16+
Наши каналы в соцсетях:
Яндекс.Дзен YouTube Twitter В Контакте Facebook
Вы также можете войти через
Генри Пушель...И другие животные0
Осел, козел, мартышка “Солидарность” уходит на техническую паузу в самый разгар Чемпионата мира по футболу, и вся редакция мечется от угрызений совести: на кого же мы вас оставим? Многие из вас наверняка же за кого-нибудь болеют (некоторые даже за российскую сборную, хотя стесняются признаться в этом). Кто позаботится о ...
Генри Пушель
Наталья КочеминаГде искать правду или 53 минуты жизни23
- Вы понимаете, они разрушили мою жизнь! Я видел себя либо на предприятии, либо на профсоюзной работе. Но меня лишили и того и другого! - Так говорил мне сегодня человек, который уже 6 лет пытается доказать, что его увольнение с работы и исключение из профсоюза были незаконны.
Наталья Кочемина
Светлана ПрокудинаШахтеры, нищета, балет0
О фильме “Билли Эллиот” режиссера Стивена Долдри
Светлана Прокудина
Чуйков ДмитрийСухой остаток26
Всероссийский семинар информационных работников ФНПР, организованный Департаментом общественных связей ФНПР и Федерацией профсоюзов Республики Адыгея, успешно завершил свою работу на прошлой неделе. Как и было обещано на закрытии: постараюсь здесь описать собственные мысли-предложения, которые посетили меня по его ...
Чуйков Дмитрий
Александр КляшторинНью-Васюки архитектора Кудрина3
11 апреля Центр стратегических разработок Алексея Кудрина выкатил на всеобщее обозрение лендинг, с программой развития страны, предусматривающей семь стратегических приоритетов России до 2024 года. Иначе как к проекту Нью-Васюки федерального масштаба к подобной программе относится трудно. По крайней мере, стилистика ...
Александр Кляшторин
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: про благолепие17
О росте зарплат и пенсий, цифровой экономике, доброжелательных чиновниках и массе других замечательных вещей рассказали 11 апреля сразу два видных государственных деятеля . Премьер-министр Дмитрий Медведев, отчитываясь депутатам Госдумы о проделанной работе и глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, ...
Александр Шершуков
Сергей ФилинБезопасность торговых центров3
Крупные торговые и торгово-развлекательные центры начали строиться в России сравнительно недавно – всего 10-15 лет назад. Как объекты недвижимости они оказались инвестиционно привлекательными и на сегодня их количество приближается уже к одной тысяче, а общая площадь достигает 33 млн кв.метров. При этом треть крупных ...
Сергей Филин
Боданин АлександрПрофсоюз под прессом2
28 марта 2018 года в офис первичной профсоюзной организации Качканарского горно-обогатительного комбината пришли сотрудники Качканарского ОБЭП с требованием представить финансовые документы по кассе взаимопомощи. Руководство профкома без всякого опасения представило все требуемые документы, так как вся финансовая ...
Боданин Александр
Бобриков НикитаМежду нами тает лёд0
В Мурманске прошла IV Арктическая профсоюзная школа молодых лидеров ФНПР-МОТ
Бобриков Никита

Эдмон Дантес

Профактивист со стажем

Задержание подозреваемого

Задержание подозреваемого

В наши дни все чаще в выпусках новостей и телепрограммах, посвященных криминальной хронике, можно увидеть следующую картину: люди в масках врываются в рабочий кабинет или в квартиру, кладут на пол злоумышленника, застегивают на нем наручники… Или проводят подобные операции на улице, вытаскивая злодеев из нажитых на преступные доходы “ленд-крузеров” и “мерседесов”, валя в грязь лицом и требуя при этом назвать имя, фамилию и выдать деньги, нажитые преступным путем. Преступники тем самым чувствуют на своем челе праведный гнев обывателей, которых они обирают коррупционными и прочими противоправными деяниями…

Но иногда небесполезно представить себя на месте человека, к которому ворвались люди в масках, помешав спокойному течению его жизни. Все может произойти. Да и зарекаться от тюрьмы, как и от всего, ей сопутствующего, - не самое умное решение.

“МАСКИ-ШОУ” И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ

Действия доблестных силовиков в масках на языке Уголовно-процессуального кодекса (УПК РФ) называются задержанием подозреваемого. Согласно кодексу, осуществить эту процедуру вправе только дознаватель или следователь при подозрении лица в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. На деле следователь лишь составляет протокол о задержании, а руки выкручивают совсем другие люди. Причем нередко задержанный, общаясь впоследствии с этими специально обученными людьми, спрашивает у них: “Зачем так жестко задерживать? Показали бы удостоверение, объяснили в чем дело, мы бы прошли с вами к следователю. Куда я от вас, таких тренированных ребят, побегу? Зачем этот спектакль?” - “Да мы, понимаешь, так бы и сделали, - отвечают иногда спецназовцы. - Но нам приказали тебя брать только таким способом”.

Дело в том, что “маски-шоу” с автоматами и наручниками - не только красивая картинка для теленовостей. Это еще и нешуточное психологическое давление на предполагаемого (именно предполагаемого!) преступника. Ведь основная цель следователя - добиться от подозреваемого признания вины или явки с повинной. Хотя какая явка, когда тебя “приняли” бойцы спецназа? Но в нашей уголовной практике такое встречается, причем нередко. По логике следователей, признание должно быть сделано в максимально короткий срок. Ведь признание обвиняемого - по-прежнему царица доказательств. И шумное задержание - хорошее тому подспорье.

Давление на только что “принятого” “злодея” этим не ограничивается. Оно может заключаться и в многочасовом пребывании в туго застегнутых наручниках, и в отсутствии питьевой воды. Когда вас доставят к следователю, будьте готовы к тому, что общение с ним или с защитником начнется не сразу: вы долгое время будете стоять лицом к стене с широко расставленными ногами, без ремня в брюках и, опять же, в наручниках, ожидая аудиенции. И хорошо, если не в “позе звезды” или тому подобной. Спецназ ФСБ еще может разрешить послабления: снять наручники, сесть на стул, походить по коридору и так далее, - но конвой МВД ни на шаг не отступит от инструкции.

Эти меры зачастую оказываются эффективными. Многие на самом деле признаются во взяточничестве и прочем сразу же, попутно давая показания, изобличающие предполагаемых соучастников. На таких товарищей и рассчитаны “маски-шоу”. Люди боятся, что их будут бить, может, даже ногами.

ЧТО НУЖНО И ЧЕГО НЕ НУЖНО ДЕЛАТЬ

В ходе задержания, которое фактически длится много часов, поскольку этому сопутствуют обыски, допросы, заполнение протоколов и перемещение по городу (если это Москва, представьте, сколько уйдет времени), подозреваемому важно знать свои основные права.

По ст. 96 УПК, подозреваемый в кратчайший срок (не позднее трех часов с момента прибытия в орган дознания или к следователю) имеет право на один телефонный звонок на русском языке в присутствии дознавателя, следователя, чтобы уведомить близких родственников о своем задержании и местонахождении. Данное правило действует только с 2016 года. А вот право на звонок адвокату, если к моменту задержания у вас заключено с ним соглашение, в уголовно-процессуальном законодательстве до сих пор не предусмотрено.

Помимо этого, согласно п. 4 ст. 46 УПК, подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается, и вправе получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. Подобное право важно не только знать, важно им воспользоваться. То есть потребовать данную информацию, причем именно в бумажном, а не устном виде. Чтобы потом, оставшись в камере наедине или с собратьями по несчастью, отойдя от шока, максимально внимательно изучить первые имеющиеся на руках документы.

Как следует из п. 2 ст. 46 УПК, подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст. 91 данного кодекса (то есть именно таким образом, о котором мы говорим), должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического задержания. Это я бы назвал важнейшим моментом всей данной процедуры. От первого допроса и первых показаний зависит очень многое.

В течение этих 24 часов предполагаемый преступник находится в предельно возбужденном состоянии, в котором легко совершить ошибку. Исправить же ее впоследствии будет затруднительно. В № 46 “Солидарности” за 2017 год мы рассказывали, как главный бухгалтер профорганизации, допрошенная в качестве подозреваемой, на судебном заседании пыталась изменить свои показания. Но суд изменения не принял, расценив их как способ защиты, обусловленный желанием избежать ответственности за содеянное. К тому же изначальные показания были даны в присутствии профессионального защитника. То есть сказанное на первом допросе изменить будет практически невозможно.

Поскольку права на звонок своему адвокату у подозреваемого нет (да и своего адвоката к моменту задержания может не быть), следователь вам предоставит адвоката по назначению, так как допрос без защитника состояться не может. Согласно п. 4 ст. 92 УПК, до начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. Продолжительность свидания не может быть меньше двух часов. Скорее всего, адвокат по назначению (или, как его называют арестанты, “порожняковый адвокат”) будет склонять вас к признанию вины или явки с повинной. Поскольку он приглашен следователем и услуги оплачивает Следственный комитет, он будет проводить линию, нужную следствию, а никак не подозреваемому. Это доказано практикой. Так что два часа на общение с подобным “защитничком” вам вряд ли понадобятся.

Здесь считаю возможным один совет. Пункт 4 ст. 46 УПК говорит, что “подозреваемый вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний”. В силу этого права, даже если вы тысячу раз виноваты, взяты с поличным и так далее, в первые 24 часа откажитесь давать показания. Потом, когда вы (или ваши родственники) заключите соглашение с настоящим адвокатом, который будет на вашей стороне, у вас появится время обсудить с ним тактику поведения на допросе. Признавать или не признавать вину, продолжать отказываться давать показания… Считаю, что в первые сутки после задержания не нужно делать никаких шагов. Тем более по согласованию с “порожняковым” адвокатом.

Важно обратить внимание и на исчисление сроков задержания. Зачастую выкручивают руки, отбирают телефон, надевают наручники - фактически лишают свободы - допустим, вечером первого числа. Пока идут обыски, допросы, переезды с места на место, проходит много времени. И следователь оформляет протокол задержания уже утром второго числа. Однако время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы (ч. 3 ст. 72 УК РФ). Это важно, если предстоит реальная отсидка. Поэтому при рассмотрении уголовного дела в суде по существу важно выступить с ходатайством об исчислении срока содержания под стражей с первого, а не со второго числа, как часто указывают следователи. Правомерность этого будет подтверждаться материалами следственных действий и оперативно-розыскной деятельности. Мелочь на фоне отгружаемых правосудием восьми, десяти или четырнадцати лет, но разбрасываться днями своей свободы не следует.

ОТ ИЗОЛЯТОРА ДО СИЗО

Согласно п. 11 ст. 5 УПК, “задержание подозреваемого - мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления”. По истечении этого времени вас должны или отпустить (например, взяв подписку о невыезде и надлежащем поведении), или оформить по решению суда меру пресечения в виде содержания под стражей.

После допроса вас, скорее всего, доставят в изолятор временного содержания - ИВС, или камеру предварительного заключения, КПЗ, по-старому - вотчину Министерства внутренних дел. До СИЗО, находящегося в ведении Федеральной службы исполнения наказаний (подчинена Министерству юстиции), остается рукой подать. Основное отличие ИВС от СИЗО такое: в первом вас заставят вынуть все шнурки и ремни из обуви и одежды, а во втором - оставят это имущество при вас. Разные ведомства и разные инструкции по содержанию заключенных. Как будто в одном знают, что арестанты могут при желании повеситься на чем угодно, хоть на простыне, а в другом об этом до сих пор не ведают. По ИВС страны беспрестанно блуждают проверки различных вышестоящих и надзорных ведомств. Все они зорко следят за тем, чтобы в камерах у зэков не было ни одного шнурка. Ведь это - строжайший запрет.

Но не всегда задержание происходит именно таким образом. Одного серьезного, пожилого руководителя из Санкт-Петербурга следователь долго приглашал на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу в Мурманск. В конце концов руководитель выкроил время в своем плотном графике и прилетел в столицу советского Заполярья для участия в непродолжительном, как ему обещали, следственном действии. В кабинете следователя его ждал многочасовой допрос в качестве подозреваемого, полный обыск и задержание. В дорогом пальто, костюме и галстуке он был доставлен в мурманский ИВС, где его ждали нары и параша. Не очень громкое, но неприятное задержание.

*   *   *

Из ИВС подозреваемого еще могут таскать на повторный допрос, очные ставки или другие следственные мероприятия. Но скорее всего, следующим значимым шагом следователя будет избрание меры пресечения. Как правило - особенно если подозреваемый не признает вину или отказывается дать показания - следователь будет ходатайствовать перед судом о мере пресечения в виде заключения под стражу. А она возможна только в СИЗО.

Суду и мерам пресечения (а только суд может ограничить свободу человека в нашем демократическом государстве), как и некоторым примерам этих процессов, будет посвящена наша следующая публикация.

Назад в раздел: Эдмон Дантес

Подпишитесь на
наш канал в Яндекс.Дзен
Подписаться
Добавьте нас в
"Мои источники" в Яндекс Новостях
Добавить
Эдмон Дантес

Профактивист со стажем

Написать: dantes@solidarnost.org
Все публикации автора Эдмон Дантес

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте