Статьи
История в газете

Из архива «Солидарности» - воспоминания о председателе ВЦСПС Алексее Шибаеве

История в газете

Фото: архив "Солидарности"

В 2020 году исполнилось 30 лет со дня выхода первого номера газеты “Солидарность”. Мы возникли как городская профсоюзная газета и все это время писали о важнейших событиях в профсоюзной, политической, экономической и социальной жизни России и других стран. В рамках проекта ко дню рождения газеты мы напоминаем о наиболее интересных и важных материалах, опубликованных в газете с 1990 года.

Поскольку газету возглавляла на разных этапах целая группа историков, то и к историческим публикациям в “Солидарности” было особое отношение. По темам они широко шагали от событий древнего мира до новейшей истории. Нам удалось сделать несколько хороших публикаций мемуаров профсоюзных руководителей и их помощников советского периода. Фрагмент одной из этих публикаций предлагаем в этом номере…

Главный редактор Александр Шершуков

“Солидарность” № 35 (282), 2000

Рядом с Шибаевым

Воспоминания помощника председателя ВЦСПС

Мы начинаем публикацию мемуаров Ростислава Долгополова, замечательного человека, который является свидетелем и непосредственным участником многих важных событий в истории нашей страны и который долгое время проработал в профсоюзной системе ВЦСПС. Мы намерены публиковать эти мемуары почти без купюр, потому что воспоминания Р. Долгополова - не просто исторический документ, содержащий к тому же множество интересных подробностей и деталей, но и литературное произведение, написанное живым языком, ярко и талантливо. Надеемся, что читатели с нами согласятся.

9 сентября 1969 года раздался звонок от Антонины Михайловны Шигаевой - бессменного секретаря всех первых секретарей Саратовского обкома КПСС. Она сообщила, что Алексей Иванович Шибаев приглашает меня к себе в 12 часов. Беседа состоялась в том самом кабинете, в котором мне впоследствии приходилось бывать очень часто на протяжении семи лет. Алексей Иванович встретил меня довольно приветливо, выглядел бодро, шутил: “Ну, рассказывай, что ты там, на своей студии, делаешь? Как идут дела? Работой доволен? Ну а мы тут посоветовались и решили, что хватит тебе там сидеть, пора возвратиться в обком ко мне помощником. Как ты на это смотришь?” Что я должен был ответить? Сказал, как было положено в те времена. Что я коммунист, партийную дисциплину понимаю и буду работать там, где скажут... “Вот и договорились. Народ тебя знает. Кстати, сколько ты там получаешь?” Я сказал, что вместе с премиями около 250 рублей в месяц. Мой ответ, видимо, озадачил Алексея Ивановича. “А у нас - всего 170. Ну ничего, - отшутился он, - остальное наберем как-нибудь...”

Нет, не знал я, что, начиная с этого дня, судьба свяжет меня с этим человеком на долгие-долгие годы, что благодаря ему, его покровительству и привязанности ко мне я испытаю и большой карьерный взлет, и такое же большое падение, когда настанет час его краха. Я и не мог тогда предположить, что вслед за ним уйду в Москву на высокий пост в ВЦСПС, вместе с ним объезжу полмира, буду причислен к когорте самых обеспеченных аппаратчиков в Москве с их кормушками, госдачами, поликлиниками, 4-м Управлением, персональными машинами и прочим.

Сейчас же у меня неотступно вертелась одна мысль - оказаться на должности помощника максимально полезным Шибаеву, облегчить его деятельность.

Как выяснилось позже, со слов самого Алексея Ивановича, его выбор моей кандидатуры был обусловлен рядом обстоятельств. Во-первых, я был “писучий”, то есть не испытывал мук при написании различных официальных бумаг. Это дело у меня было отлажено. Во-вторых, я “быстро схватывал”, мне не нужно было повторять или разжевывать какую-нибудь мысль или поручение.

Немаловажным было и то, что я, что называется, “умел держать алкогольный удар”, не теряя при этом ни облика, ни рабочего состояния. К тому же был уживчив, контактен, со мной “было легко”. Конечно, у меня была масса недостатков, порой я был ленив, кое-где мог схалтурить и т.д. Но не был болтлив. Для Шибаева важно было и то, что я не был “фараоном”, то есть историком или филологом, а окончил экономический факультет МГУ и прошел хоть и небольшую по времени и масштабу, но все же директорскую школу. Шибаев сам был из директоров и с уважением относился ко всем, кто попытал себя на этом посту.

На вникание в детали и осваивание обязанностей Шибаев мне времени не давал. Все это делалось на ходу, на практике. Вскоре после утверждения мы с ним выехали в первую командировку в город Маркс. В эту первую поездку я понял, что Шибаеву лучше не задавать вопросов о том, например, когда, куда мы поедем, сколько пробудем и когда вернемся. Он вообще не любил вопросов, не любил отвечать на них, а если отвечал, то так, что сразу понять было трудно; все как-то путано, намеками, почти всегда со смешками. Постепенно я уяснил, что он привык командовать обстоятельствами, мог и любил сам их создавать, но не любил и органически не принимал положения, когда обстоятельства командовали им.

Эта черта характера была, конечно, не врожденной, а стала благоприобретенной в период его директорства. Во время войны он был парторгом ЦК авиационного завода в Новосибирске, затем директором Ростовского вертолетного и Саратовского авиационного заводов. С этого поста он и был избран сначала вторым, а потом - первым секретарем Саратовского обкома КПСС.

С человеком такого высокого полета, да еще достаточно близко, я встречался впервые.

К тому времени А.И. Шибаеву шел 55-й год. За его плечами был громадный опыт хозяйственной и партийной работы. Он уже давно избирался членом ЦК партии, депутатом Верховного Совета СССР, а до этого - РСФСР. Хозяйство области и людей он знал досконально. Память в этот период жизни у него была просто феноменальная, но весьма своеобразная, я бы назвал ее избирательной. Он в любое время, днем и ночью, мог назвать сотни имен: директоров заводов, начальников цехов, участков, отдельных рабочих, директоров совхозов, председателей колхозов, бригадиров, механизаторов, полеводов, животноводов, агрономов и зоотехников. Но только по фамилиям, и почти никогда - по именам. Все областные руководители с их достоинствами и недостатками, деловыми и личными качествами и возможностями были заложены в его памяти, как в компьютере. К ним нужно было прибавить всех первых секретарей горкомов и райкомов партии, председателей исполкомов, многих ученых, врачей, представителей творческой интеллигенции, да и многих простых людей. Он много ездил по области, бывал в самых разных местах. Но эти поездки и встречи были тоже по-своему избирательными. Обычно он ехал туда, где или намечались серьезные провалы, или пахло хорошей деловой перспективой. И, как правило, поездки эти носили ключевой, поворотный характер.

Правда, бывали случаи, когда он говорил мне: “А вот, Ростислав, давно мы с тобой не были в Дергачах, поедем-ка, посмотрим, как там дела идут у такого-то председателя колхоза...”

За годы работы с ним в качестве помощника мы объездили практически всю область, все ее районы, вплоть до самых дремучих “медвежьих углов”. Ездили на машинах, на катере, по железной дороге, даже совершали полеты на “кукурузниках” и вертолетах.

Наибольшей интенсивности поездки достигали во время уборочной страды. Тогда А.И. Шибаев сам не вылезал из районов и областной аппарат весь разгонял, повторяя при этом, что в обкоме со всеми делами справится Антонина Михайловна Шигаева, которую он называл “шестым секретарем обкома”.

Вообще, Алексей Иванович в работе не признавал ни суббот, ни воскресений, ни праздников. Тут надо отметить одну особенность, которую я заметил позже. Постоянно с семьей он не жил. Его жена Руфина Николаевна жила одна в большой квартире, сама ходила в магазины, занималась детьми, внуками. Всю свою зарплату Алексей Иванович пересылал ей. Дети - Александр, Валентина, Алексей - жили отдельно, своими семьями, своей жизнью. А сам Алексей Иванович жил на даче в Октябрьском ущелье, которая официально принадлежала “Горзелентресту”. Мы часто приезжали туда после командировок, сооружали там с водителями нехитрый ужин, играли в бильярд или в неизменные “уголки”. Мне казалось, что Алексей Иванович не очень расположен оставаться в одиночестве, и задерживались мы у него довольно долго. Нет, конечно, в семье он бывал, но наездами и очень недолго. Как правило, на выборы он с Руфиной Николаевной появлялся на избирательном участке, иногда наезжал на какие-то семейные праздники, но... не больше.

“А”-СПРАВКА

Ростислав Викторович Долгополов

Родился в г. Астрахани в 1931 году. Окончил мореходное училище, Центральную комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ и МГУ им. Ломоносова. Работал судовым механиком, конструктором, директором киностудии, затем на комсомольской и партийной работе. Последние годы перед уходом на пенсию работал в Государственном комитете по науке и технике.

В период с 1969 по 1982 год работал непосредственно с А.И. Шибаевым - сначала помощником первого секретаря Саратовского обкома КПСС, затем помощником председателя ВЦСПС.

Теги:
Автор материала:
Александр Шершуков - История в газете
Александр Шершуков
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Последние материалы по тегу:
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика