Статьи
Уроки коронавируса

Образ ближайшего будущего после пандемии коронавируса

Уроки коронавируса

Фото: www.livekuban.ru

Что, если пандемия COVID-2019 уже позади, запасы гречневой крупы съедены и туалетная бумага не пошла на противоаэрозольные фильтры? Ждет нас светлое постпандемическое будущее или тоталитарная цифровая диктатура? Основной акцент в данной статье сделан на выгоды и перспективы, которые можно извлечь из глобальной пандемии коронавируса для мировой цивилизации, и одной реальной опасности.

Концепция «вызов - ответ»

С точки зрения развития цивилизации, коронавирус – это глобальный фундаментальный вызов, экзамен, который сейчас сдает все человечество, все системы: социальная, экономическая, политическая. Если абстрагироваться от индивидуального уровня (все люди смертны, все могут заболеть), то эпидемия коронавируса несет и положительные изменения.

Во-первых, это оздоровление экономики — сдулись «пузыри» на финансовых  рынках, рухнули  необоснованно завышенные цены на сырье; выявились диспропорции в экономике; обозначена чрезмерная трата ресурсов на непроизводственные сферы (услуги и массовые развлечения). В этих условиях, по отношению к вероятному в ближайшем будущем масштабному экономическому кризису по типу «Великой депрессии», эпидемия коронавируса для экономики –  своеобразный «встречный пал» – искусственный пожар, созданный борцами с огнем для остановки надвигающегося пламени. Поэтому различные конспирологические теории искусственного происхождения коронавируса (от мифического «мирового правительства» до заговоров пенсионных фондов и фармацевтических компаний) имеют определенную логику и мотивацию при всей своей абсурдности[1].  

Во-вторых, коронавирус — это комплексный стресс-тест для политических систем, определяющий их эффективность и способность справляться с проблемами, в том числе и с вопросом защиты своих граждан от смертельной опасности. Уже сейчас мы можем сказать, что Китай первую часть этого стресс-теста выполнил, Италия и ряд других государств – провалили. Вторая часть стресс-теста – это вероятные последующие волны эпидемии. Третья часть – последствия для экономики, общества и международных отношений.

В отличие от идеологических камланий вокруг «построения коммунизма», а также толерантности, прав человека и прочих либеральных и иных «общечеловеческих» ценностей, у нас есть очень простые и конкретные показатели эффективности работы национальных государств и политических систем:

  • количество зараженных (от общей численности населения) – показатель эффективности от административных мероприятий по выявлению и ограничению распространения вируса;
  • количество полностью выздоровевших и погибших –  показатели эффективности работы системы здравоохранения;
  • количество граждан, соблюдающих и выполняющих требования органов власти; количество волонтеров на душу населения, принявших участие в работе по ликвидации последствий и снижению их тяжести, – уровень социальной солидарности, сплоченности;
  • динамика восстановления экономических показателей в период после коронавируса – здоровье, гибкость и адаптивность национальной экономики.

В-третьих, во время эпидемии огромное значение имеет скорость принимаемых решений, качество самих решений и адекватное использование ресурсов для их выполнения. Следовательно, для успешных национальных государств результатом пандемии будут: уменьшение бюрократии, сокращение цепочек принятия решений, устранение «неадеквата» в управлении (неэффективных и лишних узлов систем управления, включая кадровую составляющую).

В-четвертых, будет нанесен серьезный удар по индустрии «престижного потребления» — непроизводительной сферы услуг и массовых развлечений. Тренд на рациональное потребление и бережное отношение к ресурсам будет очевидным. И коронавирус здесь работает гораздо эффективнее, чем Грета Тунберг.

Последствия пандемии и новые возможности

Каждый стресс, каждая нестабильность несет в себе как угрозы, так и потенциальные условия для развития. Безусловно, после окончания пандемии мы будем наблюдать рост в большинстве отраслей экономики, включая сырьевую. Однако в некоторых сферах он будет взрывным, в других ограничится символическими значениями. От глобализации тоже никто не откажется, просто она будет проходить преимущественно в безопасном, «цифровом» формате.

Ряд отраслей, связанных с путешествиями, личными контактами и непосредственным взаимодействием между людьми, все еще будет испытывать проблемы на «остаточных» впечатлениях у экономически активных граждан.

Существенно нарастят объемы деятельности фармацевтические компании, организации, предоставляющие персональные услуги как основного, так и премиум-сегмента, при гарантиях эпидемиологической безопасности (когда могут заболеть князья и главы государств, подобные сервисы очень актуальны). Вероятнее всего, рынок всевозможных чудо-добавок и лекарств с недоказанной эффективностью сменит свои ориентиры на профилактику вирусов и обеспечение защиты. Средства обеспечения дистанционной (удаленной) работы и образования окажутся в приоритете и у рядовых потребителей, и у владельцев бизнеса.

Введение санкций, торговые войны и международные конфликты во время пандемии – признак аморальности политической системы и «неадекватности» ее руководства. Поэтому при сохранении и усугублении всех политических и экономических разногласий государствам предстоит сотрудничать друг с другом и проявлять больше терпимости, а значит, появятся новые возможности для сотрудничества в экономике, теоретической и прикладной науке, здравоохранении и образовании.

А если повторить?

Что надо делать, чтобы быть готовыми к повторению аналогичных ситуаций и более серьезным пандемиям (большая скорость распространения вируса, высокая смертность и тяжелые последствия)? Уже сейчас, не дожидаясь количественных итогов и результатов борьбы с COVID-2019, можно сформулировать ряд положений (совсем не бесспорных и требующих существенной корректировки), которые должны помочь противодействовать подобным пандемиям и иным родственным глобальным угрозам для цивилизации.

Вирусы и другие потенциальные биологические угрозы нужно изучать, прогнозировать последствия, оценивать необходимые ресурсы. Текущий уровень финансирования и ресурсного обеспечения явно недостаточен во всех государствах. Хороший ученый-вирусолог должен стоить для государства и бизнеса дороже футболиста или иного именитого спортсмена, актрисы, политика.

Необходимо разрабатывать организационные механизмы карантина, изоляции территорий, настраивать работу систем оповещения, проводить учения совместно с коммерческими и общественными организациями и учреждениями, формировать команды добровольцев и волонтеров. Повышенный уровень готовности должен быть нормой, учитывая частоту повторений эпидемий типа «атипичной пневмонии», «куриного гриппа» или «ближневосточного респираторного синдрома». Следующая пандемия может быть более опасной по скорости распространения и показателям смертности, чем COVID-2019.

Следует создавать на наднациональном уровне хранилища медицинских инструментов, лекарств, тех же аппаратов искусственной вентиляции легких и иных ресурсов для оперативного реагирования и помощи государствам мира. На комплектацию данных хранилищ, вероятнее всего, потребуется введение нового налога или сбора, имеющего экстерриториальную и надгосударственную природу. Правовые и организационные механизмы его взимания нуждаются в уточнении, но их реализация представляется вполне возможной, если учитывать практику Киотского протокола и других международных соглашений.

Необходимы квалифицированные группы оперативного реагирования и поддержки национальных государств, способные в 24 часа с необходимым оборудованием оказаться в любой точке мира для первичной оценки ситуации и полномасштабного развертывания наличных сил и средств в течение недели. Существующих протоколов работы Всемирной организации здравоохранения и имеющихся ресурсов явно недостаточно. Колоссальным опытом в борьбе с эпидемией теперь обладает Китай; очевидно, что в ближайшие годы именно он будет задавать тренд в данном направлении международной деятельности.

На национальном уровне необходимо создание стратегических запасов для выживания в условиях кризиса, требуется обеспечение каждого гражданина «тревожным чемоданчиком», куда входят маски, респираторы, средства дезинфекции, основные лекарства, а также средства спасения и защиты от характерных угроз на территории. Эти «наборы выживания» должны стать таким же элементом государственного социального обеспечения, как пенсия и пособие по безработице. Включение права на «тревожный чемоданчик» в основные законы государств представляет большую необходимость, чем упоминание в них сверхъестественных сил.

В мировом приоритете –  развитие систем дистанционного и удаленного обучения. Большинству современных «офисных» навыков и компетенций можно учиться дома, то же самое справедливо для дизайнеров, программистов, конструкторов и ряда других профессий. Практические навыки могут осваиваться дистанционно, а экзамен будут принимать эксперты из разных стран удаленно, за тысячи километров. Если назначение заданий и оценивающих экспертов (от мастера участка до отраслевого министра или даже президента государства) будет рандомизировано, то мы получим «дистанционный творческий экзамен» - такой же объективный и неподкупный, как ЕГЭ, только сдавать его можно в группе и проявлять не только творческие способности, но и демонстрировать возможности работать в коллективе. Последним непременно воспользуется работодатель, чтобы заранее отобрать подходящего ему специалиста, если его включить в экзаменационную комиссию[2].

Необходимы опрежающие темпы развития средств и инструментов дистанционной и удаленной работы. Уже сейчас после первых стрессов от перевода сотрудников на «удаленку» работодатель понимает, что до 80% (следствие из «правила Парето») офисных сотрудников могут спокойно работать в таком режиме. Следовательно, даже при сохранении текущего уровня заработной платы работодатель существенно экономит на офисных затратах, аренде/покупке помещений и их наполнении мебелью и техникой. Работник высвобождает до нескольких часов времени от поездок на работу для личной жизни и профессионального саморазвития. В выигрыше – семья, демография, воспитание детей, экономика.

Мировой тренд –  отказ от «уплотнительной» стратегии в застройке городов. Чем ниже этажность, тем меньше возможностей для эпидемий – это «железобетонное» правило. Уменьшение скученности населения и числа физических контактов между людьми вследствие перехода на «удаленку» - несомненное благо для цивилизации и для самих людей (возрастает ценность каждого контакта). Агломерации, города-миллионники, небоскребы и чудовищные бетонные гетто многоэтажных новостроек в спальных районах должны уйти в прошлое. Требуется курс на малоэтажное (до 3-4 этажей) городское строительство и сабурбанизацию. Приоритетным также должен стать отказ от «образовательных комбинатов» – гигантских вузов и школ с тысячами обучающихся, все это возможно при развитии сетевой, партнерской формы реализации образовательных программ несколькими организациями. Вполне вероятно, что в некоторых странах сторонники и адепты «гиперурбанизации» будут объявлены государственными преступниками.

В приоритете –  индивидуальный транспорт. Бригада из четырех человек может достаточно успешно дезинфицировать вагон метро четыре раза в сутки, но с его эквивалентом – четырьмя сотнями автомобилей каршеринга, разбросанными по разным концам города, — уже не справится. В условиях эпидемии и карантина именно каршеринг, как и потенциальное беспилотное такси, могут стать рассадником болезни, если не будет решена проблема быстрой дезинфекции салона. На втором месте идет общественный транспорт, на третьем – такси (водитель заинтересован в соблюдении противоэпидемиологических правил). На первое место по безопасности выходит именно личный транспорт – в силу меньшего числа пассажиров и большей ответственности водителя за свое транспортное средство, жизнь и здоровье пассажиров. Меры по ограничению личного транспорта в таких условиях могут быть приравнены к пособничеству биотерроризму.

Для мировой цивилизации необходимо распределенное производство — все производственные мощности не должны сосредотачиваться в одной стране или на одной территории, они должны дублироваться в разных сторонах земного шара. Китай в наши дни стал «мировой фабрикой», что предопределило глобальную уязвимость всей мировой экономической и финансовой системы. Чем больше концентрация производства и его уникальность – тем больше шансов на кризис в цепочке поставщиков. Сейчас Китай переходит к модели «транспортного хаба» и «сборщика» готовой продукции и комплектующих, в свою очередь вынося производства в другие, менее экономически развитые страны Азии. Очевидно, что в целом для устойчивости мировой экономики и цепей поставок необходимо наличие нескольких альтернативных центров – трех-четырех «китаев» в разных концах земного шара, каждый из которых может при необходимости нарастить производственные мощности и восполнить выпавшие звенья.

Вероятнее всего, необходимо пересмотреть роль ряда социальных институтов, таких как религия. И дело не в тезисе о том, что «коронавирус не передается через причастие» или отправление иных культовых обрядов любой религиозной организации. Достоверно известно, что коронавирус передается через антисанитарию, в условиях тесного контакта и при несоблюдении элементарных правил гигиены. Вспышка коронавируса в той же Южной Корее во многом была обусловлена действиями «31-го пациента» и правилами проведения богослужений его религиозной конгрегации. Поэтому представителям всех религий придется адаптировать обряды к общему стандарту безопасности. Или прекратить свою деятельность. Впрочем, пропаганда соблюдения правил гигиены и культуры здорового образа жизни может быть с успехом решена этими религиозными организациями и стать их важной социальной функцией.

В обществе существенно возрастет роль профсоюзов, структурированных и неформальных объединений граждан. Успех противоэпидемиологических мероприятий и ликвидация возможных последствий зависит от уровня общественной сознательности и способности к самоорганизации. Государство может рискнуть и силовыми действиями попытаться остановить распространение эпидемий, что чревато скрытым сопротивлением и низкими шансами на успешное восстановление экономики и хозяйства, а может прибегнуть к помощи общественников, ограничившись экстренным вмешательством в отдельных случаях. Пример – взаимодействие карантинных служб и посетителей фитнес-центра, «заложивших» сотрудницу, посещавшую опасные с эпидемиологической точки зрения территории, но не ушедшую на необходимый период изоляции. 

Полномасштабное тестирование и вакцинация в условиях начала эпидемии представляются малоперспективным, когда нет готовности соответствующих препаратов. Необходимо выборочное тестирование, но с высокой степенью соответствия целевым аудиториям. А вот упрощение и ускорение процедур сертификации медицинского оборудования, лекарственных средств и вакцин (только проверка, только непосредственная работа с объектом сертификации – без дополнительных цепочек бумажных согласований по принципу «да/нет» - один раз») может стать критически важным для борьбы с эпидемиями и преодолением последствий.

Не менее важными являются мероприятия для восстановления отраслей экономики, куда входят освобождение от налоговых платежей и иных сборов по территориальному (зона карантина), отраслевому (пострадавшие отрасли) и персональному (потерявшие работу или лишившиеся имущества граждане) признакам с минимальными процедурами подтверждения информации и одновременным ужесточением наказания за предоставление заведомо ложной информации.

Все будет хорошо?

У коронавируса для человеческой популяции только одно негативное последствие – высокая вероятность установления «цифровой диктатуры», которая изначально предполагает «презумпцию виновности» человека и нацелена на выявление подтверждающих данное состояние факторов. Тотальная слежка за собственными гражданами в Китае вроде бы как позволяет (по заверениям официальных властей) снизить уровень преступности, прослеживать цепочки контактов между вирусоносителями. Да и в Москве есть возможность через камеры видеонаблюдения на подъездах оценивать нарушения режима изоляции гражданами, находящимися на карантине. Тем не менее использование подобных систем оправданно только в двух случаях: расследование/предотвращение правонарушений и действия в кризисных ситуациях, угрожающих безопасности. Во всех остальных случаях это прямое нарушение прав на приватность и личную жизнь.

Уже сейчас необходим запрет на использование средств мониторинга и контроля перемещения граждан – за исключением случаев массовых кризисов (эпидемий, стихийных бедствий) и ограниченных по решению суда в своих правах граждан. Необходимо ограничение на доступ к подобной информации в корыстных персональных целях.

Требуется четкая регламентация процедур сбора «цифрового следа» данных о перемещении, ситуациях выбора и иных действиях человека для маркетинга и рекламы. Иначе взрослые, а особенно дети, станут рабами навязанных им стереотипов и поведенческих моделей. А в живой природе, как известно, подобия, особи с похожим набором генов погибают от эпидемий в первую очередь. По аналогии, особи со стандартными моделями поведения так же становятся уязвимыми

Залог выживания цивилизации – в разнообразии и адаптивности человеческого общества, обеспечивающих быстрое принятие и воплощение решений, создание новых моделей деятельности в изменившихся условиях.

 

[1] При том, что появление искусственно созданных вирусов вполне возможно и ситуация с проведением исследований по данной проблематике требует особого международного контроля.

[2] См. подробнее: Дождиков А.В. Дистанционный творческий экзамен для поступающих в вузы // Высшее образование в России. 2017. № 3. С. 86-92. https://vovr.elpub.ru/jour/article/view/988

Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet