16+
Наши каналы в соцсетях:
Яндекс.Дзен YouTube Twitter В Контакте Facebook
Вы также можете войти через
Светлана ПрокудинаВласть денег и профсоюза0
О фильме “Колыбель будет качаться” режиссера Тима Роббинса
Светлана Прокудина
Генри ПушельНе укради0
На память Любовь, думается, не бывает сама по себе, ей обязательно нужно к чему-то привязаться. Не в том смысле, что любви не бывает без объекта - это ежу понятно. А в том, что объект этот должен иметь особые для тебя свойства. Вот они-то тебя на самом деле и интересуют, а на девушке, айфоне или мороженом ты свою любовь просто, ...
Генри Пушель
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: о "профсоюзной" молодежи8
Не вся профсоюзная молодежь одинаково полезна. Некоторые ее представители рассматривают свою «элитарность» исключительно как возможность мотаться по интересным им мероприятиям за счет коллектива. В новом «Профсоюзном подходе» поговорим о том, какие задачи должны ставить перед собой молодые профлидеры. А чего ...
Александр Шершуков
Сергей ФилинЧастные агентства занятости. Инструкция по применению3
В России применение заёмного труда запрещено законом с 1 января 2016 года.  Но ловкие дельцы придумывают хитрые схемы обхода запретов... Давайте поясню на примере.
Сергей Филин
Боданин Александр«Итальянка»: на чей же карман, направлен удар2
Даже общаясь в профсоюзной среде, мне неоднократно приходилось сталкиваться с людьми, которые никогда не слышали и не понимают, в чем заключается смысл так называемой «итальянской» забастовки. На примере истории Качканарского ГОКа мы, работники Качканарского горно-обогатительного комбината убедились, что это очень ...
Боданин Александр
Ольга СоловьеваОптимизация бюджета13
Недавно все профсоюзное сообщество России впервые имело возможность смотреть прямую линию с Михаилом Шмаковым. Актуально, качественно и своевременно. Спасибо - огромное и душевное - и Михаилу Викторовичу, и организаторам прямой линии. Может, не все вопросы удалось охватить, но это серьезный прорыв. В ходе прямой линии ...
Ольга Соловьева
Артем ШишковПроживи на МРОТ: неделя третья0
На этой неделе принял участие в обсуждении темы МРОТ и прожиточного минимума в прямом эфире программы "Отражение" на Общественном телевидении России. Тема актуальна, но эксперты... Профессор Высшей школы экономики Иван Родионов и эксперт в области управления персоналом Алексей Мазуров рассуждали: надо или нет повышать ...
Артем Шишков
Илья КосенковКак повысить численность, усилить мотивацию, увеличить взносы?10
Если Вас волнуют указанные вопросы, значит, настало время внедрять электронный персональный поименный учет членов профсоюза, который действует в режиме on-line (сейчас).  
Илья Косенков
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды5
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин

Статьи

Хапнуть и уйти

Становление новой дисциплины труда в Советской России

Хапнуть и уйтиФото: rusplt.ru

“Солидарность” продолжает посвященный столетию Февральской революции цикл статей кандидата исторических наук, доцента, профессора Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Дмитрия Лобока. В этой статье он расскажет о послереволюционном становлении трудовой и производственной дисциплины, а также об отношении к этому партий и самих рабочих.

На фото: сборка броневиков на Ижорском заводе, 1916 год

Продолжение цикла статей.
Начало в “Солидарности” №№ 4, 6, 9, 10, 12, 14, 16, 18, 20, 22, 23, 26, 28, 30, 33, 35, 2017

ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ВСЕМ, РАБОЧИЕ - НИКОМУ

Национализация предприятий, централизация управления промышленностью - все это давало надежду на спасение катящейся в пропасть экономики. Однако декреты советского правительства ничего не стоили без осознания рабочими важности производственной дисциплины. Сама по себе национализация не давала гарантии повышения производительности труда и трудовой дисциплины.

Прослойка квалифицированных, сознательных рабочих, понимающих важность ответственного отношения к работе, в сложившихся социально-политических условиях была невелика. В годы Первой мировой войны на предприятия пришло много новых людей, не знакомых с традициями рабочего движения. Большая часть явилась на заводы, чтобы избежать мобилизации или заработать побольше перед возвращением в деревню. Выступая за национализацию своих предприятий, свежеиспеченные “пролетарии” полагали, что теперь государство будет обязано позаботиться о них, сохранить рабочие места, обеспечить финансирование производства и зарплату. Рабочие, выходцы из деревни, считали: “Пусть начальство думает, а моя хата с краю”. По их мнению, в условиях, когда предприниматели не справлялись с организацией производства, а рабочий контроль был малоэффективен, именно “пролетарское государство” должно было обеспечить работников всем необходимым.

Именно эта часть рабочих стремились превратить предприятие, по выражению Петроградского совета профсоюзов, “в простое оружие вытягивания средств из народной казны в ущерб всему населению”. Председатель советского правительства Владимир Ленин писал, что единственным помышлением таких людей было “хапнуть и уйти”.

Понимание важности сознательного отношения рабочих к своей работе проявилось с первых шагов советской власти. Сразу после октябрьских событий 1917 года Петроградский совет, профсоюзы и фабрично-заводские комитеты выпустили специальное обращение “Ко всем рабочим Петрограда”. В нем говорилось: “Работа на заводах и во всех предприятиях необходима новому правительству Советов, потому что всякое расстройство работ создает для нас новые затруднения, которых и без того довольно”. Многие заводские комитеты, состоящие из старых кадров рабочих, стремились к установлению революционной дисциплины, но часто наталкивались на непонимание. Заводской комитет Путиловского завода писал в своем воззвании: “К прискорбию, среди товарищей встречаются люди (правда, их немного), которые свободу поняли как произвол личных желаний, как разнузданность, всегда вредящую общему делу. Долг каждого товарища - останавливать, предупреждать от проявления такого произвола и разнузданности”.

Вскоре от увещеваний завкомы стали переходить к более предметным мерам по налаживанию трудовой дисциплины. Первоначально это происходило в мягкой форме, проявившейся в разработке уставов самодисциплины. Например, принятый на заводе “Арсенал Петра Великого” устав вменял в обязанность всем рабочим “заботиться об улучшении производства, вырабатывать ежедневно полное количество работ стоимости оплаты труда, не опаздывать и не уходить раньше гудка с работы”. Но в уставах отсутствовали меры принуждения по отношению к нарушителям производственной дисциплины. Это вело к игнорированию воззваний рабочими.

ПОПУЛИЗМ АНАРХИСТОВ И МЕНЬШЕВИКОВ

Подливали масла в огонь и анархисты. Один из видных анархистов Андрей Андреев писал: “Организовать производство - равносильно одеть смирительную рубашку на волю”. Анархисты утверждали, что каждый рабочий сам должен решать, когда и сколько ему работать. Одновременно с этим они постоянно требовали принятия резолюций о повышении зарплаты. Так, на “Арсенале” в ноябре 1917 года анархисты хотели включить в требования рабочих выплату 15-процентной надбавки, начиная с первого дня войны.

Не брезговали популизмом и представители меньшевиков. Исходя из своих теоретических воззрений на природу советского государства, они видели в нем только очередного эксплуататора. Следовательно, рабочие должны были вести борьбу за повышение зарплаты любыми средствами, не исключая забастовки. Именно под влиянием меньшевиков рабочие Металлического завода потребовали платить им по 12 рублей в день, начиная с июля 1917 года. При этом меньшевики “забыли”, какую позицию они сами проявляли по отношению к требованиям рабочих, находясь в составе Временного правительства.

Особую позицию занимали в вопросах организации трудовой дисциплины анархо-синдикалисты. В их резолюциях звучали призывы о захвате “свободными, автономными революционно-пролетарскими организациями производства”. При всей привлекательности, этот лозунг неизбежно вел к дезорганизации экономики страны. Отдельные анархо-синдикалисты призывали вообще к полному разделу предприятий. В конце ноября 1917 года такой призыв прозвучал на фабрике “Красное знамя”. Он нашел горячую поддержку среди части рабочих, связанных с деревней. Фаб- завкому пришлось приложить много усилий для сохранения производства.

Практика первых дней существования советской власти показала, что методы убеждения и призывы к сознательности не способны переломить ситуацию с соблюдением дисциплины труда. Продолжающийся развал промышленности толкал власть на использование не только “пряника”, но и “кнута”. Однако предложения о введении мер принуждения столкнулись с сопротивлением внутри правящей партии. Так, “левые коммунисты” считали, что рабочий лишь сознательно может подчиняться нормам трудовой дисциплины, а если сознательность отсутствует, то подчиняться требованиям не обязательно. По их мнению, трудовая дисциплина при использовании старых специалистов может стать “закрепощением и полным закабалением рабочего класса”. Представители “левых коммунистов” резко выступили против сдельной оплаты труда и премий. Они утверждали, что “система сдельных работ и премий есть капиталистическая система”, которая ведет к расколу рабочего класса на квалифицированных и чернорабочих, а значит - к развалу профсоюзного движения.

Суровая действительность тем временем диктовала свои условия. Руководство предприятий все чаще прибегало к методам принуждения при организации производственной работы, вовлекая в эту деятельность профсоюзы.

В ЕЖОВЫХ РУКАВИЦАХ ПРОФСОЮЗА

В начале 1918 году ВЦСПС издал директиву о необходимости создать на фабриках и заводах суровую, железную пролетарскую самодисциплину, призывая все профсоюзы к поднятию производительности труда. Они должны были признавать, что за гарантированную зарплату должна быть гарантирована твердая норма производительности. Для этой цели при каждом союзе должна была возникнуть комиссия (бюро нормирования), определяющая нормы производительности каждого цеха и каждой категории рабочих, занятых в производстве.

Также были разработаны “Примерные правила внутреннего распорядка на предприятии”. Они не допускали опоздания на работу и перерывов, кроме обеденных. Даже на мытье рук отводилось не более пяти минут. В документе особо оговаривался запрет на собрания в рабочее время, за исключением выборов в Совет рабочих депутатов и в органы управления и контроля. Контроль над соблюдением правил возлагался на фабрично-заводской комитет.

За нарушение правил полагалось наказание. В первый раз - выговор с уведомлением по цеху или предприятию путем публичного объявления; во второй - бойкот от трех дней до двух недель; в третий - увольнение и уведомление в союз. При повторении проступков на другом предприятии полагалось исключение из союза и бессрочное увольнение с предложением не принимать работника на всех предприятиях данной местности.

В некоторых случаях власти были вынуждены прибегать к более серьезным мерам вплоть до объявления локаута, если массово нарушалась трудовая дисциплина. Так произошло на Обуховском заводе в Петрограде, где летом 1918 года в рабочее время проходили беспрерывные митинги. Только в июне на них было потрачено больше половины рабочих дней. Все призывы руководства не давали результата. Тогда Петроградский совет применил суровую меру наказания. Завод был закрыт, а рабочие уволены. В обращении совета говорилось: “Петроградский пролетариат требует стойкой рабочей самодисциплины. Кто не хочет подчиняться громадному большинству рабочих, того мы принудим это сделать всеми мерами, какие есть в нашем распоряжении”. “Пролетарский локаут” возымел действие - производительность труда на Обуховском заводе после его открытия выросла более чем вдвое.

Подобная практика использовалась и позднее. После волнений рабочих в середине мая 1919 года на Петроградском заводе транспортных сооружений “Л.И. Фаянс” комитет профсоюза металлистов принял постановление. В нем говорилось: “Самовольное прекращение работ хотя бы на 10 минут, собрания во время работ и т.д., кроме случаев, предупрежденных законом, СОЮЗОМ ВОСПРЕЩАЮТСЯ, и если такое явление, как забастовка, будет рабочими самолично без ведома Союза сделана, то Союз с такой ненормальностью будет бороться вплоть до общего закрытия всего предприятия, снимая с себя всю ответственность за последствия”.

Своеобразная точка в борьбе за дисциплину труда была поставлена 14 ноября 1919 года, когда Совнарком принял положение о рабочих дисциплинарных товарищеских судах. Положение распространялось на всю Россию и являлось обязательным для предприятий всех форм собственности. В документе указывалось, что суды создаются при местных (губернских, уездных и районных) производственных профсоюзах. Суд имел право применять следующие наказания: выговор, временное решение права участия в выборах и права быть избранным, перемещение на низшую должность с оплатой по низшей тарифной ставке, посылка на тяжелые общественно необходимые работы. Как крайняя мера наказания предусматривалось увольнение с предприятия и отправка в концентрационный лагерь.

Позднее Михаил Томский с сожалением говорил, что некоторые профсоюзы в этот период дошли до создания специальных “тюрем” для своих провинившихся членов.

Ставки в борьбе за выживание советского государства были велики…

Автор - к.и.н., доцент, зав. лабораторией по анализу и прогнозу профдвижения СПбГУП

Все по теме: Почитать

Дмитрий Лобок
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться