центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Удочка

Из профсоюза бригадир Володя Мурзилкин вышел ещё в прошлом году. И не то, чтобы по идейным соображениям, просто денег стало жалко на взносы. «Я на эти деньги лучше себе удочку импортную куплю». Удочку он себе так и не купил, но как неформальный лидер цеха в профком регулярно забегал, чтобы «негатив» из себя выпустить, да про политику поспорить.

Вот и сегодня Володя проходил по знакомому коридору, ища глазами вывеску «Профком». Раз прошёл, другой. Что за чертовщина? Удивлённо спросил уборщицу тётю Маню:

-А где профком?
 
-Съехали они!- рявкнула тётя Маня, размахивая шваброй, – Ты это, хватит пол пачкать! Ходють тут всякие!
 
-Подумаешь, - пожал плечами Володя Мурзилкин, - и без профкома обойдёмся.
 
Неприятности начались уже в этот же день. После обеда Мурзилкина вызвал начальник цеха.
-Вот, что, Володя,  - хрипло обратился к нему начальник цеха, - сегодня надо после работы задержаться, насос поменять. Так что настраивай своих парней на трудовые подвиги. Кстати, в субботу и воскресенье вы тоже работаете.
 
На вопрос Мурзилкина про оплату сверхурочных начальник цеха побагровел:
 
-Какие сверхурочные! У завода денег нет. Отгулы возьмёте, потом как-нибудь. И знаешь что, правдолюбец ты наш… Передай своим архаровцам, что за проходной к нам очередь стоит. Кому не нравится, могут идти на все четыре стороны!
 
Выйдя от начальника цеха, Мурзилкин обратил внимание на висящий на доске объявлений приказ. Как только до него дошёл смысл сего произведения, перед глазами сразу запрыгали чёрные буквы, складываясь в страшные по содержанию слова.
 
«Учитывая возросшее благосостояние работников нашего предприятия, в целях оптимизации расходов и приведения «Коллективного договора» к нормам Трудового кодекса ПРИКАЗЫВАЮ… отменить… уменьшить…»... далее шёл список льгот и выплат «Коллективного договора», которые отменяли. Отменили дополнительные отпуска и лечебно-профилактическое питание, материальную помощь.
 
В курилке было шумно. Каждый старался перекричать другого, доказывая свою правоту, из-за этого никто никого не слышал. Наконец, все увидели Мурзилкина и смолкли.
 
-Ну, что делать будем, Володя? - покашливая, обратился к нему старый токарь, – Доигрались, профсоюз нам не нужен стал? Вот и получили… Дырку от бублика.
 
-Смотри, какие спецовки выдали!- прокричал слесарь с механического участка, взмахивая дырявым рукавом, - Нитки гнилые! Эти спецовки давно на свалку надо выбросить, а их нам выдают! Видать, по дешёвке купили!
 
-Слышь, Вовка! – сутулясь, привстал широкоплечий рабочий из соседнего цеха, - Мы тут с мужиками посоветовались. В общем, раз ты громче всех против профсоюза агитировал, тебе и ответ держать. Давай, иди к Директору, выясняй, что за ерунда такая творится. Но чтобы завтра же всё как раньше было! Иначе, сам понимаешь – тебе здесь не работать.
 
Лицо Мурзилкина покрылось красными пятнами, предательски задрожали ноги. Голос сорвался на фальцет:
 
- Ну и что! Ну и пойду! Сказал, без профсоюза обойдёмся – значит обойдёмся!
 
В приёмной директора секретарь была непреклонна:
 
- Директор очень занят! Принимать никого не будет, ни по каким вопросам! Ну и что, что вы по поручению трудового коллектива! Нет, записи на приём тоже нет! И вообще, Директор велел передать, чтобы шли вы, гражданин…  Работать!
 
Мурзилкин выскочил из приёмной, как ошпаренный. Сердце бешено колотилось, в голову сразу полезли нехорошие мысли. Он живо представил себе, как к нему будут относиться коллеги по работе. В лучше случае, руки никто не подаст. А могут и побить, у нас народ суровый работает. Поэтому решение было принято молниеносно. Рывком открыв дверь приёмной, он промчался мимо секретарши и ворвался в кабинет к Директору. Тот в этот момент разговаривал с кем-то по телефону.
 
- Нет, «Мерседес» нам не надо, это уже вчерашний день. Сейчас все директора на «Бентли» пересаживаются. Так что мне, пожалуйста, закажите самую «крутую» комплектацию. – Директор удивлённо взглянул на представшего его взору Мурзилкина. – Вам чего нужно, гражданин?
 
Владимир Мурзилкин, смутившись, пробормотал:
 
-Дык, это. Я по поручению. Трудового коллектива. Люди спрашивают, почему всё отменили?
 
-По поручению? А справка, что Вам поручили, у Вас есть? - усмехнулся Директор,- А протокол собрания? Вы, батенька, самозванец. Все льготы по «Коллективному договору» отменили из-за режима строжайшей экономии. Предприятие на ладан дышит, необходимо оптимизировать расходы.
 
-А как же «Коллективный договор», он же на всех распространяется?- жалостливо протянул Мурзилкин.
 
- Мы вам всё, что по Трудовому кодексу положено, оставили. А «Коллективный договор» мы с вашим представителем заключали, раз его нет – значит и договор не действует. Не нравится, можете в ООН жаловаться, – лицо Директора расплылось в довольной ухмылке.
 
В этот момент в кабинет Директора зашёл начальник службы безопасности с толпой охранников. Директор выдохнул сквозь зубы:
 
-Наконец-то! Где вы ходите? Возьмите этого Че Гевару, - он кивнул на Мурзилкина, - и выкиньте за проходную. Главное, уволить не забудьте.
 
Охранники в чёрной униформе несли Мурзилкина на руках. Но не в знак уважения или восхищения – несли, чтобы буквально исполнить приказ Директора. Перед глазами Мурзилкина пронеслись сначала люстры в коридоре заводоуправления, потом небо и облезлый потолок в проходной. На счёт «раз, два, три» охранники бросили  Мурзилкина в кусты. Пролетев пару метров, он больно ударился головой об камень, валявшийся в кустах. В глазах потемнело.
 
- Володя, Володя, вставай, - кто-то тряс Мурзилкина за плечо. Открыв глаза, Мурзилкин увидел до боли знакомые обшарпанные стены родной курилки. Старый токарь, прищурившись, заглянул ему в глаза.
 
-Ну, ты брат, даёшь. Чтобы во время «перекура» уснуть – я такое первый раз вижу. Что, дома устал сильно? - старый токарь наконец-то отпустил плечо Мурзилкина.
 
Владимир встряхнув головой, наконец-то пришёл в себя. Так это был только сон! Весь этот кошмар – и пропавший Профком, и Директор, и охранники, несущие Мурзилкина на руках – всё только сон. Какое счастье!
 
-Ну, её, эту удочку, куда подальше. – прошептал себе Володя Мурзилкин, -пойду лучше в профсоюз вступлю.
 
Сергей Маматов, заместитель председателя профсоюзного комитета
ОАО "Сибур-Нефтехим"