Актуальная тема

Актуальная тема

Асоциальный лосось

Россияне поймали повышение цен на морепродукты

Асоциальный лососьФото: Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

С введением эмбарго на импорт норвежской рыбы дальневосточные рыбаки стали вылавливать больше своей, отечественной. Казалось бы, увеличение предложения должно сопровождаться снижением стоимости товара. Однако, как сообщил недавно глава Росрыболовства Илья Шестаков, рыба и морепродукты для россиян, наоборот, подорожали. Логику отечественного рыбного рынка пытался поймать корреспондент “Солидарности”.

В августе прошлого года, когда Россия запретила ввоз в страну иностранной рыбы, чиновники излучали оптимизм: “Введение санкций - хорошая возможность развития производства у российских рыбаков. Отечественная рыба вполне может заменить весь оборот импортной рыбы”, - говорил тогда глава Росрыболовства Илья Шестаков (см. “Солидарность” № 33, 2014). Решать проблемы рыбного дефицита и роста цен решили за счет дальневосточных ресурсов.

Надежды на регион возлагаются и теперь: на пресс-конференции 12 августа господин Шестаков сказал даже, что лососевая путина на Дальнем Востоке “имеет социальное значение” для россиян. И назвал цифры: с начала года по 11 августа улов социально значимых лососевых, по сравнению с уловом прошлогодним, еще социально незначительным, а то и вовсе безответственным, вырос почти на 9%. Чиновник добавил, что сейчас на российских прилавках примерно 65% отечественной рыбы и 35% импортной. Однако в чью пользу счет, для корреспондента “Солидарности” осталось неясным.

Хотя “внутренний” вылов увеличился и “социализировался”, падение импорта на 48% за первое полугодие он покрыть все-таки не может. Следовательно, мы должны наблюдать дефицит и закономерный рост цен. Господин Шестаков, однако, отчего-то сослался на то, что наши “общие рыбные ресурсы достаточны”. При этом с начала года, например, сельдь подорожала примерно на 30%, треска и камбала на 15%, а скумбрия - на 6,5%. (В ряде регионов рыба дешевеет из-за сезонного снижения спроса.)

Росрыболовство в удорожании винит подскочивший доллар. Получается, что на заводы и в магазины российский улов поступает как минимум за валюту в рублевом эквиваленте: иначе рыбакам было бы невыгодно вообще что-либо поставлять на внутренний рынок. “Рыба - товар экспортноориентированный”, - напоминает Шестаков. Средний же россиянин теперь может стать каким-нибудь “брюкво-ориентированным”, поскольку ожидается, что в этом году потребление рыбы снизится на 2,5 кг на человека.

Отчасти проблему дефицита и роста цен могло бы решить восстановление Северного морского пути. Рыбу перевозили бы с Дальнего Востока вдоль северных берегов России в северо-западные порты и далее в центральные регионы. Затраты на морские перевозки были бы однозначно меньше, чем на железнодорожные. Однако, как сказал Илья Шестаков, здесь все упирается в то, что обратно придется гнать порожняк, и это делает всю затею экономически невыгодной. А жаль - такая бы скрепа для страны получилась.

ОПРОС

О перспективах отрасли и возможности отправлять дальневосточную рыбу в Центральную Россию Северным морским путем “Солидарность” узнала у представителей профсоюза работников рыбного хозяйства и Камчатского профобъединения.

Владимир Круглов, председатель Российского профсоюза работников рыбного хозяйства:

- Добывать не стали больше, стагнируем, последние три-четыре года примерно одинаково - чуть более 4 млн тонн добываем. В сентябре планируется заседание президиума Госсовета по развитию рыбохозяйственного комплекса РФ. Я член рабочей группы, мы уже подготовили документ, там многие вопросы рассмотрены. В том числе и увеличение продолжительности пользования квотой. Сейчас 10 лет, предлагается повысить до 25. Пока, может быть, говорить рано (о перспективах развития отрасли. - П.О.), давайте подождем, что будет, что примут. Материал подготовлен хороший, тут дело в том, до какой степени он будет утвержден Госсоветом.

Профсоюз обеспокоен тем, что в результате административной реформы все наши министерства и ведомства практически освобождены от полномочий, связанных с охраной труда, занятостью и так далее. Этими вопросам занимаются только профсоюзы и федеральные инспекции по труду на местах, государству вроде как бы и дела нет. Второй вопрос, который мы тоже считаем важнейшим, - трудоустройство выпускников. Вы посмотрите, что делается, у нас большое количество людей, в том числе в нашей отрасли, которые учатся за счет госбюджета. Их на работу не берут наши организации, они предпочитают взять, допустим, с Украины, еще откуда-то пожилых людей, которые что-то знают. Раньше обычно было так: мы отрабатывали три года по распределению, адаптировались к условиям производства и так далее. А сейчас закончил вуз - и свободен, дорогой товарищ. Мы предлагаем дать какие-то привилегии тем организациям, которые возьмут молодых специалистов.

Что касается Северного морского пути, то вообще-то он всегда был загружен в те далекие годы, когда все это действовало. Я не думаю, что на Дальний Восток будет нечего везти обратно (чтобы суда, привезшие дальневосточную рыбу, не отправлялись обратно порожняком. - П.О.). Это можно все продумать. Большие препоны в этом плане, к сожалению, железнодорожники нам ставят. Они не хотят терять грузопоток. Самый дешевый вид транспорта - это морской. Конечно, Северный морской путь - это было бы то, что нужно. Если мы не сдвинем с мертвой точки ситуацию, мы никогда не доставим сюда, в европейскую часть страны, вот это огромное количество рыбы, которое добываем. Надо все восстанавливать потихоньку. У нас возможности есть, люди умные есть, желающие всегда найдутся, ресурсов у нас хватит. Чуть-чуть меньше воровать будут - вот и все дела. Давайте подождем, что примут, потому что жду очень много от этого госсовета.

Алла Кононова, председатель Архангельского обкома профсоюза работников рыбного хозяйства:

- Насколько мне известно, Архангельский траловый флот даже начал жить в какой-то степени лучше из-за запрета на импорт рыбы и морепродуктов, введенного год назад. Потому как начали больше обращать внимание на тех, кто производит продукты [внутри страны]. С реализацией проблем нет, предприятие работает на прибыль. У нас сейчас рыба покупается очень хорошо. Цены, поскольку ушел импорт рыбы, намного выше, тем более курс доллара подскочил. Это не так уж и плохо (для работников рыбхоза. - П.О.). Санкции, насколько мне известно, наших компаний особо и не коснулись.

В прошлом году Архангельский траловый флот был продан мурманской организации, которая является частью Северо-Западного рыбопромышленного консорциума. Это очень крупная корпорация. Особую обеспокоенность во время приватизации флота у профсоюза вызывала возможность сокращения рабочих мест и заработной платы. Но общими усилиями пришли за год к такому результату, что сокращения не было, и пока у некоторых категорий работников заработная плата стабильная и хорошая. Наши же перерабатывающие предприятия - это небольшие заводы, которые работают непосредственно под заказчика, у нас много привозной продукции.

Андрей Зимин, председатель Федерации профсоюзов Камчатки:

- В случае реализации проекта Северного морского пути Петропавловск-Камчатский станет крупнейшим перевалочным хабом страны. Потому что тогда через него будет соединен весь Дальний Восток, прежде всего с северной частью Сибири и всей европейской частью России, да и не только России. Конечно, для нас это перспектива развития, это однозначно. Из периферии мы станем мощнейшим торговым морским хабом, а не только военной базой. Мы очень надеемся на то, что транспортная составляющая (в стоимости товаров. - П.О.) будет снижена, потому что это будет дешевле, чем гнать поезда и автомобили через всю страну, потом снова морским путем из Владивостока в Петропавловск. Морской арктический путь, безусловно, снизит себестоимость продукции.

Сейчас Камчатка завозит практически все - как суда пойдут обратно порожняком? У нас помидоры из Москвы стоят 990 - 1050 рублей за килограмм, можете себе представить? Азербайджанские помидоры сейчас, в сезон, стоят 350 - 380 рублей, местные помидоры 350 - 400 рублей. А китайские - 120-150 рублей, но другое дело, что вкусовые качества совершенно разные, китайские намного хуже. Но это же не 1050 и не 900 рублей, не 800... Северный морской путь резко снизит цену отечественной продукции, но есть еще вопрос о добросовестности российского поставщика и социальной ответственности бизнеса, потому что торговые наценки могут убить любой продукт, даже самый дешевый. Бизнес о социальной ответственности думает в последнюю очередь. Только если нужно зафиксировать телевизионную картинку, тогда они могут выделить несколько хвостов горбуши, кеты, чтобы показали, как они раздают ее почти за бесценок нуждающимся. Но уверяю вас, только для картинки.

Назад в раздел: Актуальная тема

Павел Осипов
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться
Подпишитесь на
наш канал в Яндекс.Дзен
Подписаться
Добавьте нас в
Яндекс Новостях
Добавить

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться