Что это?

10 августа помощник президента РФ Андрей Белоусов предложил президенту РФ Владимиру Путину изъять 513,7 млрд рублей у предприятий в качестве сверхдоходов за 2017 год. В приложении к письму представлен список из 14 металлургических, горнодобывающих и химических компаний - это «Евраз», НЛМК, «Норникель», «Северсталь», «Металлоинвест», ММК, СУЭК, «Мечел», «Алроса», «Полюс», «Сибур», «Фосагро», «Уралкалий», «Акрон».

И на что хотят потратить деньги?

В первую очередь власти ищут средства на исполнение нового майского указа президента. Сам Белоусов говорил о том, что необходимо уравнять налоговую нагрузку этих 14 компаний с нефтегазовыми компаниями. В 2016 году правительство изъяло около 600 млрд рублей дополнительных доходов у нефтяных и газовых компаний-экспортеров, которые они получили в результате девальвации рубля за последние два года. Если же совсем коротко, то Белоусов сказал: «делиться надо».

У компаний есть столько денег?

По оценке Белоусова, благодаря рыночной конъюнктуре в 2017 году металлургическим и химическим компаниям-экспортерам удалось заработать более 1,5 трлн рублей прибыли до вычета процентов, налогов и амортизации (EBITDA), а налоговая нагрузка в этих отраслях (7%) была ниже, чем в нефтегазовой отрасли (28%).

«Целесообразно создать механизм, позволяющий изымать у сырьевых экспортеров часть дополнительных доходов, которые они получают от ослабления рубля – то есть изменения не зависящих от них макроэкономических факторов – и роста мировых цен на их продукцию», – объяснил Белоусов.

Его поддержали?

Против высказались все ведомства, которым поручено подготовить отзывы: Минэкономразвития, Минприроды, Минэнерго, Минпромторг. Против выступил и Минфин. 17 августа официальный представитель первого вице-премьера — министра финансов Антона Силуанова — сообщил журналистам, что правительство считает нецелесообразным увеличивать налоговое бремя на экспортеров. Не поддержал идею и Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).

Почему?

Минфин считает, что изъятие доходов «негативно повлияет на инвестклимат», а также «подрывает принцип стабильности и предсказуемости фискальных условий». РСПП заявило, что решение об изъятии сверхдоходов приведет к дефолту части компаний и к невозможности исполнения майского указа президента РФ в части прорывного развития отраслей и наращивания экспорта несырьевых товаров.

А есть те, кто за?

Пресс-секретарь президента РФ подтвердил, что президент дал согласие на экспертную проработку этого вопроса в правительстве.

Были ли подобные примеры в других странах?

Конкретно такого примера в мире не было, но были подобные. Так, в начале 1980-х годов в США был введен дополнительный налог на избыточные доходы от реализации нефти. Ставка налога для всех американских нефтяных компаний составляла от 22,5% до 70% в зависимости от типа месторождения и категории производителя. В 1997 году в Великобритании был введен налог на сверхприбыль с компаний, который участвовали в приватизации госпредприятий. По мнению консервативного правительства, приватизация была осуществлена по ценам ниже рыночных, что позволило получить значительную прибыль. В 2006 году Монголия ввела налог на сверхприбыль от добычи золота и меди, идущих на экспорт (и отменила его через три года).

Каковы шансы, что предложение примут?

Секретарь ФНПР Александр Шершуков считает, что предложение Белоусова «выглядит достаточно рациональным, потому что это не обескровливание компаний, но срезание с них части жировой прослойки». Однако большинство экспертов считают, что предложение Белоусова принято не будет. «Уж очень оно экзотическое с одной стороны, а с другой - уж очень не вовремя», - выражает наиболее популярное мнение финансовый омбудсмен Павел Медведев.