Статьи

Музы есть, а денег нет

Какие инструменты профсоюзного влияния обсуждали на интеллект-форуме

Фото: архив "Солидарности"

По просьбам читателей “Солидарность” продолжает публикации об интеллект-форуме “Профсоюзы. XXI век. Новая реальность: возможности и риски”. Работа форума была разбита на тематические площадки, названные в честь лидеров мирового профсоюзного движения. Одна из площадок получила имя экс-президента Бразилии и профсоюзного деятеля Лулы да Силвы и была посвящена инструментам влияния профсоюзов на повседневную повестку - эффективным и неэффективным.

ПЕРЕГОВОРЫ

Первый инструмент, который обсудили на форуме, - социальное партнерство в формате Российской трехсторонней комиссии (РТК). Насколько эффективно он используется?

Модератор дискуссии - зампред ФНПР, главный редактор газеты “Солидарность” Александр Шершуков - пригласил порассуждать об этом представителей двух оппонирующих сторон РТК: секретаря ФНПР, руководителя департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Олега Соколова и президента Общероссийского объединения работодателей электроэнергетики “ЭРА России” Аркадия Замосковного.

Аркадий Замосковный, охарактеризовав себя как одного из наиболее последовательных сторонников профсоюзного движения, первым делом поставил вопрос ребром:

- Оттолкнемся от того, что в России в XXI веке есть профсоюзы. Но есть ли в России профсоюзы XXI века?

Александр Шершуков парировал встречным вопросом:

- А какого века у нас работодатели? А какого века у нас трудовые отношения?.. И если у нас трудовые отношения приближаются к XIX веку по ряду параметров, то и профсоюзы, наверное, должны быть адекватными трудовым отношениям.

Олег Соколов назвал закон об РТК уникальным. И при том - реально работающим. Во всех семи рабочих группах, действующих в составе РТК, участвуют профсоюзы. Все законопроекты и нормативно-правовые акты, которые готовятся в сфере социально-трудовых отношений, проходят обсуждение в этих группах.

Это на уровне страны. Однако на уровне субъектов РФ такая система, к сожалению, не работает, отметил Соколов. Чтобы ситуация изменилась, законодательство должно стать жестче.

Затрудняет нормальное ведение переговоров и то, что работодатели, в отличие от профсоюзов, попросту недостаточно представлены в РТК. С бизнесом вообще получается не очень: кто социально ответственный - тому и нагрузка больше, вот и все “преимущество”. Собеседники сошлись на том, что нужна система стимулов, которая заинтересует бизнес в социальном диалоге. Например, налоговые преференции и госзаказы тем работодателям, у которых есть профсоюз и коллективный договор, но нет трудовых конфликтов. В таких решениях, конечно, мяч у третьей стороны соцпартнерства - государства.

Другая проблема, которую назвал секретарь ФНПР: низкий уровень подготовки профсоюзных экспертов, которые, увы, не всегда могут компетентно участвовать в заседаниях РТК.

- Поэтому задача государства, а может, и работодателей, если они нас поддержат, - учить профсоюзных экспертов, учить за бюджетные деньги, - предложил Олег Соколов.

Его идею коллега по профсоюзной работе Шершуков не поддержал:

- Вообще-то государство у нас - один из крупнейших работодателей. Если оно начнет за бюджетный счет учить профсоюзных экспертов, то оно их научит в соответствии с тем, какими государство хотело бы видеть профсоюзы.

Какими их хотят видеть соцпартнеры - как раз обрисовал в общих чертах Аркадий Замосковный: не публично-протестными, а конструктивно-заседающими. Это, на его взгляд работодателя, куда эффективнее.

ПРОТЕСТЫ

Под сенью Лулы да Силвы выступил также экс-председатель профсоюзной организации “Качканар-Ванадий” Анатолий Пьянков. Его история - пример эффективного использования совсем другого инструмента профсоюзов, нежели переговоры. Организованные жесткие коллективные действия - вот что помогло работникам уральского предприятия добиться повышения зарплаты и других гарантий.

Профсоюзный комитет, прежде чем начать протесты, бился за решение вопроса путем переговоров. Не получилось. Тогда профком провел митинги, спросил мнение работников, и было принято коллективное решение начать “итальянскую забастовку” - “работу по правилам”, строго в соответствии с нормами и инструкциями.

“Итальянку” готовили тщательно. Листовку-обращение с объяснением ситуации, с объявлением о начале борьбы получил каждый из 6,5 тыс. работников предприятия. И каждый согласный присоединиться должен был подписать обращение и отдать обратно в профком. Подписи поставили 70% работников.

Председатели цехкомов ходили по подразделениям, заставляя людей учить и повторять инструкции.

Начавшись, “работа по правилам” приносила компании-владельцу, “Евразу”, убытки в миллион долларов ежедневно. Через четверо суток компания поменяла несговорчивого менеджера, а новый подписал с профсоюзом соглашение о росте тарифов и окладов на 20%, о сохранении автотракторного цеха в структуре горно-обогатительного комбината и выплате 600 работникам комбината незаконно удержанной премии.

Это было в 2007 году. А спустя восемь лет качканарцы провели новую “итальянскую забастовку”.

Она тоже закончилась победой. В 2015 году результатом стало повышение тарифов и окладов на 6,5%, установление выплаты 33 тыс. рублей материальной помощи к отпуску, а также выделение 47 млн рублей на “13-ю зарплату”, которая выплачивается работникам ГОКа ежегодно и сейчас равна средней зарплате по комбинату (около 53 тыс. рублей).

Анатолий Пьянков поделился не только подробностями проведения забастовок, но и некоторыми другими нюансами.

Силу профсоюзу придает не только принципиальная позиция лидера и осознанное членство (86% работников - члены профсоюза), но и финансовая независимость. Профком вкладывает средства в золото, зарабатывает на эффективных вложениях.

- Средства у профсоюза есть, мы не получаем от комбината [на профсоюзную работу] ни копейки, - подчеркнул Пьянков.

Другой секрет успеха - владение информацией, знание финансовых дел компании и умение этими знаниями распорядиться.

ВЫБОРЫ

Участники третьей дискуссии, проходившей в рамках площадки, разбирались в эффективности политического инструмента профсоюзов, целесообразности участия в выборах в законодательные органы власти.

Об этом предмете рассуждали два эксперта: психолог и журналист, экс-председатель Приморского регионального отделения Всероссийской политической партии “Союз Труда” Маргарита Усова и политтехнолог, руководитель департамента социальных гарантий и информации Федерации профсоюзов Свердловской области Аксана Сгибнева.

Разговор вращался не столько вокруг того, нужны ли профсоюзам “свои” депутаты (приняли за норму, что все-таки нужны), сколько вокруг того, как их продвинуть в парламенты разного уровня.

Эксперты говорили, что для успешной избирательной кампании требуются как минимум два атрибута: достойный лидер и деньги.

Беда в том, что профсоюзы живут в условиях дефицита - по крайней мере денег. Насчет лидеров - потенциал есть. Другой несомненный плюс (тоже потенциальный) - профсоюзная солидарность. В актив стоит записать и выстроенную профсоюзную структуру.

Разговор зашел о партии профсоюзных активистов “Союз Труда”. Именно структура и солидарность помогли в год выборов в Госдуму собрать за короткий срок более 200 тыс. подписей. Но партия до сих пор не может похвастаться политическими победами.

- Вопрос финансирования был определяющим, - утверждает Маргарита Усова.

И сейчас, по-видимому, остается таковым. Как показал опрос, недавно проводившийся в ФНПР, большая часть профсоюзных руководителей разных уровней структуры готовы поддерживать партию “Союз Труда” - правда, не материально. Денег нет.

Автор материала:
Ирина Середкина - Музы есть, а денег нет
Ирина Середкина
E-mail: suneto@mail.ru
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте