центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Специальный репортаж

В кратере “Этны”


На нижегородском заводе деталей “потеряли” заявления членов профсоюза





Бухгалтерия завода “Красная Этна” (Нижний Новгород) каким-то образом потеряла более трехсот заявлений об удержании членских взносов от работников - членов профсоюза. Информация об этом поступила в редакцию “Солидарности” из ЦК профсоюза работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения. Естественно, профсоюзная сторона усмотрела в этом попытку работодателя задавить местную первичку. Однако корреспондент газеты, прибывший на место событий, убедился, что на предприятии все куда более запущено. Очередной рассказ о плодах работы “эффективного менеджмента” - в репортаже “Солидарности”.

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД


У меня в руках то самое объявление, которое 3 сентября было развешено во всех пока еще работающих цехах завода: “В бухгалтерии предприятия отсутствуют заявления от членов профсоюза об удержании членских взносов из заработной платы (утеряны), в связи с чем начиная с 01.09.2012 г. удержания производиться не будут. Предлагаем вам обратиться, при наличии желания, с соответствующим заявлением к заместителю главного бухгалтера...”

Чтобы понять (при наличии желания, естественно), почему произошла эта так называемая утеря заявлений и кто за этим может стоять, надо знать не только историю отношений профкома ОАО “Завод “Красная Этна” и руководства предприятия. Важно понимать, кто и как руководил заводом в последнее десятилетие.

Сам завод был запущен аж в 1898 году в Риге, во время Первой мировой был эвакуирован в Нижний Новгород, в 1916-м куплен русским торговым домом “А.Б. Фрадкин и сын”. А в 1918-м был национализирован и переименован из “Этны” в “Красную Этну”. Выпускает крепежные изделия для автомобильной промышленности - проволоки, заклепки, винты, болты и т.д.

В 1990-х вместе со сменой власти в стране произошли изменения на руководящих постах многих крупных предприятий. Тенденция не обошла стороной и “Красную Этну”: в 2001 году на должность гендиректора была назначена Ольга Сысоева. И завертелось.

- Когда она пришла, работники восприняли ее положительно, - вспоминает председатель профкома ОАО “Завод “Красная Этна” Владимир Воронин. - С человеком можно было общаться, контактировать, проблем не было. Но уже через несколько лет она полностью утратила авторитет среди рабочего коллектива.

С 2001 по 2006 годы в директорат завода пришли муж и сын Ольги Николаевны - Юрий и Андрей Сысоевы. Они и сейчас втроем рулят заводом: отец - директор по новой технике, мать - замдиректора по экономике и финансам, сын - гендиректор. И главное, председатель совета директоров “Красной Этны” - родной брат Сысоевой Владимир Погудин, который в начале 2000-х, очевидно, и протолкнул сестру в гендиры. Такой вот уютный семейный подряд “эффективных менеджеров”.

В РУИНАХ

Поразительно, как порой расходятся слова с делами. Если почитать историю предприятия на официальном сайте, то узнаем, что это “современное, динамично развивающееся предприятие”, что у него шесть крупных цехов, что оно обладает собственным инструментальным производством, двумя лабораториями.

- Почти десять лет назад я был начальником этого цеха, до того как перешел на должность предпрофкома, - рассказывает Воронин. - Когда-то это был лучший цех, посмотри, что сейчас.

Возле железнодорожного цеха несколько рабочих. Судя по всему, делать им особо нечего. В амбаре свежеокрашенный тепловоз подчеркивает контраст с окружением: ремонта крыши в цехе не было уже почти девять лет. То тут, то там с потолка течет вода, краска на стенах облупилась и осыпается, все здание цеха буквально пропитано ощущением безысходного упадка. В одном из производственных помещений цеха - полная разруха и нестерпимый, тяжелый запах плесени, прелости. Электричества и отопления здесь нет - нельзя, все течет, может перемкнуть. Это - как раз один из шести крупных цехов с инструментальным производством, бойко представленный на сайте.

К нам подбежал нынешний начальник цеха: “Почему снимаете без разрешения?” Сказал несколько слов, что сам он ничего с этим поделать не может, что вроде как вышли приказы о ремонтных работах в цехе, на это вся надежда... И когда я напрямую спросил, можно ли его слова использовать в материале, он, подумав, отказал. Поэтому не цитирую, а пересказываю. Люди боятся.

Это стало понятно, когда всего через 15 минут к нам на хвост сел руководитель службы безопасности: а что и зачем мы снимаем? Скрывать нам было нечего, и мы через него передали просьбу о встрече с Ольгой Сысоевой лично. Ответ ждали полчаса. В итоге замдиректора по экономике и финансам под предлогом неотложных дел отказалась с нами встречаться.

В принципе, о качестве работы нынешнего руководства завода лучше всего расскажут не они сами и не сайт, а наш репортаж, фотографии и, конечно же, цифры. На 1 января 2000 года на заводе числились 5598 работников, на 1 сентября 2012 - трудятся всего лишь 850 человек. Таким образом, за последние 12 лет численность работников “Красной Этны” сократилась в 6,5 раза.

- Сейчас у нас работает 8 - 9 крупных производственных цехов, - рассказывает Воронин. - В 2000-х были закрыты цех холоднопрокатной ленты, в свое время дававший 60% прибыли завода, цех горячего проката проволоки, крепежный цех № 3. Все они простаивают, не ремонтируются, разрушаются.

ЖИЗНИ НЕТ

Оптимизация - страшное слово для всех промышленных гигантов, потому что чаще всего касается урезания “социалки” - затронула и “Красную Этну”. В начале 2000-х первым был продан детский лагерь “Дружба”. К слову, в этом году по путевкам от “Красной Этны” смогли поехать всего два ребенка. Два. Далее прекратилось финансирование заводского стадиона и Дома культуры. Мы съездили в места былой гордости красноэтнинцев. Удивительно, насколько можно было все запустить. Профком до конца тянул спортивные объекты, но с падением профсоюзной численности резко уменьшились и возможности первички.

Теперь везде полное запустение. Там, где была лыжная база, - здание без окон, без дверей, с растительностью на крыше. Рядом - заросшие, покосившиеся трибуны, а на месте хоккейного корта - площадка автошколы. Левее пустует футбольное поле.

- Когда-то оно было одним из лучших тренировочных полей в Союзе, - вздыхает Воронин. - Здесь занимались игроки профессионального клуба “Волга”. На лыжной базе было до 1200 пар лыж. Сколько народу занималось, как кипела жизнь!..

Сейчас здесь жизни нет, во время прогулки по территории стадиона нам не встретился ни один человек. Даже не верится, что всего пять лет назад при непосредственном участии профкома здесь был проведен футбольный турнир среди ребят до 12 лет. Здание же спортзала с виду производит ужасающее впечатление: кажется, что огромные витражные окна в насмерть прогнившей деревянной раме вот-вот выпадут. Что внутри - и так ясно.

- Вы только осторожней на втором этаже, ходите аккуратно! - предупреждает вахтер заводского Дома культуры.

- А что, дыры в полу? - поинтересовался я.

- Дыры в потолке! - ответила женщина. - Чаще смотрите наверх.

В середине 1970-х заводской ДК был чуть ли не главным центром отдыха Нижнего Новгорода, по крайней мере для молодежи. Здесь были танцы, живая музыка, показывали фильмы. Сегодня в здании все тот же преследующий нас запах прелости и плесени, бесконечные пробоины в прогнившем потолке - прямо рядом с огромными люстрами. Вся вода стекает в подставленные ведра, обои облезают. Большой зал обесточен из-за замыкания, а починить проводку некому и не на что - администрация не выделяет на ремонт ни копейки.

В начале этого года до кучи была закрыта заводская поликлиника. Таким образом, оставшиеся на производстве работники лишились трех основных социальных составляющих: медицины, культуры и спорта. Ну и как вам “динамично развивающееся предприятие”?

ГДЕ ВЗНОСЫ, ЗИН?

Но вернемся к тому, что стало поводом для нашего визита. Как уже было сказано, 3 сентября заводчан “обрадовали” новостью о том, что их заявления об отчислении профвзносов утеряны.

- Как такое может произойти? - задается вопросом председатель Нижегородского обкома профсоюза работников автомобильного и сельхозмашиностроения Борис Охлучин. - Уже на следующий день мы направили письмо заводскому руководству с просьбой объяснить, куда делись заявления.

Внятного ответа до сих пор не последовало - только отписка за подписью Андрея Сысоева о том, что обком АСМ и так уже знал: заявления утеряны, администрация попросила написать новые.

На момент написания материала в первичке “Красной Этны” числились 369 человек, таким образом, все они, по логике вещей, должны переподписаться на профотчисления. Всего и делов-то. Но теперь, когда мы знаем о непростой ситуации на предприятии, становится ясно, что сделать это отдельно взятому человеку ой как непросто: во-первых, в очередной раз “засветиться” перед директоратом, во-вторых, лишняя трата нервов, времени и сил.

Впрочем, по словам Ольги Сысоевой в недавней публикации в “Коммерсантъ Приволжье. Нижний Новгород” (№ 166, 6.09.2012), “никто ни на кого не давит и не выгоняет”. А что касается в целом взаимоотношений профкома и руководства предприятия, то Ольга Николаевна там же, в статье, охарактеризовала их как непростые. Жаль, что нам не удалось в ходе визита спросить у нее лично, что она имела в виду под определением “непростые”. Но мы попробуем сами, со своей колокольни его расшифровать.

ВОЙНА

- Негативное отношение пошло по нарастающей примерно с 2005 - 2006 годов, - рассказывает Воронин. - Ее (Сысоевой. - Г.С.) кредо: профсоюзная организация - это подразделение дирекции по персоналу. Она мне об этом сама говорила. На что я ей отвечал, что такого быть не может и, пока я здесь, не будет.

По словам нашего собеседника, народ шел за помощью в профком по всем вопросам. Их спектр был разным - от разъяснения ситуации с индексацией зарплаты до получения дополнительных отпускных дней. Первичка “Красной Этны” всегда стояла на защите прав работников.

Перечисляя методы борьбы администрации с первичкой, можно составить маленькую памятку. Чрезвычайно познавательно. Основных попыток выделим четыре.

Первая попытка: создание альтернативного отдела при администрации.

Суть: был создан отдел корпоративной культуры, функции которого во многом дублировали работу заводской первички.

Почему план провалился: не удалось привлечь людей в новый отдел, работники все равно шли за помощью в профком.

Итог: в течение года отдел был расформирован

Вторая попытка: изоляция.

Суть: администрацией всячески подчеркивались негативные моменты в работе первичной организации - какие-то промахи, недоработки. Представителей первички перестали приглашать на рабочие совещания, привлекать к мероприятиям, непосредственно влияющим на жизнь предприятия.

Почему план провалился: потому что эффективная работа первички была для всех очевидной. Люди продолжали обращаться за помощью в профком.

Итог: в 2008 году Ольга Сысоева покинула пост гендиректора ОАО “Завод “Красная Этна”, потому что была назначена заместителем председателя Законодательного собрания Нижегородской области. С приходом на пост гендиректора ее сына напряжение между профкомом и руководством спало, стороны относились друг к другу как настоящие социальные партнеры. Это время многие работники, в том числе, кстати, и Владимир Воронин, вспоминают с энтузиазмом.

Третья попытка: вывод заводской первички из Профавтомаша и перевод в любой другой профсоюз.

Суть: в этом и есть суть. Нижегородский обком профсоюза автомобильного и сельхозмашиностроения всегда помогал первичке “Красной Этны”, поддерживал работников, что не всегда устраивало администрацию.

Почему план провалился: техническая сложность процедуры перевода первички из одного отраслевого (или альтернативного) профсоюза в другой. Сначала нужно переименовать организацию, затем заставить членов первички переписать заявления на имя новой организации. Для всего это нужно согласие председателя, а так как обком полностью поддерживает Воронина, переизбрать его на внеочередной конференции будет просто невозможно.

Итог: от идеи отказались.

Ну и четвертая серьезная попытка пошатнуть первичку - это текущая ситуация с заявлениями.

Все эти “движухи” происходили в период с 2005 года, когда профком отказался стать приводным ремнем администрации. Сегодня профотчисления в первичку не идут, она испытывает финансовый голод. Наверное, расчет на то, что председатель не выдержит давления и покинет пост.

Собеседники “Солидарности”, кстати, отметили, что по удивительному стечению обстоятельств в августе (когда предположительно были утеряны заявления) руководство предприятия полностью сменило бухгалтерскую службу. Ну а с новоприбывших-то бухгалтеров и взятки гладки.

СКРЫТЫЙ СМЫСЛ

Зачем это нужно? По словам Владимира Воронина, основная проблема - в неумолимо надвигающимся отопительном сезоне, который администрация “Красной Этны” - при описанных выше условиях труда - ежегодно с треском проваливает. Дело в том, что администрацией была отключена заводская котельная, и в ноябре прошлого года Воронин подготовил письмо на имя прокурора Ленинского района Нижнего Новгорода, главного госинспектора труда Нижегородской области и в обком профсоюза АСМ, указав на вопиющие нарушения температурного режима в помещениях.

- Температура воздуха в цехах не превышала двух градусов тепла, а часто минусовая была, - объяснил предпрофкома, - А в требованиях СанПиНа к микроклимату производственных помещений в холодный период записано, что нижняя граница температуры воздуха для рабочих не может быть ниже 17 - 19 градусов по Цельсию.

К счастью, разочаруем администрацию (если, конечно, это ее как-то разочарует): первичка существовала и будет существовать, и не только потому, что пользуется поддержкой обкома профсоюза. Дело в том, что первичная организация может прекратить свое существование, только если в нее поступят заявления от ее же членов о выходе из профсоюза. Утеря заявлений об удержании профвзносов - это одно, заявления о выходе из профсоюза - совсем другое.

- Ни одного заявления за личной подписью людей к нам не поступало, - подчеркнул Борис Охлучин. - Первичка продолжает функционировать, пусть и без профотчислений.

Это означает, что с наступлением холодов, то есть скоро, письма от профкома в прокуратуру о безобразных условиях труда обязательно поступят. А в ближайшее время обком профсоюза АСМ обратится в прокуратуру по факту загадочного исчезновения 369 заявлений.

- Очень важно не спустить эту проблему на тормозах, - отметил Охлучин. - Потому что это прецедент, это вызов всему профсоюзному движению. Никто не застрахован от того, что подобное не может повториться с его первичной организацией.

Глеб САВИН

Фото автора

2012-09-26 12:08:08


Дом культуры завода
Дом культуры завода
Здание железнодорожного цеха
Здание железнодорожного цеха
Стадион завода
Стадион завода

Комментарии: