Top.Mail.Ru
Статьи
1
И цифра, дочь прогнозов трудных

Соцпартнеры обсудили экономическую аналитику правительства

И цифра, дочь прогнозов трудных

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

МРОТ с 1 января 2023 года планируется в сумме 16 242 рубля в месяц. Прирост к нынешнему показателю - 6,3% (963 рубля), то есть МРОТ будет выше прожиточного минимума на 4%. Но ниже нет этих цифр, потому что стороны профсоюзов и работодателей на заседании РТК 23 сентября скептически отнеслись к другим прогнозам правительства. Чем обоснован скепсис и к чему еще относится - в статье “Солидарности”.

На фото - председатель ФНПР Михаил Шмаков и его заместитель Нина Кузьмина на заседании РТК 23 сентября

“КРИМИНАЛЬНЫЙ” ЭЛЕМЕНТ

Председатель ФНПР Михаил Шмаков на заседании Российской трехсторонней комиссии 23 сентября выразил сомнение, что государству так уж необходим такой институт, как РТК. Без РТК, по словам Шмакова, “можно было бы мудро руководить государством, и чтобы никто не пытался давать какие-то дурацкие советы, как, например, профсоюзы”. Резкость связана с недавним решением Гагаринского районного суда Москвы: всю профсоюзную недвижимость Кавминвод надо отдать государству, что в ФНПР воспринимают как атаку на профдвижение.

Координатор РТК от правительства, вице-премьер Татьяна Голикова, попыталась снизить накал, сказав, что не понимает, что Шмаков имеет в виду. Но тут уж было непонятно, что имеет в виду сама Голикова: отповедь Шмакова про госуправление или его же дальнейшие предложения по повестке дня. Так или иначе, Голикова сразу сослалась на закон о Российской трехсторонней комиссии, “и мы действуем в соответствии с законом”.

- Законы РФ, равно как и Конституция, государственными институтами сегодня попираются и не выполняются. Потому что то, что написано в законе, это не правило и не закон для государственных институтов - прокуратуры и прочих так называемых правоохранительных органов. Поэтому что такое закон об РТК? Ну, его перешагнули и пошли дальше, - парировал Шмаков. - Может, нам по-другому строить работу, индивидуально, “каждый с каждым”? Или двустороннее сотрудничество: правительство с работодателями, профсоюзы (если останутся) с работодателями и т.д. Профсоюзы запрещаются, претензии к ним нарастают - ну как можно работать в РТК с “криминальными” структурами, коими сейчас выставляются профсоюзы?

СРЕДНИЙ, СРОЧНЫЙ, ДАЛЕЕ - ВЕЗДЕ

В повестке дня, включая пункт “Разное”, было 22 вопроса - едва ли не рекорд. По сведениям “Солидарности”, это потому, что выездное заседание РТК, которое могло пройти на Всероссийской неделе охраны труда, не состоится. Так что 23 сентября соцпартнеры отрабатывали как бы две повестки сразу. Впрочем, решения по большинству вопросов были приняты без обсуждения: компромисс по ним был достигнут в соответствующих комиссиях.

Что нельзя было пропустить, так это среднесрочный прогноз социально-экономического развития на трехлетку. Его огласила замминистра экономического развития Полина Крючкова. По ее словам, в его основу лег сценарий “ускоренной адаптации экономики к новым условиям”. Не будем сгущать краски, но наличие базового сценария предполагает и так называемый консервативный, пессимистичный. Но за что купили…

Итак, по базовому прогнозу, уже к 2024 году Россия сможет выйти на устойчивый экономический рост. Несмотря на “существенное снижение цен на российские нефть и газ к 2025 году” и ослабление курса рубля до 70,2 к доллару США. (На момент написания текста - 58,3 руб.) Инфляция по итогам 2022 года ожидается 12,4%, что ощутимо ниже пика в апреле - 17,8%, а в 2023-м - не более 5,5%, “затем вернется к целевому уровню 4%”, - доложила замминистра. А “что касается экономического роста, мы ожидаем снижения ВВП в 2022 году на 2,9%”, а в 2023-м снижение “технически продолжится на 0,8%. …И основной вклад здесь внесет снижение чистого экспорта”. Переводя с языка цифр, вскоре с базовым показателем экономики (стоимостью всех произведенных в стране товаров и услуг) все будет не ахти. И откуда возьмется тот самый “устойчивый экономический рост”?

- Основные драйверы роста - внутренний спрос, потребительский и инвестиционный, - обнадеживает Крючкова. - Что касается потребительского спроса, то, естественно, главный фактор здесь - рост доходов населения. Также мы ожидаем достаточно низкий уровень безработицы, который к 2025 году не превысит 4,1%. Спрос на труд будет расти.

Этот рост, по ее словам, будет поддержан ростом трудовых и предпринимательских доходов и индексацией соцвыплат. Плюс “заложено существенное увеличение доли фонда оплаты труда в ВВП”. И тут бы спросить, перефразируя реплику из известного фильма: а за счет чего банкет? Например, по законам рынка (а ими, видимо, должно руководствоваться Минэкономразвития), рост спроса на трудоустройство со стороны соискателей должен сопровождаться сокращением числа вакансий: чем их меньше, тем выше “конкурс”. А если читать слова “спрос на труд будет расти” как прогноз нехватки рабочей силы, то возникает вопрос, куда же она внезапно денется.

- Понятно, что этот прогноз не самовыполняющийся, - оговорилась Крючкова. - Потребуется и развитие транспортно-логистической инфраструктуры, и реализация проектов импортозамещения, и меры по обеспечению технологического суверенитета, стимулирование инвестиционной активности, и безусловное выполнение всех социальных обязательств.

“А”-СПРАВКА

Сокращение экспорта: 2022 г. - на 22% по консервативному сценарию прогноза Минэкономразвития (на 14% по базовому); 2023 г. - на 5,3% (0,6% прироста по базовому сценарию).
Инвестиции в основной капитал: сокращение на 26% по консервативному сценарию (19% по базовому).
Реальные располагаемые доходы населения: сокращение на 7,4% (на 6,8% по базовому сценарию).
Безработица по итогам года: 7% по консервативному сценарию (6,7% по базовому).

По данным economy.gov.ru

БАЗА, У НАС ПРОБЛЕМЫ

С учетом количества позитивных условий, базовый сценарий развития экономики превращается в оптимистический. Что там у министерства в “настоящем” оптимистическом, и угадывать страшно: не помереть бы от счастья. Однако и для прозвучавшего прогноза “крайне важная история - обеспечение гибкости рынка труда, облегчение перетока рабочей силы между отраслями и регионами”. Наметанное российское ухо услышит, наверное, “между регионами и городами-миллионниками и между заводами и фастфудом” - да кто мы такие, в конце концов. Но подробностей не было. А то, что “гибкость рынка труда” обычно равна легкости увольнения, доказывать профсоюзной аудитории вряд ли стоит.

- Вопросов нет, замечаний нет, поскольку материалов мы никаких предварительно не получили, - отреагировал Михаил Шмаков. - Но это неважно: прогнозы Минэкономразвития, как правило, не сбываются.

“Трудно обсуждать в отсутствие материалов”, - косвенно поддержал Шмакова президент РСПП Александр Шохин:

- Я вот до конца не понимаю, что такое “вариант, основанный на ускоренном варианте адаптации”. Дело в том, что ускоренная адаптация может быть в рамках некоего инерционного варианта санкционных режимов, внешнеполитической конъюнктуры и т.д. - и ее радикального изменения. Ухудшения, конкретно скажем. Ужесточения санкционных режимов, появления дополнительных ограничений на экспорт и импорт, ограничения расчетов - что ставит российскую экономику в сложные условия. Мы ускоренно адаптируемся к худшему варианту развития событий? Или у нас адаптация к текущим проблемам, которые мы до конца еще не решили? В частности, по тому же импортозамещению. И это проблема не прогноза - это проблема экономической политики в целом. Неопределенность очень высокая.

Как следовало из ответа замминистра, “мы не можем заложить в бюджет вариативность прогнозных значений”, и “поэтому сценарий ускоренной адаптации предполагает, что мы справимся”. Да, и еще “в консервативный вариант прогноза заложен больший объем рисков” - без подробностей. Нет, они есть в открытом доступе: падение ВВП на 8,8% по итогам 2025 года, а в 2022-м - на 2,9% вместо 0,7% в базовом сценарии, и т.д. Причем некоторые “пессимистичные” цифры оказываются даже оптимистичнее “базовых”. Но разбираться в долях процентов вряд ли имеет смысл: “Прогнозы Минэкономразвития, как правило, не сбываются”. И если исходить из этого утверждения Шмакова, смысл выступления замминистра экономразвития в том, чтобы представить радужную экономическую картину ближайшей бюджетной трехлетки: “Мы справимся”.

В этом свете неудивительно, что Михаил Шмаков еще во вступительном слове предложил вообще не обсуждать повестку. Наверняка в сердцах, потому что потом обозначил пункты, которые стоит обсудить с профсоюзной точки зрения, но все же. Какой смысл, когда, как говорят даже социальные партнеры, “неопределенность очень высокая”. И когда, вернемся в начало, “профсоюзы запрещаются”.

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Махнев Михаил
06:09 от 30.09.2022
В своё время, кажется, в 2017 году, выступая на Генсовете, Михаил Викторович вполне искренне и, наверное, не без оснований говорил, что наличие системы социального партнёрства и такого инструмента как РТК в России - это главное отличие 1917 и 2017 годов, которое предотвращает стихийные выступления и радикальные изменения в обществе...

Уже в 2018 году социальные партнёры в лице государства показали, что такой серьёзный вопрос как повышение пенсионного возраста, они в РТК рассматривать не собираются...

А в 2022 году уже сам Михаил Викторович с досадой и обидой говорит: А нужна ли государству РТК?!

Ответ напрашивается грустный: вроде бы нужна, но как декоративный элемент, не как орган принимающий решения, а консультативно-представительная конструкция вроде общественного совета при Минтруде.

Почему так происходит? На мой взгляд, потому что реальное социальное партнёрство(хотя я не являюсь его поклонником в целом) возможно лишь при демократическом управлении государством. Автократиям никакие консультации с партнёрами не нужны: они лучше знают что делать и работают оперативно. И вообще при автократиях есть либо соратники, либо враги. Партнёры - это либо политически близорукие соратники, либо замаскированные враги (криминальные структуры с коррупцией - не напоминает?).
Таким образом, с 2018 по 2022 годы мы медленно, но верно сползли в автократическую де-факто систему принятия решений. "Потому что иначе нельзя, время сейчас такое - ОСОБОЕ!" говорят нам. "А точно ли нельзя или просто кому-то так удобно?" - тихо думаем мы. Пока мы думаем, профсоюзную собственность соратники прибирают к рукам...
К слову, призывы выстроить профсоюзный холдинг и загнать пасту в тюбик тоже хорошо ложатся на общий тренд: так проще и эффективнее... вроде бы.

А вот будет ли у нас "17-ый год" вопрос вновь обретает актуальность... если предохранительного клапана(РТК) де-факто уже нет, а к условиям социального расслоения добавились военные угрозы (чем не Первая Мировая, явно повлиявшая на события 1917 года) и враждебные действия мировых держав, осталось только экономику уронить (до уровня очередей за хлебом) и все факторы сойдутся...
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика