стоящего дела”. Что ж, “романтики” он хлебнул сполна, когда по окончании института попал служить в Таджикистан, в прославленный Пянджский пограничный отряд.

Через границу переправлялись многочисленные караваны контрабандистов, везли наркотики. Константин рассказал, что за год задерживали до пяти тонн героина! Во время операций по захвату гибли бойцы, а оставшиеся в живых выдерживали на границе не больше полугода. Садоведов продержался целых три года. Когда родилась дочь, уволился - в чине капитана ФСБ, с отличным послужным списком и наградами, в их числе - медаль “Знак отличия за службу в Таджикистане”, “Отличник пограничной службы 3 степени”, орден Пянджского пограничного отряда, благодарности за верную службу отечеству, в том числе и от президента РФ.

(Потом, на суде, Константин покажет обвинителю фото, где он в пограничной форме стоит возле только что захваченного груза героина весом около 150 кг. “Я не знаю, что в этих мешках, - ответит ему прокурор, - может быть, это песок!”)

Вернувшись на гражданку, Константин стал работать ветеринарным врачом в государственной ветклинике Москвы. Были и дежурства, и выездная работа. 21 октября прошлого года раздался звонок. Женщина попросила сделать стерилизацию ее кошке на дому (который оказался квартирой старшего оперуполномоченного Госнаркоконтроля по Москве Михаила Курылева!). Константин приехал, вымыл руки, надел халат и приготовил инструменты. Будущая пациентка спокойно лежала на руках “хозяйки”. Когда врач набрал в шприц лекарство для наркоза, из соседней комнаты появились люди с видеокамерой. Представились: “Мы из наркоконтроля, идет оперативный эксперимент. Чем наркоз делать собрались?”

Константина обыскали и отправили в отдел Госнаркоконтроля по городу Москве, правда, обошлось без наручников. Продержали почти 12 часов. Допрашивали: где взял, кому продавал, как использовал. Унизительно, грубо... На все возражения, что выполнял свой профессиональный долг, отвечали сухо: кетамин запрещен. А потом была еще более унизительная процедура: обыск в квартире, в присутствии жены и двухлетней дочери, а также соседей в роли понятых. Константину пришлось потом извиняться перед соседями, объяснять, что не наркокурьер: “Хорошо еще, что люди оказались понятливые. У одной из соседок кошка, я ее оперировал. А то бы не знал, как жить, когда все вокруг считают тебя преступником!” Его поддерживают многие хозяева его бывших пациентов. Звонят на работу, предлагают помощь. А поддержка Садоведову просто необходима. В прошлом месяце состоялось два заседания суда: ветврача обвиняют в сбыте наркотического вещества путем инъекции... кошке!

- Если бы сейчас был XVIII век, я бы вызвал их на дуэль! - признался врач. - Это подло и бесчеловечно - судить человека за выполнение его профессионального долга!

ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА. ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

- Они приехали с обыском в будний день, и дома никого не было. Тогда они пошли в квартиру к моим родителям. Ввалились впятером, сказали, что я обвиняюсь в сбыте наркотиков и они приехали те самые наркотики искать. Родителям за семьдесят уже, сердечники. Естественно, что после такого заявления обоих свалил приступ.

Александру Дуке, ветврачу клиники “Бон-Пет”, позвонили 25 ноября 2003 года, просили приехать и помочь “крупной агрессивной собаке” - заболели уши. Предупредили, что животное находится в офисе фирмы. Что ж, ситуация обычная. Его часто вызывали и в офисы, и в бары, и на стоянки - животных держат везде. Александр приехал, подготовился к операции, набрал в шприц рамитар, обездвиживающий животное (для процедуры наркоза не требовалось). Но оказалось, что препарата недостаточно, и он добавил в шприц кетамин. В этот момент из соседней комнаты, где якобы находилась больная собака, появились сотрудники наркоконтроля. Они даже не утрудили себя проверкой в клинике, а вызвали ветврача прямо в офис 3 отдела Госнаркоконтроля по Центральному округу столицы.

Александра обыскали, оформив протокол личного досмотра. В шприце нашли только 0,001 г кетамина, зато при обыске машины врача наркополицейским повезло: целых 2 грамма запрещенного средства - это же “сбыт в особо крупных размерах”! Продержали в отделе целые сутки, допрашивали. Он говорил о своем профессиональном долге, о клятве, которую давал в ветакадемии (это же равносильно клятве Гиппократа!) и не нарушал все 15 лет своей работы... Тщетно. Завели уголовное дело, врача отпустили под подписку о невыезде, провели обыск в квартире. Обвинение серьезно - в приобретении, сбыте, хранении и перевозке наркотических или психотропных средств в особо крупных размерах (ст. 288 ч. 4 УК РФ грозит лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с конфискацией имущества). Сейчас дело ветврача Дуки “футболят” по инстанциям. “Ходил к следователю, - рассказывает Александр. - Тот говорит, что в Генпрокуратуре рекомендовано закрыть дело, а московская городская - отказывается. В прокуратуре Центрального округа постановили завершить дело до 15 марта, причем неизвестно, каким образом: или закроют, или будет суд. Дело снова в окружной прокуратуре”.

РОССИИ ВЕТВРАЧИ НЕ НУЖНЫ

“Кто-нибудь из наркополицейских видел, как животное плачет, когда его оперируют “на живую”? - спрашивает Александр Дука.

В последние три месяца российские ветврачи вдоволь насмотрелись боли и слез своих пациентов. По словам врачей, кетамин (биокетан в ветеринарии) они не применяют и делают только срочные операции, когда речь идет о жизни и смерти животного. Берут у хозяев расписку о согласии на операцию без наркоза, вводят обездвиживающие и седативные препараты, чтобы притупить боль, и спасают. Плановых операций не делают. “Видимо, в России ветврачи не нужны, - заявил президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей Сергей Середа, - никого не волнует, что целая отрасль простаивает уже несколько месяцев. Это запрет на профессию, раз мы не можем выполнять свои профессиональные обязанности”.

Более полутора месяцев прошло со дня, когда Минюст подписал документ о внесении кетамина в список препаратов, разрешенных к использованию в ветеринарии. Но разрешение это - только на бумаге. Не закрыты уголовные дела против ветврачей, обвиненных в использовании этого препарата (официальным языком - в сбыте наркотиков). А остальные не могут получить лицензию на работу с кетамином - нет узаконенного механизма. Чиновники из Минюста, Минздрава и Минсельхоза предложили пойти по традиционному пути лицензирования наркотических медицинских препаратов и психотропных средств.

Это означает проверку ветклиник на соответствие требованиям Госнаркоконтроля (наличие сигнализации, охраны, бронированной двери и определенной толщины стен) и проверку личности ветврача, типа: не состоял, не нарушал, не привлекался. Получения только одной справки об отсутствии уголовного прошлого придется ожидать три месяца. Плюс пару месяцев, которые чиновники отводят на рассмотрение документов, - получится срок немалый. Да еще переоборудование клиники под “стандарт Госнаркоконтроля”, по самым скромным подсчетам, обойдется в 3 - 5 тысяч долларов. Такая сумма под силу только крупным частным клиникам, остальные окажутся на грани разорения, считает член совета Центра защиты прав животных “Вита” Константин Сабинин. Как следствие - подорожают операции с применением наркоза, и большинство владельцев животных не смогут оплатить помощь своему питомцу.

Ветеринарные врачи и общественные организации предлагают сократить и упростить срок выдачи лицензии на работу с кетамином. Или, как предложил президент Российской ассоциации ветеринарных врачей Александр Ткачев, вывести этот препарат из группы психотропных. Просто чиновникам соответствующих министерств надо принять совместное решение, но все ждут указа президента РФ о порядке выдачи лицензий ветврачам.

МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

В создавшейся ситуации ветеринарные врачи находятся под двойным ударом, считает главврач ветклиники “Белладонна” Илья Квичко. С одной стороны, используя кетамин в своей практике, они нарушают ст. 228 УК РФ “Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ”. Оперируя без наркоза, ветврач может быть привлечен к ответственности по ст. 245 УК РФ - за жестокое обращение с животными. Адвокат Екатерина Полякова, член Московской коллегии адвокатов, считает, что при действующих законах ветврачи в любом случае окажутся нарушителями. Узаконят “сбыт” кетамина - станут обвинять в незаконной транспортировке, значит, потребуется лицензия еще и на транспортировку. “Врач, даже с лицензией на работу с кетамином, сможет оказать помощь животным только в клинике, - заявил Александр Ткачев. - А если собаку задавили под окнами клиники, и ты сделал пять шагов от бронированной двери - ты уже нарушитель: незаконно транспортировал”. А за жестокое обращение с животными нужно судить не врачей, считает г-жа Полякова, а “любого чиновника, который способствует тому, чтобы ветврачи причиняли боль животным. Их надо привлекать по статье 245, как минимум”.

СПАСАЯ “ЧЕСТЬ МУНДИРА”

Адвокаты и представители ветеринарных ассоциаций выразили общее мнение, что суд над Константином Садоведовым - последний “козырь в рукаве” наркополицейских. И те приложат все усилия, чтобы ветеринара признали виновным. Ведь посадив одного, Госнаркоконтроль сохранит “честь мундира”, сможет беспрепятственно засудить остальных врачей, на которых заведены уголовные дела, и продолжать открытую травлю всех практикующих ветеринаров.

Очередное судебное заседание по делу Константина Садоведова состоялось 11 марта в Кузьминском районном суде столицы. Поддержать коллегу пришли Александр Ткачев и Сергей Середа, Александр Дука и представители Центра защиты прав животных “Вита”. Перед зданием суда состоялся митинг, в котором приняли участие около 50 представителей общественных организаций, студентов и преподавателей столичных вузов, ветеринарные врачи. Люди собрались с целью привлечь внимание общественности к беззаконию, которое творится под благовидным предлогом борьбы с наркотиками.

Свидетелем со стороны обвинения выступила старший оперуполномоченный Госнаркоконтроля по Москве Виктория Воскресенская, которая как раз и вызвала врача на квартиру своего коллеги Михаила Курылева, представившись хозяйкой кошки. Борис Севастьянов, адвокат врача, спросил ее, кому все-таки “сбывал” наркотики ветеринар. Девушка уверенно ответила: “Мне, через кошку. Ведь я же должна была платить деньги!”

В ходе судебного заседания выяснилось, что при задержании Садоведова наркополицейские действовали незаконно. Во-первых, не было письменного разрешения владельцев квартиры на проведение оперативного мероприятия. Во-вторых, внутриведомственные законы запрещают проведение мероприятий в квартирах своих сотрудников. И наконец, личный обыск, которому наркополицейские подвергли ветврача, законен только с согласия суда, после возбуждения уголовного дела. Второй адвокат Константина, кандидат юридических наук Евгений Черноусов, до 1995 года работавший в Главном управлении МВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, собирается задать вопросы по фактам этих нарушений всем свидетелям со стороны обвинения. Слушание дела отложено до 6 апреля. Газета “Солидарность” будет следить за ходом процесса.

Наталья КОЧЕМИНА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: