Налоговые игрища

Александр Сафонов
Доктор экономических наук

Как говаривали отцы, опыт учит, что чужой опыт не учит ничему. Вот сколько раз надо ошибаться в выборе стратегии, чтобы усвоить: необдуманное изменение налогового законодательства к добру не приводит?..

В начале 2000-х годов Минфин и Минэкономразвития настояли на снижении страховых взносов под предлогом вывода занятости из тени. Итог? Такой, какой и должен быть при недопонимании, как экономика и мотивация людей работают. Взносы снизили - а теневая занятость как росла, так и растет. И не надо обманываться статистикой за 2017 год: процент занятых в теневом секторе сократился, но только за счет демографического фактора.

И еще опыт учит, что не учатся, если учиться не хотят. Вот наш Минфин все думал, как и экономику с колен поднять, и народ при этом не обидеть. Думал, думал и предложил: страховые взносы на 8% снизить, а увеличить НДС на 2% и НДФЛ на 2% и до кучи ввести налог на транзакции (налог с оборота). И будет нам счастье и красота.

Красиво было и раньше. Правда, только на бумаге. А в жизни - с точностью до наоборот. Нет, вы только не подумайте, что я консерватор какой-то. Я тоже новое люблю, но с условием, чтобы оно не портило мне жизнь. А пока у меня большие сомнения по этому поводу, я, как Станиславский, готов сказать: “Не верю!” Но в чем же мои сомнения? Поделюсь.

ТАКОЙ РАСКЛАД

Рост НДС, НДФЛ и налога с оборота приведет прежде всего к снижению потребления товаров и услуг. Страховые взносы за нас платит работодатель, а подоходный и прочие налоги - мы сами. И что-то не припомнится, чтобы за снижением налогов падали цены. Значит, модель будет примитивно проста - ценники вырастут. А как не вырасти при неконкурентной экономике? Вот на прошлой неделе в Госсовете об этом очень жестко говорил президент. А зарплата? А зарплата вряд ли на эти 6% увеличится.

Дальше - как по расписанию: за очередным подъемом цен - очередное сжатие реальных доходов населения. А это потянет за собой много чего другого.

Кстати, кажется, что коллеги телевизора не смотрят и газет не читают. Оно и понятно: некогда. Работают. А не то заметили бы, как последовательно США душат наши исконные источники валютных поступлений. И экспорт алюминия и стали пытаются ограничить, и экспорту оружия не рады, и по национальному достоянию долбят… А это не просто валюта - это доходы рабочих, это внутренний спрос. При таком раскладе в первую голову надо думать, как потребление развивать внутри страны, коли внешние рынки страдают от политического экстремизма.

Но если детальней пройтись по последствиям, то в проигрыше сначала окажутся отечественные производители молочной, овощной и мясной продукции. Вся продуктовая линейка сельского хозяйства и пищепром, а также общественное питание. Выиграют же поставщики из Казахстана и Белоруссии, из стран дальнего зарубежья. А ведь бурно развивающееся сельское хозяйство кредитов под импортозамещение набрало - и тут такой “подарок”! Снижение объемов производства повысит себестоимость продукции (экономия на масштабах производства дает обратный эффект - исчерпание этого конкурентного преимущества). А это снизит и производительность труда, поскольку в данной ситуации механизм выживания, апробированный российским менеджментом, - сокращение отработанного времени и, соответственно, зарплаты.

Может, Минфин думает предложенными мерами бюджет сэкономить? Но предполагаемый эффект от экономии на фонде оплаты труда бюджетников (за счет снижения страховых платежей) будет значительно нивелирован увеличением расходов по статьям, связанным с приобретением товаров и услуг.

Кроме того, из-за роста стоимости минимального потребительского бюджета региональные бюджеты будут вынуждены увеличить расходы на социальную помощь и дотации бедным для покрытия расходов на ЖКХ. Из-за роста прожиточного минимума (и увеличения МРОТ), а также необходимости сохранять дифференциацию в оплате труда работников низкой и высокой квалификации придется увеличить и расходы на оплату труда.

НДС И БИЗНЕС

А что бизнес? Станет ли обелять зарплату, как хочется конструкторам новой налоговой системы? Вряд ли. Последствия увеличения МРОТ из-за роста стоимости минимального потребительского бюджета будут аналогичны описанным выше для бюджетной сферы. Чтобы сохранить рентабельность при сжимающемся потребительском спросе, коммерческие организации выберут единственно возможный путь - сокрытие ФОТ. Это подстегнет тенденции к росту теневой занятости. Крупные и средние компании начнут применять схемы “деления бизнеса” - переход в формат якобы малых предприятий, где теневые схемы оплаты труда наиболее распространены.

Легальному малому и среднему бизнесу, который по закону не является агентом по уплате НДС, придется трудно: для крупных компаний - налоговых агентов по НДС - из-за увеличения этого самого НДС экономическая целесообразность сотрудничать с ними снизится. Следствие: сократится объем заказов, легальный ФОТ и занятость в этом секторе.

Для крупных предприятий с длительным оборотом капитала больший НДС вызовет потребность в дополнительных кредитах, что чревато проблемами с дебиторской задолженностью. Особенно ощутимо высокий НДС отражается на предприятиях с длительным производственным циклом. Сырье и материалы придется покупать по более высокой цене, что повышает издержки и вымывает оборотные средства. Возникнет потребность в кредитах, цена которых у нас неконкурентоспособна изначально, значит вырастут затраты на производство. Увеличится и время возврата ранее полученных кредитов. Одновременно, чтобы предотвратить возникновение задолженности по НДС, предприятия-продавцы будут требовать большей предоплаты за поставляемую продукцию и услуги. А поскольку увеличение кредиторской задолженности по НДС ухудшает показатели ликвидности и платежеспособности, то потребуется больше расходов при получении кредитов в банках.

Но и это еще не все - снижение рентабельности приведет к снижению доходов региональных бюджетов от налога на прибыль. К тому же НДС имеет неприятное долгосрочное следствие: удешевление труда работника будет сдерживать технический прогресс. Есть и дополнительный негативный эффект, связанный с необходимостью для предприятий и населения компенсировать рост стоимости монопольных товаров и услуг, снижая потребление иных групп товаров.

И как тут бедным компаниям не вернуться к испытанным схемам ухода от НДС? Или же производство просто свернуть и ждать, когда налоговое регулирование одумается.

*   *   *

В России ставка НДС впервые была установлена в 1992 году (28%) и действовала по 1993 год. Ставка 20% действовала с 1994 по 2004 год. С 2004 года она была снижена до 18% - и именно с того времени стала снижаться задолженность по оплате труда. С 2010 года существенно ужесточилось администрирование НДС - и с 2011 года стали резко замедляться темпы экономического роста. Так что повышение НДС может только усугубить положение.

Ну и до кучи: в Казахстане используется лишь одна ставка НДС - 12% (значительно ниже российской), некоторые обороты освобождены от налогообложения, возмещается НДС по экспорту (ставка 0%), применяются аналогичные российским вычеты по возмещению НДС.

Но, как мы отметили, чужой опыт ничему не учит.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!