В гостях у "Солидарности"

Елена Драпеко

“Людям нужны герои”

Наша газета продолжает серию встреч с депутатами Госдумы, входящими в межфракционную группу по взаимодействию с профдвижением “Солидарность”. Наш нынешний собеседник – замечательная киноактриса Елена ДРАПЕКО, заслуженная артистка РФ, независимый депутат, заместитель председателя “профильного” комитета ГД по культуре, профессор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

ИСТОРИЯ ВЗЛЕТА


- Елена Григорьевна, вы “проснулись знаменитой” более 30 лет назад, когда вышел знаменитый фильм “А зори здесь тихие”…

- Я была студенткой второго курса тогда, совсем молоденькая, поэтому такую популярность фильма не считаю своей заслугой, это заслуга режиссера Станислава Ростоцкого и всей съемочной группы, и писателя Бориса Васильева, который написал замечательную повесть. Это потрясающий пример коллективного творчества, когда сошлось все. Талантливые исполнители, – я имею в виду всю съемочную группу – прекрасный замысел писателя Васильева и время, в которое фильм вышел на экран.

- Каким вам запомнились ваш дебют в кино и вообще то время?

- Вместе с этой картиной я объездила весь мир. Когда еще никто никуда не ездил, в начале 70-х, я побывала и в Мексике, и в Японии, и в Африке, и во Вьетнаме, и в Париже. Вспоминается масса забавных историй… И про энцефалитного клеща, который цапнул нашего режиссера не вовремя... И как майор Зайцев учил нас ходить строевым шагом и отдавать воинскую честь, а главное, не глохнуть при стрельбе из зенитной установки...

Расскажу, пожалуй, о кинематографическом братстве. Мне очень повезло, потому что первый мой фильм “А зори здесь тихие” был необыкновенным и в смысле дружбы съемочной группы. Я тогда думала, что в кино всегда бывает так. Потом поняла, как ошибалась. Больше такого родства душ, такого порыва я не видела. Там люди работали сутками, у нас как минимум 18-часовой рабочий день был. Были белые ночи, и мы снимали почти круглосуточно. Работали в очень тяжелых условиях – это же север все-таки. Я и в болоте тонула, там же ледяная крошка, болото прогревается сверху только на 20 сантиметров грязи, а дальше – “жидкий лед”, а ведь сколько мы там проходов сделали и кадров сняли...

Артист так устроен, что он ради хорошей роли, хорошего фильма готов из самолета без парашюта прыгнуть и будет счастлив. В хорошем фильме вообще можно тень от березы играть и быть счастливым, не важно, играешь ли ты главную роль. Вот это был тот самый случай. Я помню, как мы ночевали в пансионате на берегу озера, где снимали. Наши мужчины ездили на зорьке рыбку ловить, потом в банках мы эту рыбку жарили на печке, которую сложили прямо на улице возле этих домиков, где жили. Пели под гитару всю ночь. Потом второй режиссер все никак не могла загнать нас спать, потому что мы же молодые были – и, отработав 18 часов, мы еще хотели попеть, поплясать. Поэтому был издан строгий приказ, что любой из съемочной группы, кто станет нас отвлекать от сна после 11 часов вечера, будет изгнан со съемочной площадки. И однажды нашего помощника художника чуть не отправили в Москву – в наказание за то, что он одну из артисток повез смотреть, как встает солнце над озером… Не забывается эта дружба, взаимопомощь… В театре часто соперничают артистки – кто лучше, кто хуже – у нас тогда этого не было. Мы все друг другу помогали, а если у кого-то что-то не получалось, то все переживали.

- Вы общаетесь с друзьями по той съемочной площадке до сих пор?

- Да, эти отношения сохранились и поныне. Прошло более 30 лет, а мы – как семья. Можем долго не видеться, но всегда следим друг за другом. И когда я слышу, что Оля Остроумова получила столичную премию за лучшую театральную роль, я рада, как будто победила моя родственница. Перезваниваюсь с Ириной Шевчук, она теперь президент крупного кинофестиваля “Киношок”. Я бывала на ее фестивалях. И я очень рада, что она состоялась не только как актриса (она заслуженная артистка Украины, у нее много фильмов, она и сейчас снимается), но и как руководитель, крупный деятель культуры. Я счастлива, когда у Кати Марковой выходит новая книга (она стала писательницей, и по ее книгам уже снимаются фильмы). Я приезжаю в Нижний Новгород к Ирине Долгановой, она заслуженная артистка России, работает в драматическом театре много лет. Очень люблю нашего Андрюшу Мартынова, все его знают как старшину Васькова. Мартынов – уникальный артист, он раскрылся не только как кинематографический, но и как театральный актер, замечательный чтец, эстрадный исполнитель.

Поэтому я счастлива, что мои друзья юности состоялись не только как деятели культуры, но и как граждане, как личности. Одно из моих богатств, которые у меня есть, – это люди, с которыми я в кинематографе встречалась.

КИНО И ЖИЗНЬ

- А доводилось ли вам сильно разочаровываться в людях, с которыми вы работали в кино?

- Думаю, на самом деле, личность артиста и то, чего ему удается достичь в искусстве, связаны. Хотя бывают и печальные случаи, когда мы думали, что кто-то орел, а тот оказывается попугаем.

- Например?

- У меня было страшное разочарование в Михаиле Ульянове. Мы-то все думали, что он Жуков, а он… не Жуков. Он потом на экране всем объяснял, что он, вообще-то, просто актер и лишь прикидывался. Вот этого, наверное, не надо делать, не потому что это неправда, а потому, что он разрушил миф о самом себе. Людям нужны герои, и прекрасно, когда герой с экрана находит в себе силы жить, подтверждая своей жизнью то, что он сделал в искусстве. Когда это совпадение происходит, это - гражданский подвиг. А если люди обнаруживают, что их герой в жизни оказывается не тем, происходит девальвация отношения зрителей к произведениям искусства. Они ведь идентифицируют нас с нашими героями. И сегодня такая утрата пиетета к деятелям культуры, превращение их в шоуменов и героев рекламных роликов связаны и с поведением самих наших мастеров культуры. Они перестали быть властителями дум, они потеряли статус примеров для подражания, и как только они потеряли всенародную любовь и уважение, они тут же перестали быть интересны власти. Их просто используют, когда нужно…

- Как бы вы оценили состояние отечественного кинематографа?

- Есть два взгляда: взгляд изнутри – художнический, оценочный, и взгляд с точки зрения национальных интересов России. Советская кинематография была великой, потому что она существовала на равных с Голливудом, и на всех международных конкурсах и фестивалях мы получали примерно равное количество призов.

- Что мы имеем на сегодняшний день?

- На рубеже 1980-90-х годов, когда был бурный взлет, многие бизнесмены стали вкладывать деньги в кино, потому что кино тогда было очень рентабельным. У нас было единое прокатное пространство, и деньги, которые вкладывались в кино, окупались и давали прибыль за счет 52 тысяч прокатных установок, которые работали на нашей территории. Потом произошла трагедия - разделение производства и проката. К чему мы пришли? Разделив прокат и производство, мы потеряли сначала прокат. Сегодня российское прокатное пространство принадлежит американскому кинематографу, и не только де-факто, но и де-юре.

- Почему?

- Потому что наши кинотеатры имеют долгосрочные договоры с корпорациями, продвигающими американский кинематограф на нашей территории. И кинотеатры не только столичные, но и все провинциальные. Они заключают договоры на год о том, что эти компании поставляют им репертуар, и при этом обязуются никаких других фильмов на свою территорию не пускать. Поэтому когда нам надо показать отечественное кино, мы вынуждены у них выкупать сеансы. А ведь наше кино сегодня уже есть, в отличие от середины 90-х, объемы его сегодня уже выходят на дореформенный уровень, качество его уже не самое плохое - мы опять стали брать призы на международных кинофестивалях, и есть хорошие фильмы. Но отдачи экономической эти фильмы не дают, вложенные в них деньги не возвращаются производителям, потому что нет проката. Есть продукт, а продать его невозможно, - мешают блокирующие механизмы, которые поставил перед нами Голливуд на нашей же собственной территории.

- Неужели все так мрачно?

- Нет, в целом кинопроизводство сегодня, несомненно, на взлете. Я разговаривала недавно с Кареном Шахназаровым, директором киностудии “Мосфильм”, который говорил, что у него в запуске 60 фильмов, - это примерно столько же, сколько было в советский период. Хотелось бы, конечно, чтобы все фильмы были интересные и талантливые… Но уже сам масштаб дает возможность реализации идей многих наших талантливых режиссеров, операторов, артистов, которые были в простое долгие годы. Но… Проблема проката сегодня самая главная.

- Сейчас ведь главный работодатель в вашей отрасли – телевидение…

- Да, сегодня появился новый заказчик - телевидение. Появилось художественное кино по заказу телевизионных компаний. НТВ, “Первый канал” заказывают сериалы или художественные фильмы, которые потом разворачиваются в сериалы. То есть сначала они идут в кинопрокате, а потом уже показываются по телевидению, нарезанные на куски. Это приводит к деформации художественной ткани, потому что заранее готовится телевизионная версия внутри киноверсии, а это все-таки два разных вида искусства. Замечательный фильм Говорухина “Благословите женщину” грешит тем, что у него три финала. И я никак не могла понять, почему такой режиссер пошел по этому пути. А он просто заранее запланировал, что этот фильм будет развернут в несколько серий для показа по телевидению, и у каждой серии должен быть свой финал... Поэтому такой путь может привести к художественным, содержательным потерям.

- Удается ли вам сниматься сейчас?

- Да, я продолжаю сниматься в кино, несмотря на массу депутатской работы. Говорят, что из артистов только “вперед ногами” выносят. И я, сколько бы ни приходилось заниматься общественной работой, всегда снималась. Вот сейчас закончила съемки нового фильма, который называется “Я тебя обожаю” - это мелодрама о молодежи. Я играю там необычную для себя роль – мать тринадцати детей. Это такая характерная тетка, не знаю, узнает ли меня там зритель, потому что мне там – от 40 до 70 лет, то есть уже седая, беззубая такая, смешная женщина. Еще был телесериал “Родственный обмен”, я сыграла там бандершу, хозяйку ночного кабака. И сейчас начинаю сниматься в новом фильме – это будет новогодняя кинокомедия “Люби меня”, снимает которую замечательный кинорежиссер Вера Сторожева, известная своим фильмом “Небо, самолет, девушка”. На мой взгляд, очень талантливый, своеобразный фильм, поэтому я очень рада, что она меня пригласила. Так что я – действующая актриса, и это мне помогает ориентироваться в реальном пространстве, не только из кабинета жизнь видеть, но и изнутри.

Беседовал Вадим БАРАБАНОВ


“А” - СПРАВКА

Елена ДРАПЕКО. Депутат Государственной Думы РФ третьего и четвертого созывов. Заместитель председателя комитета по культуре. Бывший вице-президент Гильдии актеров кино России. Окончила Ленинградский институт культуры, Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии им. Н.К.Черкасова. Заслуженный артист РСФСР, заслуженный артист РФ, действительный член Академии туризма, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, профессор Международной славянской академии. Профессор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Актерский дебют – фильм “А зори здесь тихие” (1972 г.), Снялась более чем в 50 фильмах (“Вечный зов”, “Полынь - трава горькая”, “Версия полковника Зорина, “Одиноким предоставляется общежитие”, “Окно в Париж” и др.)
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика