центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Специальный репортаж

Жизнь в другом измерении


Корреспонденты “Солидарности” оценили производство строгого режима



Эти люди трудятся на производстве спецавтомобилей, но ни один работник не пришел туда сам. Да и мечтают они не о повышении зарплаты. Производство это сложно увидеть, хотя само по себе оно не засекречено - засекречена жизнь рабочих. Дело в том, что в России машины для перевозки спецконтингента выпускают в единственном месте - в исправительно-трудовой колонии строгого режима № 14 (Нижегородская обл.). И попадают туда в основном за убийства, насилие, разбои...

ПЕРЕСЕКАЮЩИЕСЯ ПРЯМЫЕ


Я сдаю мобильный телефон - теперь у меня нет никакой связи с внешним миром - и попадаю в иной мир. Параллельный. Да, он может соприкасаться с нашим, но лишь изредка. Люди, живущие в нем, стремятся попасть к нам, а мы о них знаем очень мало. Множество домыслов, легенд и сплетен и минимум достоверной информации - мир хранит свои секреты...

Исправительно-трудовая колония № 14 основана в 1962 году, и за 45 лет для уголовно-исполнительной системы выпустила 19 300 машин. Сейчас, после модификации, производство продолжает работать. Как несложно догадаться, трудятся на нем осужденные.

- Я в колонии восьмой год, на производстве - четвертый, - рассказывает Роман, мастер участка. - Образование у меня не то - строительное, но я подучился. Начинал работягой, потом стал звеньевым, бригадиром, дорос до мастера. Главное, чтобы было желание и голова на плечах. - На вопрос, когда он должен выйти, отвечает: - Через десять лет. Я за убийство сижу.

Заглядываю ему в глаза и вижу такую бездну эмоций, что равнодушной остаться невозможно. Но больше всего видно сумасшедшее любопытство: каково сейчас на воле? Что произошло за восемь лет? Во что одеваются, как выглядят, как разговаривают люди оттуда? Мы смотрим друг на друга, как могли бы смотреть на инопланетян. Хочется узнать этого человека, понять, но... подходит руководство колонии, и Роман замолкает.

Когда я другому заключенному задаю безобидный вопрос, как ему работается, вижу в его глазах такой ужас, что становится страшно. Он съеживается, косится и на руководство (которое присутствует в полном составе), и на свое непосредственное начальство из осужденных. А мне громко говорят, что заключенный не обязан отвечать на мои вопросы, не обязан фотографироваться, рядом появляются все, кто мог появиться, и я понимаю, что подошла не к тому. Мир хранит свои тайны и не стремится их раскрывать.

Как рассказал начальник колонии Виктор Поплаухин, у основной массы местных заключенных большие сроки наказания за тяжкие преступления: убийства, грабежи, насилие. Максимальный срок по этим статьям - 26 лет. 26 лет - это целая жизнь. Жизнь за колючей проволокой... Всего здесь 1502 заключенных, из них 680 заняты на производстве. Для работы отбирают специалистов и тех, кто пожелал. Производство связано с металлообработкой, и требуются преимущественно сварщики, токари и т.п. Если у заключенного нет нужной специальности, но он хочет работать с металлом, то его направят учиться в ПТУ - тут же, в колонии.

- В ПТУ учатся 190 человек. Мы готовим рабочих по восьми специальностям: стропальщик, кочегар, сварщик, электрик, сантехник и другие, - рассказывает директор профучилища № 173 Николай Румянцев. - Занятия по четыре часа в день, домашних заданий нет. Всем необходимым для учебы обеспечиваем, выдаем учебники, тетради, авторучки. Учебный процесс делится на три части: теория, практика в мастерских и непосредственно на производстве. Изучают и чертежи, и структуру материалов, что непосредственно нужно рабочим некоторых специальностей. Примерно через год ученик получит сертификат, подтверждающий наличие 2-го разряда, и может идти на производство, где у него есть возможность повысить разряд.

Впрочем, труд в колонии строгого режима - не способ провести время, а обязанность. Трудиться должны все, каждому подбирается работа по возможности и по способностям. Как сказал Виктор Поплаухин, не работают, как правило, инвалиды, те, кто имеет ограничения по здоровью. Таких в нижегородской колонии - 822, то есть больше половины. Есть о чем задуматься.

СПЕЦМАШИНЫ

- Наша техника - для перевозки спецконтингента. Мы перешли на новую модификацию. Раньше автомобили были на базе шасси “ГАЗа”, сейчас наше ведомство отдает преимущество шасси “КамАЗа”, - рассказывает начальник колонии. - Условия жизни меняются, мы ориентируется на размещение и содержание заключенных по западному варианту. И автомобиль должен соответствовать международным нормам - это определенная комфортабельность, надежность в эксплуатации.

Колония производит автомобили для перевозки осужденных (автозаки), для транспортировки нарядов и спецназа, ассенизаторские, а также изотермические - для перевозки продуктов. С начала года выпущено 236 машин по заказам МВД, ГУИН и подобных учреждений. Не так уж и много, ведь больше такой транспорт во всей стране никто не производит. В чем же преимущество современных машин перед старыми? По словам Валерия Белова, директора по производству, в них установлены биотуалет, кондиционер, автономный отопитель, система освещения, вентиляции, GPS-навигация. Например, новая машина для спецназа рассчитана на 15 человек и оборудована, помимо всего вышеперечисленного, пирамидой для оружия, рундуками для спецсредств, решетками на окнах, штурмовой лестницей, аудиосистемой. Современный автозак рассчитан на 38 человек, в нем два отсека для перевозки заключенных с дверями-решетками, карцер, противопобеговые решетки на окнах. Я была внутри. Сказать, что там тесно, - ничего не сказать. В карцере (без окна - только глазок), который закрывается снаружи на ключ, у меня, никогда не страдавшей клаустрофобией, началась паника. Если это автомобиль повышенной комфортности, то мне страшно представить, в каких условиях перевозят заключенных сейчас...

НА ПРОИЗВОДСТВЕ

В основном цехе, сообщил директор производства, работают около 50 человек, я же видела не более 15. Работают в одну смену. Подъем у 6 утра, заправка коек, зарядка, умывание, завтрак - и на работу. “Как в армии”, - поясняет начальник отдела воспитательной работы с осужденными майор Олег Белянин.

Рабочий день начинается в 8. Два перекура по 15 минут и часовой обеденный перерыв. В 16 часов заключенные отправляются “домой”, в так называемую жилую зону, где могут отдыхать, читать, заниматься в кружках.

Производственный процесс налажен полностью: от закупки материала до выпуска готовой машины (за исключением двигателя). Начинается все с металлического листа, который раскраивают на заготовки. Из них сваривают каркас будущего кузова. Следующий этап - обшивка. Для каждого типа автомобиля листы из лакированного металла на обшивку подбираются в зависимости от требований, предъявляемых к спецтранспорту. Цвета разные: белые - для интендантских автомобилей, зеленые - для автозаков. К обшитому каркасу добавляют пол, крышу и переходят к внутренней отделке. Устанавливают решетки, двери, упомянутое оборудование, утепляют стены пенопластом. Во всех машинах у входной двери, под кузовом, крепится трап. В крыше - люки: в помещении конвоя - аварийно-вентиляционный, открывающийся изнутри и снаружи, в общих камерах - аварийные, открывающиеся снаружи. Все двери камер оборудуются специальными камерными замками.

Готовый кузов ставят на шасси. Вот и все. За 60 часов получается автомобиль, аналогов которому никто в стране не производит.

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Как рассказал председатель объединенной профорганизации ГУ ФСИН по Нижегородской области Владимир Логинов, на заключенных распространяются все права из Трудового кодекса, но со своей спецификой. Множество доплат не действуют, например, за выслугу лет. Но если заключенный хорошо работает, его поощряют. Могут, например, позволить дополнительное свидание или снять взыскание. Отпусков как таковых нет, но в ряде колоний, в том числе и в 14-й, есть зона отдыха - комната с улучшенными условиями (например, с телевизором), плюс улучшается питание: добавляются фрукты, соки. Заключенный может жить там от 7 до 15 дней в году. Если его “отпуск” совпадет с длительным свиданием, он может жить там с семьей. А в случае травмы на производстве, как меня заверили, составляется акт, с участием представителей администрации.

О трудовых правах заключенным рассказывают при приеме на работу. Если осужденный считает, что его права нарушены, он имеет право обратиться с жалобой в администрацию, написать прокурору или в вышестоящие инстанции. Если же его кто-то обидел, например, мастер, офицер или контролер, то он может обратиться к начальнику колонии. Как заверил меня председатель профкома, ни одно обращение без внимания не остается. “У них такие же трудовые права, как у обычного человека”, - говорит Валерий Белов, директор производства. К сожалению, спросить это у самих осужденных мне возможности не представилось.

Вообще, все руководство колонии пыталось меня уверить, что исправительная колония строгого режима - это нечто среднее между армией и пионерским лагерем. Заключенные работают, получают зарплату, их кормят, одевают, обувают, лечат, учат, дают возможность читать, рисовать, петь... Но только не выходить за огороженную колючей проволокой территорию. И я готова была в это поверить, если б не видела глаза осужденных. Жители иного мира их скрывали. То ли эта привычка выработалась за годы в колонии, то ли таков приказ, но практически все смотрели в пол. Только меня не покидало убеждение, что они видят все, до мельчайших подробностей. Косвенно это подтвердил один из офицеров. Мы стояли на улице, со всех сторон нас окружали здания, на территории было пусто. И тут он произносит: “А ведь сейчас на нас смотрят тысячи глаз”. Я закрутила головой в поисках тех самых тысяч, но на меня смотрели лишь пустые окна. Но в подлинности слов офицера сомневаться не приходилось. Зачем же прятать глаза? Да потому, что в них можно увидеть такую ненависть и зависть, что станет страшно. Я и не представляла, что человек так сильно может ненавидеть меня лишь за то, что я на воле...

ЧИСТАЯ ЭКОНОМИКА

Сейчас производство в колониях называется Центром по трудовой адаптации. Нет четких плана и нормативов, но нет и главного: стремления к прибыли. Цель другая - адаптивная: обучить профессии, приучить работать, дать возможность адаптироваться в обществе после выхода на свободу.

- Производство - жесткая штука. Конкурентоспособность нашего подразделения может быть только тогда высокой, когда мы будем работать на тех же основаниях, что и другие предприятия. Любое производство, особенно высокотехнологичное, должно строиться на высококвалифицированной рабочей силе. А у нас? Кого посадим, тот и работает. Производство должно быть гибким, свободным. У нас этого никогда не было, и конкурировать на равных мы не можем... Да и в Европе мастерские в колониях играют лишь воспитательную роль, - рассказывает предпрофкома.

Я решила подсчитать доходы и расходы. Как мне здесь сказали, на питание одного заключенного тратится 39 рублей в сутки (меня заверили, что заключенные получают полноценное мясное питание). Деньги еще идут на лечение, одежду, охрану, обучение и т.д. Выходит примерно 750 тысяч в год. То есть на содержание 1502 заключенных нижегородской колонии в год идет примерно в 1128 млн рублей. Округлим до миллиарда, поскольку какая-то часть суммы (за питание, лечение) вычитается из их заработка.

Какую же прибыль приносят эти люди? Если взять среднюю стоимость выпускаемого автомобиля - 700 тысяч рублей - и умножить на количество выпущенных за год машин, то получим 165 млн рублей. А если вычесть себестоимость машин, то понятно, что доход ниже. В сравнении с упомянутым миллиардом рублей затрат - несопоставимые цифры. Конечно, расчеты более чем приблизительны, но порядок они показывают наглядно.

Однако если производство в колониях убыточно до такой степени, то зачем оно вообще нужно? Только лишь для воспитательно-исправительных функций? Мало того что производство в колониях убыточно, а содержание заключенных больно бьет по бюджетному карману, но и строительство новых тюремных сооружений крайне обременительно. Например, чтобы построить новое здание и перенести в него петербургское СИЗО “Кресты”, необходимо порядка 4,3 млрд рублей. Может быть, лучше эти деньги потратить на предотвращение преступности?..

- В свое время были сняты специальные фильмы, которые мы показывали в школах. Ведь многие детки хорохорятся, на них действует тюремная романтика. А вот когда мы показывали, как эти детки ровными рядами, в ватничках, идут на работу, к станку, бритые, испуганные, - это действовало. Сейчас подобное перестали делать, а зря, - сокрушается Владимир Логинов.

Зарплата большей части работающих осужденных равна МРОТ - 2300 рублей (с 1.09.2007). У мастерского состава - побольше. “Слесарь-инструментальщик получает много, порядка 7 - 8 тысяч. Реально получать и до 10”, - уверяет директор производства. Расходы на осужденного частично покрываются за счет его зарплаты - вычитается стоимость питания, лечения, отпуска. Но что-то все равно у него остается на руках. Если он простой рабочий, то остается порядка 1000 рублей, если же мастер, то существенно больше, примерно 4,5 - 5,5 тысячи. На каждого открыт счет, на который и переводится зарплата. Как меня уверили, после выхода на волю осужденный снимает со своего счета приличную сумму, которая позволяет ему встать на ноги.

Какова эта сумма, я решила тоже подсчитать. Для примера - мастер, которому на счет ежемесячно поступает порядка 5,5 тысячи (после вычета за содержание и питание). Предположим, он сидит за убийство - 18 лет. Первые три года отведем на ученичество и прохождение ступенек от рабочего до мастера. Итого имеем, что за 15 лет работы он получит... 990 тысяч! И после 18 лет отсидки выйдет из колонии миллионером! Получив столь впечатляющую цифру, я засомневалась. И подумала: ладно, мастером становится далеко не каждый, рассчитаю для простого рабочего. Условия те же: 15 лет работы, но чистая зарплата не 5,5 тысячи, а одна. Итого: за время в колонии человек заработает 180 тысяч рублей. Уже не миллион, но тоже вполне прилично, особенно для человека не из крупного города. Получается, рассказы о том, что заключенный выходит на свободу без гроша, - сказки? Хотелось бы, чтобы так. Но, глядя на ввалившиеся щеки заключенных, опять начинаю сомневаться. Параллельный мир вновь ускользает от понимания...

РАБОТА: ВЫШКА, АВТОМАТ

Если для человека, далекого от СИЗО, тюрьмы и тому подобных учреждений, колония кажется странным и пугающим местом, то для сотрудников ГУИН - это обычное место работы. Кто-то пошел туда потому, что другой работы поблизости нет, у кого-то родители или старшие братья там работали.

- Тяжелее и вреднее, чем в нашей системе, работы нет. Пообщайтесь с любым преступником с глазу на глаз. Попробуйте пожить в колонии несколько месяцев, рядом с заключенными, подышите этими флюидами. Я уже верю, что у человека есть какая-то аура, и мы друг на друга действуем. Ведь иногда с человеком в одной комнате находиться невозможно. А если таких полторы тысячи? Полторы тысячи раздраженных, обозленных, с причудами, с миллионом проблем, которые надо решать... В 90-е годы финансирования у нас почти не было. В некоторых подразделениях, например, питания оставалось на один день: рыба и квашеная капуста. Люди разбегались, потому что им не платили зарплату. Тем не менее система не только устояла, но и серьезных беспорядков по стране не было. Каких трудов стоило все это сохранить! Я считаю, что это коллективный подвиг, - с гордостью рассказывает Владимир Логинов.

Он говорит, что много внимания профсоюзная организация уделяет работе с людьми: билеты на новогодние елки, концерты по всем подразделениям на 8 Марта, 9 Мая, масса спортивных состязаний, соревнования ветеранов, конкурсы “Мисс ГУИН”, художественной самодеятельности, детских рисунков и т.д.

- В год у нас проводится до тысячи мероприятий по всем подразделениям. В том числе - выезды на природу, за грибами, за ягодами. У меня в планах провести спартакиаду. Для чего мы все это делаем? Чтобы вырвать людей из тяжелой среды, чтобы не было: “вышка - автомат - диван - ложка”, - поясняет активную позицию профсоюза Логинов.

Профорганизация 14-й колонии насчитывает около 160 человек, у них один из образцовых колдоговоров. Например, расширено право профсоюза участвовать в решении вопроса об увольнении сотрудников по инициативе администрации. Имеются 15 дней дополнительного отпуска за непрерывность стажа, есть “социальные” отпуска от 3 до 5 дней (на свадьбу, похороны, рождение детей, 1 сентября, для оформления больничного). Есть доплаты (“ночные”, за совмещение, за вредность).

- Я работаю уже много лет, и со многими начальниками колоний знаком с начала их карьеры. Люди разные, но большинство придерживается нормальной практики: хочешь быть хорошим начальником - создай хороший коллектив. Согласитесь, это банальная истина. А с другой стороны, что значит “создай хороший коллектив”? С ним ведь надо работать, и не через приказы, а лично общаться. А уж лучшего посредника и помощника, чем профсоюз, по-моему, придумать нельзя, - говорит председатель профкома.

ПРОФСОЮЗНЫЕ БУДНИ

Зарплата у сотрудников колонии небольшая. По словам Логинова, средняя зарплата по 6 - 7 разряду ЕТС с доплатами составляла до повышения 3 - 5 тысяч рублей. Ее получали бухгалтеры, экономисты, то есть работники штаба. Вольнонаемные - чуть больше - 5 тысяч, производственники - 3,5. Так называемые аттестованные работники (младший инспекторский состав) зарабатывают 4,5 - 5,5 тысячи. Да и сам начальник колонии, по словам предпрофкома, получает порядка 15 тысяч.

Профсоюз сталкивается со многими проблемами, но низкая оплата труда - проблема первоочередная. В городах уже начался значительный отток работников системы ГУИН, а за городом тянется и провинция. Например, в поселке Сухобезводный, где находится колония, планируют карьер для добычи природных материалов. И уже набирают работников, охранников. Причем зарплату сразу дают вдвое больше, чем в колонии. “Наше счастье, что карьер еще не заработал на полную мощность, а то все просто уйдут туда...” - качает головой Владимир Иванович.

Но профсоюз помогает не только сотрудникам колонии, он участвует и в жизни осужденных. Вот какую историю рассказал мне председатель:

- Один парень из Москвы учился в МГУ на втором курсе и попался на наркотиках. Дали ему срок - год с лишним, но для него и его родителей это была трагедия. Мать инфаркт пережила, и сам он сильно изменился: стал понимать, что жизнь - это не только “гулянье под луной”. 14 сентября этого года у него условно-досрочное освобождение. Нас попросили быстрее рассмотреть его дело, чтобы парень успел к началу учебного года. И сам он рвался на студенческую скамью. Но так как к 1 сентября он не успевал, мы договаривались с университетом о том, чтобы парень сразу бы после освобождения пошел учиться. Договорились.

...Если пройтись по Покровской улице Нижнего Новгорода, то можно увидеть множество картин, выставленных на продажу. Как-то раз Логинов шел мимо и остановился. “А вы у нас не бывали?” - спросил он автора, глядя на его картину. “Бывал”, - усмехнулся художник. “То-то я вижу - стиль знакомый...”

В кабинете у Владимира Ивановича висит картина, ее автор - заключенный. Многие находят себя после окончания срока в колонии, но почему - после? Грустно, что после...

Юлия РЫЖЕНКОВА
Фото Николая ФЕДОРОВА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: