Статьи
Унтер-офицерская история

Работников “Северавтодора” подталкивают к голодовке

Унтер-офицерская история

Фото: severavtodor.ru

Побои, которые главный инженер нанес председателю первички, производственной травмой не считаются. К такому одиозному выводу пришли в Нижневартовском филиале “Северавтодора”. Дальнейшее “расследование” пришло к выводу, что побои профактивист нанес себе сам, а главный инженер еще и отбивался от нападавших. Теперь председателя первички увольняют. Работники начали процедуру оформления забастовки. Департамент труда и занятости региона неожиданно отказал примирительной комиссии в регистрации. И это подталкивает работников к проведению протестных действий, не регулируемых законодательством.

НЕ СВЯЗАНО С ПРОИЗВОДСТВОМ

Месяц назад длительный конфликт в АО “ГК “Северавтодор” завершился побоями профактивиста: в Нижневартовске, в филиале № 1, главный инженер Тимофей Дресвянников в присутствии нескольких десятков работников ударил в лицо Юрия Кузнецова - председателя первичной профорганизации. Кузнецов получил сотрясение мозга и несколько дней пролежал в больнице, а затем написал заявление в правоохранительные органы. (Подробнее о конфликте см. “Солидарность” 26, 28, 34, 38, 41, 2019; № 2, 24, 2020).

Работники филиала выдвинули требования: “Уволить директора филиала № 1 АО “ГК “Северавтодор” Дмитрия Койфмана и главного инженера Тимофея Дресвянникова”, а также привлечь последнего к уголовной ответственности. Эти требования они направили на имя губернатора ХМАО Натальи Комаровой и гендиректора компании Валерия Фомагина.

Что же произошло дальше? По словам Нугумана Залялятинова, председателя Тюменской территориальной организации профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства, главного инженера не только не отстранили от работы, но даже никак не наказали. Более того, 9 июля Нижневартовский филиал “Северавтодора” сообщил об итогах своего расследования - а именно, что имел место всего лишь несчастный случай: “Комиссия приходит к выводу о необходимости квалифицировать произошедший 17.06.2020 года на территории филиала № 1 АО “ГК “Северавтодор” несчастный случай с работником Юрием Александровичем Кузнецовым как несчастный случай, не связанный с производством”, так как он “в момент телесного повреждения не находился при исполнении своих трудовых обязанностей”.

ВЕРСИЯ ГЛАВНОГО ИНЖЕНЕРА

Крайне любопытен и “Акт о проведении служебного расследования”, составленный в филиале № 1. В комиссии не было ни представителей профсоюзов, ни техинспекции, ни местных властей. Только руководство филиала. И приведена версия главного инженера о случившемся. Вкратце она выглядит так: “В мой адрес посыпались вопросы и обвинения в “маленьком” начислении заработной платы, отказы от выполнения работы по этой причине, нецензурная брань”. А он, мол, обещал всем в личном порядке дать объяснения по поводу зарплаты и потребовал письменные объяснения о причине отказа от работы. В ответ работники, ругаясь, направились к месту для курения.

Главный инженер подошел к ним в курилке, “чтобы не допустить срыва работ”. И для этой цели “объяснял работникам, что надо выполнять работу, а не просто находиться на рабочем месте и требовать оплаты, что заработную плату надо заработать”. “На что работники позволяли себе оскорбительные высказывания на повышенных тонах с элементами ненормативной лексики в адрес руководителя компании, филиала № 1 и меня лично”.

“В какой-то момент я увидел в руках у водителя мобильный телефон и понял, что данный работник ведет видеозапись на территории производственной базы Филиала № 1 АО “ГК “Северавтодор”, и попросил Кузнецова Ю.А. выключить видеозапись, развернул его телефон в другую сторону. В этот момент некоторые сотрудники, находившиеся рядом со мной, начали дергать меня за рубашку, за пиджак с разных сторон, явно поддерживая поведение Кузнецова Ю.А. Для того, чтобы на мне не разорвали одежду, я стал размахивать руками, стараясь защитить себя и свои вещи, в какой-то момент поняв, что случайно вскользь задел Кузнецова Ю.А. по лицу. Цели ударить кого-либо, и вообще задеть, у меня не было, я просто хотел, чтобы сотрудники перестали меня дергать за одежду.

Далее Кузнецов Ю.А., Поддубный В.В., Тактагулов Р.Ш., Попов А.В., Байтлер В.А., Байтлер А.А., Сысосев С.В. начали агрессивное движение в мою сторону с явным желанием причинить вред моему здоровью, сопровождая оскорбительными высказываниями в мой адрес. Но кто-то из сотрудников, с высказыванием о том “Хватит!!! Мы своего добились”, остановил их. После этого высказывания в адрес поступили угрозы о том, что меня засудят, испортят мне репутацию, будут писать на меня всюду жалобы, уволят меня, и что “мне конец”.

После происходящего сотрудники направились по своим местам, а Кузнецов Ю.А., Поддубный В.В., Попов А.В., А.А. Сысосев - в сторону диспетчерской. Я остался в месте для курения, куда минут через пять вернулся Кузнецов Ю.А., и я увидел, что у него на лице, а именно на правой стороне с области скулы, появилось небольшое покраснение. Я испугался, предложил вызывать скорую помощь, пытался спросить у Кузнецова Ю.А., как он себя чувствует, нужна ли ему помощь. Но в ответ он стал демонстративно кричать, чтобы я от него отошел и вообще держался подальше. Так же он прокричал, что уже вызывал скорую и полицию”.

Тимофей Дресвянников попросил провести служебную проверку “по факту нарушения трудовой дисциплины, пунктов 2.3 и 2.5 трудового договора, правил и норм поведения, корпоративной этики, принятых в организации и закрепленных и локальных нормативных актах”.

ОТВЕТ КОМПАНИИ

То есть работники нуждались в объяснениях, что, мол, зарплату надо зарабатывать, рвали одежду на главном инженере, а потом сами друг друга побили. Отличная версия.

Но в редакции есть видеозапись инцидента. И там видно, что Дресвянников стал пытаться отнять телефон у Кузнецова после вопроса последнего о том, почему нарушается закон и почему всех работников выпускают на линию без медицинского осмотра. Телефон откинуло в сторону, и самого удара не видно, но зато слышно реакцию окружающих на это: “Руки свои убери! Эй, тихо, тихо!” Ну а затем и более экспрессивные выражения. В момент, когда главный инженер стал выдирать телефон из рук, рядом с ним никого не было, за одежду его точно никто не хватал. “Скорую” работники решили вызвать сами, через пару минут после инцидента. Дресвянников же требовал, чтобы с предприятия ушли все, кто готов быть свидетелями и писать заявление в полицию.

Руководство “Северавтодора” отказалось увольнять инженера, распускающего руки: “Описываемый вами в обращении случай не находится в плоскости социально-трудовых взаимоотношений, что подтверждается заявлением Дресвянникова в ОП-1 УМВД России по г. Нижневартовску о проведении проверки в отношении Кузнецова Ю.А. и привлечении его к соответствующей ответственности по результату проверки.

В момент инцидента Кузнецов Ю.А. не осуществлял профессиональной деятельности, не реализовывал права профсоюзов, следовательно, Дресвянников Т.А. не препятствовал законной деятельности первичной организации Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства и не нарушал законодательство Российской Федерации о профсоюзах.

Принимая во внимание вышеизложенное, у филиала № 1 АО “ГК “Северавтодор” отсутствуют основания и обязанность по расторжению трудового договора с главным инженером Дресвянниковым Т.А. ввиду отсутствия в действиях Дресвянникова Т.А. признаков нарушения законодательства о профессиональных союзах”.

Значит, бить работников - нормально с точки зрения работодателя. И виноваты в этом они сами.

УВОЛЬНЕНИЕ ПРОФАКТИВИСТА

Пока Кузнецов был в больнице, с двух участников скандала (Попова и Сысоева) потребовали докладные “по факту несвоевременного выхода на линию и простоя больше 30 минут” с 15 по 17 июня. Хотя время в работе - это чистое время в движении, за все остановки надо было отчитаться. (При том, что ждать, пока отгрузят асфальт, можно и по два-три часа.) Затем работников стали “пересаживать” на другие машины, хотя за каждым закреплена определенная техника. На нее есть приказ, за нее они расписались и должны работать только на ней.

- Работникам устно приказывали сесть за другие машины, - поясняет Нугуман Залялятинов. - Приказ не подписывали, переоформление техники не проводили. То есть людям приказывали нарушить их обязанности. А потом требовали с них объяснительные, почему они отказываются выполнять распоряжения начальника автоколонны.

Работники отказывались выходить на линию с неправильно оформленными документами. Их решили “перевести” на ручной труд, дорожными рабочими. Тогда члены коллектива написали заявления с просьбой предоставить приказ и обоснование причин перевода. Ни того, ни другого не получили. И несколько дней просидели в столовой. Тем временем Кузнецов вышел с больничного, и его стали прессовать по той же схеме. И быстро “впаяли” два выговора.

- Кузнецова хотят уволить, мне выслали запрос на мотивированное мнение нашей вышестоящей организации, - говорит Залялятинов. - После отпуска его ждет увольнение. Один выговор у него был с прошлого года, за несуществующее ДТП, и два выговора - этого года, за отказ садиться за сломанную машину. Я подготовил отрицательное “мотивированное”. К увольнению Кузнецов готов.

ПРИНУЖДЕНИЕ К ГОЛОДОВКЕ

Тем временем коллектив тоже готов - к протестным действиям.

“В настоящее время мы, работники предприятия, в соответствии со ст. 379 ТК РФ имеем право на самозащиту, а именно, мы имеем право не выходить на работу, когда условия труда на рабочем месте угрожают здоровью и жизни работников. Учитывая тот факт, что стали бить по лицу в присутствии свидетелей и на рабочем месте, как мы можем работать на дороге, где нет ни свидетелей, ни камер. Значит, нас могут убить на рабочем месте!” - писали работники в конце июня.

Кроме увольнения руководителя, распустившего руки, они выдвинули экономическое требование - повысить тарифные ставки до размеров, зафиксированных в отраслевом соглашении. Это примерно вдвое больше.

Работников проигнорировали. В свою очередь областные власти проигнорировали обращения ЦК профсоюза. Правоохранительные органы в возбуждении дела не отказали, но и дело еще не завели. После репортажа местного телеканала с Кузнецовым связался прокурор. Были встречи с участковым, проводится судебно-медицинская экспертиза полученного вреда.

В таких условиях первичка Нижневартовского филиала решила начать оформление процедуры забастовки. Сейчас в профсоюзе, по словам председателя теркома, около 140 работников из 290.

- И - вы не поверите - департамент труда и занятости ХМАО нам отказал в запросе регистрации примирительной комиссии! - возмущается Залялятинов. - Сделали хитрый административный регламент, который идет вразрез с Трудовым кодексом. Потребовали доверенности, доказательства, что мы - единый коллегиальный орган, что провели общее собрание и тому подобное. Хотя у профсоюза есть право без доверенности представлять работников. В общем, делается все, чтобы затормозить процедуру забастовки. Работодатель тоже не ответил на наши требования, хотя прошло больше 15 дней. Фактически нас сейчас провоцируют на проведение забастовки без соответствующих законодательных процедур. Люди уже готовы на голодовку. В ближайшее время я собираюсь поехать в Нижневартовск. Для чего я еду? Помимо организации забастовки никто нам не запрещает проводить митинги и пикеты. И буду писать каждый день в администрацию, просить предоставить места для одиночных пикетов. Люди созрели, их довели до крайности. По крайне мере, по телефону я слышу такие заявления. Приеду, посмотрим друг другу в глаза, и будем уже там решать, кто и на что готов.

Автор материала:
Полина Самойлова - Унтер-офицерская история
Полина Самойлова
E-mail: Samoilova@solidarnost.org
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet