Александр Шершуков
1

Профсоюз снимает маску

Александр Шершуков
Главный редактор

Возможно, у кого-то есть иллюзии, что с окончанием плясок вокруг коронавируса мы вернемся в ситуацию “февраль-2020”. То есть откроется то, что закрылось на период ограничений, люди вернутся на свои рабочие места. И, собственно, профсоюзы будут так же, как в феврале 2020 года, вести переговоры или даже выдвигать требования. Предположу, что в прежнем формате все это происходить не будет. Что я имею в виду?

Есть несколько факторов, которые продолжат влиять на нашу дальнейшую работу и жизнь. Перечислю некоторые из них.

Вышло на поверхность, что не закончено и продолжится острое экономическое противостояние США - Китай. И только исключительно наивные люди могут считать, что претензии за замалчивание масштабов эпидемии, что сейчас адресуются Китаю (в том числе в виде судебных исков), возникли “сами по себе”. Нет, эти претензии возникли в сочетании с тем, что экономики США, Европы, России получили серьезный удар, который выразится в масштабном падении ВВП.

Одновременно происходит разрыв цепочек поставок. А это означает чудовищный удар по “глобализации” - как экономической и политической модели, в которой мы жили последние двадцать лет. То есть та модель, по которой капитал эксплуатирует зарубежные источники дешевой рабочей силы и природных ресурсов, переводя производство из страны в страну, следуя за прибылью, сейчас рушится.

Все это - не абстрактные слова, а конкретные социальные последствия. Так, для российского работника происходящее означает сокращение числа рабочих мест, которые ранее создавались иностранными инвестициями. Наиболее яркий пример - уход из России ряда автопроизводителей. Ау, “простые рабочие “Форда”!

Открытым остается вопрос: будет ли компенсировано вымывание рабочих мест тем, что создаст российский капитал или российское государство? Ответ неочевиден. В том числе потому, что даже в относительно спокойное время инициатива Путина создать 25 млн высокопроизводительных и достойно оплачиваемых рабочих мест выполнена не была. А тот бюрократический “цирк с конями”, который устроен вокруг помощи малому и среднему бизнесу (не развитию - просто поддержанию на плаву), заставляет сомневаться в возможности реализации программы развития реального сектора экономики. То есть надеемся, но - сомневаемся. Вдобавок - внедрение искусственного интеллекта (там, где его можно внедрить) и роботизация, которым коронавирус придал ускорение, - это про новые рабочие места, но не для людей.

Уже сейчас серьезно выросла безработица. Дело не только в том, что это негативное социальное явление. Большое число безработных плохо сказывается на уровне зарплат работающих. Безработица качественно усложняет деятельность профсоюзов. И кроме того - радикализирует все социальные (и трудовые) конфликты.

И последнее. Социальные проблемы можно демпфировать (смягчить) переговорным процессом. Но! На меня произвела сильное впечатление готовность региональных государственных руководителей ради борьбы с не самым смертельным заболеванием на планете имитировать соблюдение законодательства, ограничивая те гражданские права и свободы, которые раньше ограничивать не могли. Так сказать, действуя в рамках “революционного правосознания” (или контрреволюционного, не знаю точно). А также сильное впечатление произвела готовность граждан принять эти самые новые рамки. (Ранее я как-то не предполагал, что пророчество из фильма “Кин-дза-дза” реализуется при моей жизни, и пацаки будут сидеть в клетках с колокольчиками на носу. А оно вона как вышло!)

Так вот, если это новое “правосознание” распространится на трудовые отношения, на имеющиеся экономические проблемы, усугубленные коронавирусом, на сокращение рабочих мест и рост безработицы, на уже происходящее падение уровня жизни и зарплат существенной части работников, - вы представляете, в каком “дивном новом мире” нам предстоит жить? А заодно давайте представим: что в такой ситуации потребуется от профсоюзов? Это крайне интересный вопрос.

Бояться этого “нового мира” бессмысленно. Глупо бояться того, что уже происходит. Но пытаться понять происходящее и свое место в новой реальности - надо. Волонтерская деятельность - это, конечно, правильно и благородно. Но профсоюзы существуют для того, чтобы у людей была работа и нормальная зарплата. И когда мы снимем маски, мы столкнемся с обострением проблем и работы, и зарплаты. Это нужно ясно понимать.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
1
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Махнев Михаил
10:29 от 26.05.2020
Но пытаться понять происходящее и свое место в новой реальности - надо.

По-моему, это надо делать всегда, вне зависимости от эпидемиологической ситуации и положения на рынке труда.
Мне кажется, что здесь логично оглянуться назад.
Советское время: профсоюзы - часть государственного аппарата управления страной, огромные финансовые возможности.
Российское время: профсоюзы - крупнейшая общественная организация, право которой влиять(регулировать) на трудовые отношения прописано в Трудовом Кодексе и гарантируются федеральным законодательством; ограниченные финансовые возможности.

Что изменилось после коронавируса? Рынок труда (рост безработицы, провал в малом и среднем бизнесе), законодательство(планируются изменения в Трудовой кодекс с учётом опыта работы на удалёнке) и финансовые возможности (становятся ещё более скромными).
В процессе изменения законодательства (в том числе по правильной поддержке бизнеса) профсоюзы имеют определённую возможность поучаствовать, но кардинально повлиять на принятие или блокирование решений, на мой взгляд, не могут.

Изменения на рынке труда могут привести к усилению падения уровня профсоюзного членства: часть работников просто потеряют работу (и автоматически вылетят из профсоюза - кстати, почему так, почему когда человеку больше всего нужна поддержка профсоюза, он её лишается? Только потому. что бухгалтерия больше взносы не перечисляет?), часть перейдут на удалённо-дистанционную(малый и средний бизнес будет экономить на офисах и т.п.) форму работы.
К слову, при такой форме работы само понятие трудового коллектива и возможность провести профсоюзное собрание даже из 3 человек стремится к нулю.
Оставшись без работы, люди, набравшие кредитов, будут соглашаться на любые формы занятости, а бизнес, ссылаясь на объективно трудные времена, предложит им срочные договоры или работу "на доверии". Наше самое лучшее в мире пособие по безработице и отсутствие у большинства населения каких бы то ни было сбережений, подготовленные предшествующими годами, будут этому прямо способствовать.
В первую очередь с работы вылетят предпенсионеры. Их уволят аккуратно, не за возраст, а за невыполнение тех обязанностей, которые они не могут выполнить в силу приобретённых заболеваний. Пенсия им пока(если не изменят законодательство) не грозит.
А предпенсионеры - это как раз в большинстве своём члены профсоюзов, состоящие в них "потому что так положено".

Падение членства, падение доходов (и банкротства) профсоюзных санаториев подорвут финансовую базу большинства региональных профцентров. И если не скидывать со счетов активность Матвиенко, профсоюзную собственность в большинстве случаев "отожмут". Сократится число штатных профсоюзных работников. Уменьшатся возможности для защиты прав, проведения проверок, информирования, организации коллективных действий.

То есть тренд к тому, чтобы профсоюзы из крупнейшей общественной организации стали просто одной из многих общественных организаций. А если профсоюзы - одни из многих, то и законодательные преференции перепишут(большую часть просто ликвидируют как устаревшие и не соответствующие современному состоянию рынка труда). Наверняка "радикализация" рынка труда приведёт к усилению не декларируемого, но реально существующего противопоставления "боевых" и "спокойных" первичек. Первые будут требовать проведения протестных коллективных действий в пользу защиты прав работников. Вторые говорить о том, что профсоюзы могут жить и работать только при сохранении существующих институтов социального партнёрства. Если количество первых возрастёт, то возможен раскол сначала на уровне обкомов и ТООПов, а потом и выше.

Возникает вопрос, а что делать, чтобы этого всего не произошло или хотя бы всё пошло по наиболее мягкому сценарию? Ответа на этот вопрос у меня, к сожалению, нет. Может быть он есть у Вас, Александр Владимирович?

Есть такая мысль: если предпенсионеры и вообще люди в возрасте будут уходить из профсоюзов, то процент более осознанно в них состоящих будет расти.
Осознанное членство, на мой взгляд, предполагает понимание принципа социальной справедливости/несправедливости, личную готовность что-то делать для её защиты/восстановления, знания о профсоюзной структуре и её возможностях, способность противостоять давлению работодателя. Если таких людей будет становиться больше, то на них и надо направлять острие информационно-агитационной работы. Да и решения коллегиальных органов должны это учитывать. Потому что "политически-округлые" заявления, которые так любят наши социальные партнёры, могут быть приняты людьми, помнящими советские профсоюзы, но не теми, кому важна справедливость.
Все авторы
Новости BangaNet


Киномеханика