Статьи
С пером и палкой

Особенности бюрократии Древнего Египта

С пером и палкой

Фото: facts.factinate.com

Древнеегипетский иероглиф отражает типичную позу писца: он сидит, скрестив ноги, и готов записывать, его взгляд напряжен. Но в жизни писцы вели себя далеко не так канонически смиренно - они собирали налоги, командовали строительством, оценивали урожаи. Неплательщиков они пороли, нарушителей убивали, а государство, если была такая возможность, обворовывали.

На фото: писцы подсчитывают собранный урожай. Роспись XIV века до н.э. из гробрицы Менны в Фивах

См. также: "Пришел, увидел, заплатил", "Солидарность" № 9, 2019

ВСЕГДА НАЧАЛЬНИК

В Древнем Египте слово “писец” стало нарицательным для всех должностных лиц. Выделялось три основных ведомства: военное, налоговое и общественных работ. Наиболее многочисленны были писцы так называемых “белых домов” - центров по переработке, хранению и распределению продуктов сельского хозяйства.

Эта профессия считалась престижной и всегда востребованной. Причем нужда в писцах только возрастала. От них зависело, будут ли содержаться в порядке каналы и дороги, набережные и склады. В папирусах нередко встречаются наставления такого рода:

“Смотри, нет другой должности, кроме должности писца, где человек всегда начальник” или “Будь писцом! Это освободит тебя от податей, защитит тебя от работ всяких, удалит тебя от мотыги... и не будешь ты носить корзину... Не будешь ты под владыками многими и под начальниками многочисленными”.

Технически работа писцов сводилась к составлению списков, но бюрократией она не ограничивалась - приходилось выполнять и другие обязанности. К примеру, сборщики налогов подвергали неплательщиков поркам и пыткам, которые иногда заканчивались смертельным исходом - провинившихся связывали, бросали во рвы или топили.

Ремесленники и земледельцы страшились представителей закона даже самого низкого ранга. Их появление обычно предвещало битье палками или конфискацию скромного имущества. Поэтому до наших дней дошли увещевания, в которых чиновников призывали проявлять умеренность и милосердие:

“Не ленись при сборе налогов, но и не будь слишком суров. Если найдешь в списке большую задолженность бедняка, раздели ее на три части. Уступи две, чтобы осталась только одна часть”.

А визирь Птахмос, верховный жрец Амона и градоначальник Фив, приблизительно в 1390 году до н.э. похваляется мягкосердечием:

“Я делал то, что хвалят люди и что угодно богам. Я давал хлеб голодному. Я кормил того, кто ничего не имел”.

“А”-СПРАВКА

Преимущества профессии

Талантливый, амбициозный писец мог претендовать на хорошую должность  - при дворе царя, в штате визиря, в профессиональной гильдии, в поместье высокопоставленного чиновника. Но этим возможности не исчерпывались. Он мог:

- записывать ход работ и количество материалов на строительной площадке;

- копировать религиозные тексты в храме;

- набирать учеников;

- готовить иероглифические тексты для резчиков по камню и художников, работавших над украшением гробницы или обелиска;

- руководить движением торговых судов;

- управлять строительством ирригационных систем, дорог, каналов и общественными работами;

- сопровождать торговые и геологические экспедиции в Нубию, Ливан или на Синайский полуостров, ведя переговоры, составляя дневники, выполняя топографическую съемку, заключая торговые и дипломатические договоры;

- стать инженером, архитектором, астрономом, математиком или врачом.

ИЕРАРХИЯ И НАИВЫСШИЕ ЧИНОВНИКИ

Пьер Монтэ в книге “Египет Рамсесов: повседневная жизнь египтян во времена великих фараонов” приводит следующие сведения об общественной иерархии. Первую ступень занимали боги и божества, сам царствующий фараон, его жена, мать и дети. Затем - судьи и советники, включая визиря, важные сановники и крупные военачальники, а также носильщики опахала (это был особый титул и привилегия). Недалеко от них ушли “рядовые” писцы, подчинявшиеся, как правило, сановникам. Они служили в царской библиотеке, были глашатаями, сборщиками налогов, управляющими, особо выделялись начальники “белого дома” и главный писец верховного суда.

Каждый “дом”, выполнявший функцию министерства, нуждался в обширном штате грамотных работников, состоявших в свите того или иного сановника. Всякий писец при этом мог рассчитывать на особое звание, зависящее от рода его деятельности, поэтому внутренняя иерархия чиновничества выглядит запутанной.

ОБУЧЕНИЕ

Становиться писцами могли как мужчины, так и женщины, хотя последние гораздо реже занимали эту должность. Частым явлением были династии писцов. Тем не менее смышленого крестьянского мальчика тоже могли отобрать для обучения в школе.

Школы возникали при храмах, дворцах царей и вельмож. Детей туда отдавали в возрасте 4 - 5 лет, и обучение длилось около 10 - 12 лет. Вначале учили читать, правильно и красиво писать, а затем и составлять деловые бумаги. Для освоения грамоты необходимо было “запомнить около 700 иероглифов, различать беглое, упрощенное и классическое письмо”. В итоге ученик должен был “освоить деловой стиль для светских нужд и уставный для составления религиозных текстов”.

Уоллис Бадж в книге “Жители долины Нила” пишет, что в таких школах “мальчиков учили всему, что могло им пригодиться во время работы, которую им выбрали отцы”, и добавляет, что родители были практичными и не хотели, чтобы дети получали нечто похожее на “общее образование”. Таким образом, школы давали достаточную базу, чтобы подготовить ребенка к профессии писца и открыть перед ним достойное будущее.

Александр Джуринский в работе “История педагогики и образования” описывает и письменный набор, полагавшийся ученикам: “Чашечка для воды, деревянная дощечка с углублениями для краски из сажи и охры, а также тростниковая палочка для письма. Почти весь текст писали черной краской. Красную краску использовали для обозначения пунктуации и выделения отдельных смысловых фраз. Папирусы использовали многократно, поэтому написанное ранее смывали”.

Занятия начинались с раннего утра. В перерыв ученики съедали по три куска хлеба и выпивали по две кружки пива (по рецептуре оно похоже на современное нубийское пиво, бузу, примерно 8% по крепости). Ребенок, которому не хватало такого рациона, считался прожорливым. Власть преподавателя над учениками была абсолютной, и дети нередко подвергались жестоким телесным наказаниям.

“Уши мальчика - на его спине, если ты будешь бить его, он будет слушаться” - это известное выражение, пришедшее из Древнего Египта, отражает бытовавшее тогда отношение к педагогике. Ту же точку зрения разделяли родители:

“Вставай на свое место! Книги уже лежат перед твоими товарищами. Читай прилежно книгу. Люби писание и ненавидь пляски. Целый день пиши твоими пальцами и читай ночью. Не проводи дня праздно, иначе горе твоему телу. Спрашивай совета того, кто знает больше тебя. Мне говорят, что ты забрасываешь ученье, ты предаешься удовольствиям, ты бродишь из улицы в улицу, где пахнет пивом. А пиво совращает душу. Ты похож на молельню без бога, на дом без хлеба. Тебя учат петь под флейту. Ты сидишь перед девушкой, и ты умащен благовониями. Твой венок из цветов висит у тебя на шее. Я свяжу твои ноги, если ты будешь бродить по улицам, и ты будешь избит гиппопотамовой плетью”.

ЛЬГОТЫ И ОПЛАТА ТРУДА

В ранние периоды монет в Египте не существовало, они вошли в обращение при Птолемеях около 300 года до н.э. Платили преимущественно продуктами питания, вещами и услугами. Для примера: каждому из тысячи человек, перевозивших памятник для Сети I (1290 - 1279 годы до н.э.), давали по 1,8 кг хлеба и два пучка овощей в день. Также рабочие получали по два льняных одеяния в месяц.

Денежные отношения в Древнем Египте описал Пьер Монтэ, обращаясь к Великому папирусу Харриса, датируемому примерно 1200 годом до н.э. Так, стоимость товара измеряли в весе золота, серебра, меди или драгоценных камней. Мера называлась “дебен” и равнялась примерно 90 граммам. Бытовал и “кедет” - “кольцо”, оценивавшееся в девять грамм. Мешок пшеницы стоил один медный дебен, быка можно было купить за 30 - 130 медных дебенов или один серебряный.

Как выглядел дебен - неизвестно, но археологам удалось найти относящийся к той эпохе кувшин со слитками серебра и золота в виде палочек - возможно, так “вживую” выглядела эта мера веса. А на стенах храма в Фивах, датированного 1300 годом до н.э., изображен мужчина, кладущий кольца на весы. Однако Монтэ уточняет: “На практике покупатель почти никогда не мог предъявить дебен меди, а тем более золота или серебра. Расчеты драгоценными металлами начали производить лишь при последних Рамсесах, когда массовое ограбление храмов и гробниц вернуло в оборот довольно большое количество этих металлов, которые веками хранились под землей или в храмах”.

Таким образом, продавцы и покупатели оценивали “вес” своих предложений в дебенах умозрительно, и на основе этих выводов совершали сделки. Натуральный обмен был повсеместной формой не только торга, но и оплаты труда. В том числе это касалось писцов.

Монтэ пишет: “Во владениях фараона и великих богов велся строжайший учет всех поступающих за день продуктов, изделий и всего, что расходовалось на содержание работников. Это был замкнутый цикл. Закрома и склады ломились от продуктов и товаров, но они предназначались лишь для незначительной части населения. Удовлетворив потребности этой привилегированной прослойки, излишек товаров можно было пустить в торговый оборот”.

Писцы были частью государственной системы и освобождались от уплаты налогов и службы в армии. Им предоставляли жилье, землю, еду и хорошую одежду. Их не привлекали к тяжелой физической работе, но часто отправляли “в командировки”. В почтенном возрасте им давалась должность в храмах, что делало их жизнь более обеспеченной. Кроме того, в качестве награды они получали часть собранных налогов.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

Вместе с развитым бюрократическим аппаратом в Египте появилась и коррупция. Папирус, который хранится в Турине, описывает так называемый “скандал на Элефантине”. Храм бога-овна Хнума на этом острове получал официально около 700 мешков ячменя в год. В течение девяти лет, однако, были присвоены 5000 мешков дополнительно. Наряду с этим была раскрыта обширная сеть коррупции, мошенничества, краж.

По закону, провинившегося чиновника лишали должности и сурово наказывали. Его, как и его детей, лишали привилегий и низводили до положения простых ремесленников или слуг.

Как пишет Монтэ, в годы смуты после религиозной революции Эхнатона (примерно 1350 - 1336 годы до н.э.) писцы, сборщики налогов и все представители власти, до самых незначительных, беспощадно притесняли простых людей, обкрадывая и народ, и фараона. Судьи брали взятки, оправдывали преступника и осуждали невинного, слишком бедного, чтобы заплатить. Только фараон Хоремхеб (примерно 1319  - 1292 годы до н.э.) положил этому конец. Он издал суровый указ - любой судья, уличенный в злоупотреблениях служебным положением, подвергался позорной казни: ему отрезали нос и ссылали в своего рода “каторжный лагерь” в Силе, на Суэцком полуострове.

Сети I обвинял алчных чиновников в том, что они насильно уводят его пастухов, рыбаков, земледельцев и ремесленников, ловят рыбу в его прудах и охотятся в его угодьях, конфискуют суда, особенно идущие из Нубии с грузом товаров из южных стран. В документе было обещано, что каждого чиновника, завладевшего имуществом храма, накажут сотней палочных ударов, заставят вернуть все захваченное и заплатить штраф в стократном размере убытков казны. В отдельных случаях наказывали двумястами ударами и пятью “ранами”. Особо провинившихся отдавали в храмы на земледельческие работы, предварительно отрезав нос и уши.

Впрочем, желающие стать писцами не переводились. И, кстати, только благодаря их трудам мы узнали все эти истории.

Автор материала:
Полина Самойлова - С пером и палкой
Полина Самойлова
E-mail: Samoilova@solidarnost.org
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика