12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Ольга СоловьеваО результатах одной проверки2
В начале августа вместе с заведующим отделом правовой защиты и охраны труда нашего профсоюза проверили соблюдение требований трудового законодательства на проблемном предприятии, где продолжается давление на первичку. Отдельное спасибо ЦК профсоюза - откликнулись на нашу просьбу и приехали на помощь (когда работодатели ...
Ольга Соловьева
Генри ПушельСлужить и запрещать0
БАКСЫ НА ПЕСКЕ Сегодня новостью может стать решительно все. Даже если болонка, простите, нагадила на тротуар, новостью это станет не по ценности информации, но по самому факту опубликования. Это так, да. Но даже за такой новостью могут скрываться любопытные факты, которые порой могут потянуть даже на сенсацию или хотя бы ...
Генри Пушель
Светлана ПрокудинаЛотерея приятнее борьбы0
О фильме “Жерминаль” режиссера Клода Берри
Светлана Прокудина
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: про наезды3
"Во всем виноваты слабые профсоюзы!" - такое мнение можно услышать из СМИ, когда речь идет о невыплате зарплаты и других проблемах рабочих. На этот раз отличился АиФ, опубликовавший материал, где с одной стороны приводятся примеры победных для профсоюзных организаций трудовых конфликтов, а с другой (устами ...
Александр Шершуков
Боданин АлександрКоллективный информационный удар7
На Урале не стихает конфронтация между транснациональной компанией ЕВРАЗ и профсоюзом «Качканар-Ванадий», представляющем интересы работников Качканарского ГОКа. Очень ярким примером противостояния стал митинг, организованный профсоюзом против сокращения численности работников Качканарского ГОКа, прошедший 27 июня ...
Боданин Александр
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды5
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий

Статьи

Белые начинают и… проигрывают

Рабочее движение и мятеж генерала Корнилова

Белые начинают и… проигрываютФото: Виктор Булла (1883 - 1938) / wikimedia.org

К июлю 1917 года революционная эйфория, царившая в обществе, развеялась. В стране складывалось новое противостояние. Еще вчера обнимавшиеся и празднующие победу противники самодержавия ощутили, что их ожидания от революции были различны. Каждая социальная группа стремилась реализовать свои устремления, часто игнорируя интересы своих революционных “попутчиков”.

На фото: 4 июля 1917 года. Расстрел демонстрации в Петрограде на углу Невского проспекта и Садовой улицы

Начало цикла статей - в “Солидарности” №№ 4, 6, 9, 10, 12, 14, 16, 18, 20, 2017. Продолжение следует

Мечты предавшего царя окружения о власти, стремление к бесконтрольному получению сверхприбылей предпринимателями, ожидание политических свобод либеральной интеллигенцией, желание крестьян ликвидировать помещичье землевладение и, наконец, борьба рабочих за социальную справедливость - все это порождало острый клубок противоречий в послереволюционной России.

Граждане “самой свободной рес- публики” все более напоминали известных персонажей басни Ивана Крылова, безуспешно пытавшихся сдвинуть с места телегу. Не улучшало положение и Временное правительство, проводившее противоречивую политику и пытающееся оттянуть решение наболевших проблем до созыва Учредительного собрания.

К июлю 1917 года расстановка сил стала ясна. Водораздел проходил по самым важным вопросам, от решения которых зависело будущее страны: вопрос о земле, вопрос о мире и рабочий вопрос. Политическая борьба, если выражаться шахматным языком, перешла в стадию миттельшпиля, то есть начали развиваться основные события. Политики, как игроки в шахматы, стремились получить выгодную позицию и не упустить момента для нападения.

Июльский расстрел демонстрации солдат и рабочих дал надежду на перелом в пользу сил, стремящихся вернуть все назад, к “доброму старому времени”. 20 августа 1917 года на “частном совещании членов Государственной думы” Владимир Пуришкевич говорил: “До тех пор, пока Россия не получит диктатора, облеченного широкой властью, до тех пор, пока Верховный Совет не будет состоять из лучших русских генералов, которые выгнаны с фронта, которые жизнь свою полагали за Родину, - до тех пор порядка в России не будет”.

“ПУСТЬ КАВЕНЬЯКИ НАЧИНАЮТ ПЕРВЫМИ”

По словам генерала Антона Деникина: “страна искала Имя”. Министр-председатель Временного правительства Александр Керенский, видевший себя спасителем России, уже не устраивал представителей крупного бизнеса. Вскоре “Имя” возможного преемника Александра Керенского было найдено. Этим человеком стал Лавр Корнилов. “Корнилов гораздо более сильный человек, чем Керенский; если бы он смог укрепить свое влияние в армии и если бы последняя стала крепкой боевой силой, то он стал бы господином положения”, - писал посол Великобритании в России Джордж Бьюкенен.

Лавр Корнилов, несомненно, был храбрым и решительным генералом. Но хватало ли этого для роли военного диктатора? Как обрисовал Корнилова хорошо знавший его генерал Алексей Брусилов, это был “начальник лихого партизанского отряда - и больше ничего”. Однако недостатка в политических советниках при “спасителе России” не было. Наибольшую активность в продвижении генерала проявил комиссар Юго-Западного фронта, эсер Борис Савинков, занимавший крайне правую позицию. Сам Савинков писал: “С назначением генерала Корнилова главнокомандующим войсками Юго-Западного фронта стала возможна планомерная борьба с большевиками”.

Большевики же не спешили реагировать на политические ходы правых. Ставки были высоки. Лидер большевиков Владимир Ленин не хотел рисковать. Он писал: “Пусть грядущие Кавеньяки начинают первыми”. Генерал Луи Кавеньяк был главным организатором расправы над парижскими рабочими в 1848 году.

Таким образом, Лавр Корнилов и силы, стоящие за ним, были обречены сделать первый ход. Набирающее силу рабочее движение ставило их в цейтнот, то есть не оставляло времени для принятия правильного решения.

19 июля Лавр Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим. Большую роль в формировании общественного мнения в поддержку готовящегося выступления сыграл ординарец генерала Василий Завойко. Он был известен как ловкий нефтяной и финансовый спекулянт. Именно им была подготовлена и издана брошюра “Первый народный главнокомандующий генерал-лейтенант Лавр Георгиевич Корнилов”.

Но не только пиаром занимались сторонники Корнилова. Во всех крупных городах началось создание тайных обществ, объединяющих сторонников генерала. За их спиной стояли представители крупного бизнеса. Особенно ярко это проявилось на II Всероссийском торгово-промышленном съезде, проходившем 3 августа 1917 года. Выступавший на нем российский предприниматель и банкир Павел Рябушинский восклицал: “Когда же восстанет не вчерашний раб, а свободный русский гражданин? Пусть он спешит скорее - его ждет Россия… Пусть развернется во всю ширь стойкая натура купеческая. Люди торговые! Надо спасать землю русскую”.

Съезд создал “Совещание общественных деятелей”, в которое вошло около 300 человек. Среди них были такие известные в будущем представители Белого движения, как председатель временного комитета Государственной думы Михаил Родзянко, члены ЦК партии кадетов Павел Милюков, Василий Маклаков и Николай Кишкин, генералы Михаил Алексеев, Алексей Каледин, Николай Юденич и другие. Заседания совещания происходили закрыто, представители прессы на него не допускались.

Позже на следствии Лавр Корнилов покажет, что он и его окружение планировали создание коллективной диктатуры, так как установление единоличной диктатуры было признано нежелательным. Это объяснялось намерением крупных промышленников сохранить контроль над действиями будущего диктатора. Заговорщики планировали создание “Совета народной обороны”, где Александру Керенскому отводилась роль министра-заместителя.

АНТИНАРОДНЫЕ РЕШЕНИЯ

Понимая важность рабочего и земельного вопросов, окружение генерала Корнилова предполагало издать два приказа. Один - о повышении заработной платы железнодорожникам и служащим почты. Другой - о земле, которую обещали нарезать только активным участникам войны с Германией.

Железнодорожники и связисты были нужны будущему диктатору для сохранения управляемости страной, а наделение землей активных участников войны было вызвано желанием хоть как-то удержать крестьян в окопах. При этом расплывчатость приказа позволяла саботировать решение земельного вопроса. В остальном программа генерала Корнилова оригинальностью не отличалась. Железные дороги, оборонные предприятия и шахты следовало объявить на военном положении, запретив митинги, забастовки и вмешательство рабочих в управление хозяйственными вопросами. Проводить эти мероприятия предполагалось “с железной решительностью и последовательностью”.

19 августа Рига была сдана немцам. Даже послы союзников увидели в этом злонамеренный умысел. Румынский посол Константин Диаманди после своей встречи с Лавром Корниловым писал: “Генерал Корнилов рассчитывает также на впечатление, которое взятие Риги произведет в общественном мнении в целях немедленного восстановления дисциплины в русской армии”.

Временное правительство было в курсе всех приготовлений Верховного главнокомандующего. И Александр Керенский считал, что в поисках “Имени” страна должна остановиться на его фамилии, полагая себя более подходящим.

Вечером 24 августа Верховный главнокомандующий назначил генерала Александра Крымова командующим Отдельной (Петроградской) армией. Генерал Крымов был не новичок в подобных “проектах”. Еще в январе 1917 года он участвовал в заговоре председателя Государственной думы Александра Гучкова с целью отстранения от власти Николая II.

Теперь перед Александром Крымовым стояли задачи арестовать Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, запретить митинги, демонстрации, собрания и забастовки, установить комендантский час. Все виновные в нарушении этих правил подлежали расстрелу на месте.

Фактом является и участие иностранных военных в выступлении генерала Корнилова. Приведем отрывок из воспоминаний члена американской миссии Красного Креста в России полковника Раймонда Робинса о беседе с военным атташе английского посольства в Петрограде Альфредом Ноксом:

“Он (генерал Нокс) продолжал: “Вам бы следовало быть с Корниловым” - и покраснел, вспомнив, что мне известно, что английские офицеры, одетые в русскую военную форму, в английских броневиках следовали за наступавшим Корниловым и едва не открыли огонь по корниловским частям, когда те отказались наступать дальше Пскова”.

ДЕЛО В РАБОЧИХ РУКАХ

Опасаясь за свою политическую, да и не только, судьбу, Керенский вынужден был открыто выступить против мятежного генерала. Единственной реальной силой, на которую он мог опереться в этой политической борьбе, оставались рабочие объединения.

Рабочим было что терять. Несмотря на июльские события, попытки “обуздать” пролетариат в большинстве случаев закончились неудачей. На предприятиях сохранялся восьмичасовой рабочий день, фабзавкомы контролировали сверхурочные работы, вмешивались в вопросы найма и увольнения рабочих и служащих. Члены фабзавкомов получали плату за выполнение своих функций в Советах, профсоюзах, продовольственных комитетах.

Победа генерала Корнилова грозила рабочим потерей всех этих завоеваний. Именно поэтому призывы к сопротивлению нашли отклик в рабочей среде.

Первым шагом в сопротивлении стала “чистка” среди администрации предприятий. Рабочие удаляли с заводов и фабрик все подозрительные элементы, угрожавшие производству.

Следующим шагом стало вооружение рабочей красной гвардии. Только фабзавком Сестрорецкого оружейного завода во главе с Семеном Восковым передал петроградским рабочим 7 тыс. новых винтовок.

Помимо вооружения рабочие Петрограда организовали строительство оборонительных рубежей, при этом все задействованные на работах люди получали заработную плату.

Не осталась без внимания и информационная работа. На каждом предприятии было организовано дежурство представителей рабочих у телефонов, велась борьба с “ложными” слухами. Существовал специальный телефон для проверки провокационных сообщений. В некоторых районах города было запрещено продавать буржуазные газеты. Так, Нарвский районный совет рабочих и солдатских депутатов вынес постановление: “Запретить продажу всех буржуазных газет и журналов в пределах… района впредь до особого распоряжения”.

Принятые меры способствовали быстрому и бескровному подавлению выступления генерала Корнилова. 2 сентября он был арестован и посажен под арест. Генерал Крымов застрелился.

Устранение таких значимых для Белого движения фигур изменило соотношение борющихся сил. “…Какой жалкий и быстрый провал!” - констатировал лидер большевиков Владимир Ленин. Следующий ход был за левыми силами.

Автор - к.и.н., доцент, зав. лабораторией по анализу и прогнозу профдвижения СПбГУП

Все по теме: Почитать

Дмитрий Лобок
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

войти | Зарегистрироваться