Статьи
Забастовка - не голодовка

Голодовка энергетиков 1996 года в публикации "Солидарности"

 Забастовка - не голодовка

Фото: архив "Солидарности"

В 2020 году исполняется 30 лет со дня выхода первого номера газеты “Солидарность”. Мы возникли как городская профсоюзная газета и все это время писали о важнейших событиях в профсоюзной, политической, экономической и социальной жизни России и других стран. В рамках проекта ко дню рождения газеты мы напоминаем о наиболее интересных и важных материалах, опубликованных в газете с 1990 года.

Сегодня, обсуждая сложности проведения забастовок по нормам Трудового кодекса, нужно понимать, откуда мы пришли. А пришли мы, в частности, от голодовок как массового способа защиты своих трудовых прав. Собственно, поэтому в архиве газеты “Солидарность” встречаются публикации даже не о самих голодовках, а о том, как тогдашняя власть с этим боролась. Известно как. В стилистике анекдота про прапорщика и поезд: “Поезд, стой! Раз-два!” Впрочем, на тот момент никакими анекдотами и не пахло. Какие шутки, когда люди в качестве формы трудового протеста выбирают голод?!

Александр Шершуков, главный редактор

“Солидарность” № 16, 1996

О правомерности голодовок как акций протеста против нарушений конституционных прав граждан Российской Федерации

Акционерному обществу “Приморская ГРЭС” 29 июля 1996 года письмом № 581-10н из прокуратуры Пожарского района Приморского края направлено требование прокурора А.И. Губанова прекратить участие в голодовке работников оперативного персонала станции. Основание следующее - проведение голодовки противоречит Федеральному закону “О порядке разрешения коллективных трудовых споров”, который не предусматривает подобного вида публичных мероприятий, кроме того, голодовка делает невозможным участие оперативного персонала в трудовом процессе и может привести к полной остановке станции.

В разъяснении к требованию указано, что действие или бездействие оперативного персонала в силу каких-либо причин, которые могут привести к остановке станции и прекращению выработки энергии, наказывается в соответствии со ст. 69 Уголовного кодекса РСФСР (вредительство). Далее разъясняется, что объектом данного преступления является экономика государства и отключение предприятий и строек от электроэнергии является одним из видов вредительства. Мотив же, по которому совершается данное преступление, роли при его квалификации не играет.

Правовая инспекция труда Всероссийского комитета “Электропрофсоюз” обратилась в Правовое управление ФНПР с просьбой совместно рассмотреть вопрос о правомерности требования прокурора прекратить голодовку и правовые последствия предупреждения о привлечении участников этой акции к уголовной ответственности за вредительство.

Изучив представленные материалы, можно сделать следующие выводы.

В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. В течение многих месяцев конституционное право работников Приморской ГРЭС нарушается.

Конституция РФ высшей ценностью признает права и свободы человека и обязывает государство их защищать (ст. 2). Согласно ст. 18 Конституции именно эти функции определяют деятельность органов государственной власти, в том числе органов прокуратуры.

В Федеральном законе “О прокуратуре Российской Федерации” определено, что прокурор призван осуществлять надзор за исполнением законов (ст. 1). Предметом его надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина (ст. 26). Прокурор имеет право вносить протест на противоречащий закону правовой акт (ст.ст. 22, 23). Об устранении нарушений закона прокурор вносит не требование, а представление, причем оно адресуется должностному лицу, которое полномочно устранить допущенные нарушения.

Как указывалось выше, в отношении работников Приморской ГРЭС работодателем было допущено прямое нарушение ст. 37 Конституции РФ и ст. 96 КЗоТ РФ: в течение 6 месяцев им не выплачивалась зарплата.

Согласно ст. 45 Конституции РФ, имеющей прямое действие, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Норм, запрещающих голодовку, российские законы не содержат, следовательно, она, эта акция, - правомерна.

Закон “О порядке разрешения коллективных трудовых споров” не содержит запретов на участие в забастовке оперативного персонала электростанций. На Приморской ГРЭС соблюдалось проведение необходимых работ, что обеспечивало ее функционирование.

Статья 69 Уголовного кодекса РСФСР предусматривает, что если деяние, квалифицируемое как вредительство (то есть действие или бездействие, направленное на подрыв промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли или иных отраслей народного хозяйства, а равно деятельности государственных органов или общественных организаций с целью ослабления государства), совершено путем использования государственных или общественных предприятий, учреждений, организаций либо путем противодействия их нормальной работе, то оно наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет с конфискацией имущества.

Вредительство - это тяжкое государственное преступление, и привлечение к уголовной ответственности за него наступает при доказательстве умысла к подрыву промышленности с целью ослабления государства.

Потерявшие источник к существованию и отчаявшиеся работники Приморской ГРЭС, выходя на работу и исполняя свои служебные обязанности, провели голодовку, спровоцированную незаконными действиями работодателя, нарушившего их конституционное право на вознаграждение за труд. Никакого умысла на подрыв промышленности или основ государства они не имели.

Прокуратуре Пожарского района Приморского края известны эти обстоятельства, однако вместо внесения представления работодателю об исполнении ст. 37 Конституции РФ и ст. 96 КЗоТ РФ она направляет без указания должностного лица в адрес Приморской ГРЭС требование о прекращении якобы незаконной голодовки, прилагая к нему текст о возможности возбуждения против голодающих работников уголовных дел за вредительство.

Как уже отмечалось, умысел на подрыв промышленности у работников отсутствует. Кроме того, в новом Уголовном кодексе РФ, принятом 24 мая 1996 года, такого преступления, как вредительство, нет. Согласно ст. 10 нового УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Новый Уголовный кодекс вступит в силу с 1 января 1997 года.

Таким образом, требование прокурора А.И. Губанова о прекращении голодовки и предупреждение о возбуждении уголовного дела на основании ст. 69 УК РСФСР являются неправомерными. Данное требование (включая угрозу о возбуждении уголовного дела) по существу является воспрепятствованием проведению в соответствии со ст.ст. 37, 45 Конституции РФ такого публичного мероприятия, как голодовка, за что предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность (ст. 133-2 Уголовного кодекса РСФСР и ст. 166-1 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях).

В связи с вышеизложенным ФНПР обратилась к Генеральному прокурору РФ Ю. Скуратову с просьбой отменить требование Губанова о прекращении голодовки работников Приморской ГРЭС как незаконное и рассмотреть вопрос о привлечении А.И. Губанова к дисциплинарной ответственности.

Эмма Соколовская, главный специалист Правового управления ФНПР

Автор материала:
Александр Шершуков -  Забастовка - не голодовка
Александр Шершуков
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика