Александр Сафонов

Месть российского НДС

Александр Сафонов
Доктор экономических наук

Когда решали повысить НДС, считали, что это во благо экономике России. Во-первых, НДС - налог универсальный, легко собираемый. Во-вторых, он, теоретически, позволяет брать больше у того, кто больше потребляет. Вроде бы богатый страдает, а бедный - не особо. Но в застойной, ориентированной на эксплуатацию полезных ископаемых экономике НДС работает иначе.

Да, администрировать НДС легко. Да, можно проследить все точки создания добавленной стоимости (ФОТ и соцотчисления). Но все остальное оказывает отрицательное влияние на развитие и перевешивает плюсы.

Итак, что нас не устраивает в росте НДС?

БЕГСТВО ПОТРЕБИТЕЛЯ

Представим себе среднюю компанию. Приходит сигнал с рынка: потребитель готов купить больше ее продукции. Хорошо! Значит, будет расти и оборот, и прибыль. Начинают планировать затраты на дополнительный объем производства. А тут - бац! - и 2% НДС сверху. Это значит, что на 2% возрастет отпускная цена, и покупатель либо будет искать другого поставщика, либо сократит объем заказа.

Поскольку рост НДС при низкой зарплате больно бьет по карману, то альтернатива - интернет-покупка, особенно у зарубежных поставщиков. По данным Ассоциации компаний интернет-торговли, объем этого рынка в России за 2017 год превысил 1 трлн руб. А общий объем трансграничной торговли составил около 420 млрд руб., на 34% больше, чем в 2016-м (301,8 млрд). Причем 90% входящих посылок с товарами, приобретенными гражданами через интернет, - из Китая. В основном это бытовая техника и электроника (32%), одежда (25%) и обувь (13%).

Таким образом, неразумное задирание налогов на потребление приводит к бегству потребителя к иностранным поставщикам. И ежегодно порядка 500 млрд руб. уходят от наших производителей.

Я уж не говорю о действительно богатых гражданах, которые обходят отечественный НДС: покупают билет на самолет до, скажем, Неаполя или славного города Парижа и там мстят российскому НДС, приобретая бренды и супербренды.

По данным компании Data Insight, с 2012 по 2017 год рынок интернет-торговли рос на 100 млрд руб. в год, а в 2018-м вырос аж на 185 млрд руб. По прогнозу, при сохранении существующих трендов к 2023 году этот рынок вырастет более чем вдвое - до 2,4 трлн руб. Вот такой прогноз бегства граждан от НДС, а реальных доходов - за рубеж, в солидный минус отечественному производителю.

Данные Росстата подтвердили обоснованность опасений. Если у Минфина все в порядке (по ведомственной предварительной оценке, профицит федерального бюджета в апреле - 17,4 млрд руб., или 0,2% ВВП), то рост экономики в I квартале оказался значительно ниже пороговых прогнозов Минэкономразвития и ЦБ России: 0,5% вместо прогнозируемых 0,8 - 1,6%!

Можно, конечно, радоваться, что по итогам четырех месяцев профицит госбюджета достиг 683 млрд руб., или 2,1% ВВП (0,6% ВВП за аналогичный период 2018 года). Можно радоваться, что на увеличение валютных резервов Минфин за четыре месяца направил 1025 млрд руб., то есть весь профицит и еще 342 млрд сверху. Но что делать с самым серьезным после экономического кризиса 2008/2009 годов провалом в I квартале? В этот период экономика (с устранением сезонности) могла сократиться примерно на 1,6%. И это не чьи-то козни - мы сами постарались.

А ТАМ ХОТЬ ТРАВА НЕ РАСТИ

Но нам мало искусственных ограничений спроса из-за роста налогов. Давайте еще ограничения на рабочую силу введем!

О чем речь? А об инициативе Минэкономразвития снизить пороговые уровни оплаты труда якобы для привлечения большего количества высококвалифицированной иностранной рабочей силы! Надо, мол, упростить их миграцию в Россию.

В настоящее время высококвалифицированный специалист определяется уровнем зарплаты: для работающих в особых экономических зонах она не должна быть меньше 58 тыс. руб. в месяц, для занятых в научной сфере - не меньше 83 тыс. руб., для остальных категорий работников - не меньше 167 тыс. руб.

Но министерство считает, что в 2018 году специалистов приехало мало (28 тыс. человек), надо больше. Дескать, слишком высокие требования установлены, а суперспециалисты из-за рубежа готовы нашу экономику развивать и за меньшие деньги.

Гениально! Неважно, что во Франции, например, хороший инженер получает в среднем никак не меньше 2500 евро в месяц (или 175 тыс. наших родных), врач - от 5000 евро (350 тыс. рубликов). А среднемесячная зарплата инженеров среднего уровня в Германии - 3500 - 4500 евро (210 - 280 тыс. руб.).

Главное в этом вопросе - движение. А там хоть трава не расти. Потом будем репу чесать: и безработица, и падение реальных доходов… Но это потом.

*   *   *

У нас, к сожалению, часто случается по Райкину: за пуговицы одни отвечают, за рукава - другие.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!