Александр Сафонов

Экономика дополненной реальности

Александр Сафонов
Доктор экономических наук

Всегда интересно наблюдать споры представителей министерств на животрепещущие темы экономического развития. Каждый из участников полемики нет-нет да и скажет что-нибудь, дополняющее наши представления о реальности.

НАЙТИ КРАЙНЕГО

На форуме ВТБ Капитал “Россия зовет!” (Москва, 20 - 22 ноября) скрестили шпаги председатель Счетной палаты Алексей Кудрин и министр экономического развития Максим Орешкин. Кудрин - знаток бюджета - обвинил правительство в том, что неумелыми действиями оно не обеспечило экономике спрос на 1 трлн руб. Цифра фантастическая - весь бюджет 16 - 17 трлн руб. По словам Кудрина, в 2017 году из запланированного не смогли потратить 250 млрд руб., в 2018 - порядка 770 млрд руб., а в 2019 - уже триллион. Нехорошо это, как же цели развития достигаться будут?

Вице-премьер Антон Силуанов вызов принял: мы, мол, в первую очередь думаем о качестве расходов. Изменили порядок - деньги даем, только когда документы готовы. Да кто ж с этим спорит? Но вопрос остается: а планировали как - без документов?.. Все-таки триллион в экономику не попал! И мы еще удивляемся, чего это экономика не растет вопреки обещаниям ее министра.

Но Орешкин проблему в другом видит: Центробанк виноват - слишком уж с инфляцией борется. У Минэкономразвития цель была 4%, а ЦБ почти до 3% опустил, и это снижает совокупный спрос и тормозит экономику. Тут у обывателя голова кругом пойдет: высокая инфляция - плохо, кредиты дорогие; низкая - плохо, доходы не растут. И как это весь развитый мир с инфляцией 2% растет и развивается, непонятно. Силуанов и в этом Орешкина поддерживает: ЦБ виноват. Была бы инфляция 4% - триллион поступил бы в экономику. Хотя доходы, по его мнению, и так растут. А представляете? Если бы эти трое договорились, и 1 трлн вовремя выделили бы, да с инфляцией вовремя разобрались, то экономика получила бы 2 трлн руб.!

У министра Орешкина предложение возникло тут же: надо специальную комиссию создать, и дело пойдет веселее. А спор уже перешел на тему: что лучше для реальных доходов - 3 или 4% инфляции? Силуанов, как главный финансист правительства, за 3%: низкая инфляция “дает больше реальных доходов не только населению, но и предприятиям”. И добавил, что “при низкой инфляции ниже инфляционный налог, выше доходы предприятий и населения”. А дальше свернул в сторону показателей роста реальных доходов: растут, родимые, чего давно уже не было.

Правда, Владимир Путин посетовал на форуме, что зарплаты растут, а реальные доходы топчутся на месте. А он в этом вопросе более осведомлен. Недаром правительство призывает уделять этой теме повышенное внимание.

И вот как тут быть с данными Росстата о том, что в III квартале 2019 года реальные располагаемые доходы населения выросли в годовом выражении сразу на 3%?..

ВИД ИЗ ОКНА ЦЕНТРОБАНКА

Чуть позднее председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина поделилась взглядом на извечный вопрос “кто виноват и что делать”. Во-первых, именно задержка бюджетных расходов повлияла на рост экономики и на более быстрое снижение инфляции. Денег не дали - отсюда и нехватка средств. (Кроме того, заметим, ЦБ по настоянию Минэкономразвития в этом году ужесточил требования к выдаче потребительских кредитов, что тоже повлияло на снижение потребления.)

Во-вторых, у банков много средств для кредитования экономики, а предприятия не очень стремятся этим воспользоваться, поскольку много проблем с инвестиционным климатом. Надо заниматься структурными вопросами, а не пенять только на учетную ставку.

В-третьих, инфляция может и подпрыгнуть до 4%, как только деньги на нацпроекты начнут поступать полностью. А там не за горами и средства из Фонда национального благосостояния.

БЕЗ ПРОМЫШЛЕННОГО ОПТИМИЗМА

А пока спорщики выясняют, кто виноват в низких темпах роста, Росстат отметил 3% годового роста промпроизводства в октябре (2,6% в сентябре). Главный вклад в прирост обеспечили химическое и пищевое производства (+8,1 и +4,9%) - за счет выпуска удобрений, лекарств и переработки хорошего урожая. Среднемесячный рост промпроизводства с учетом сезонности в январе - октябре 2019 года составил 0,3%, как и год назад, а вклад добычи полезных ископаемых продолжил сокращаться (до 0,3 п.п.) на фоне действия соглашения ОПЕК об ограничении добычи нефти и более теплой погоды в Европе. Показатели же обработки улучшались прежде всего за счет роста выпуска кокса и нефтепродуктов (+6,8% в октябре против -0,7% в сентябре).

В то же время результаты исследований, проведенных в ноябре Институтом экономической политики, показывают снижение индекса промышленного оптимизма до худших значений начала 2016 года. “После достаточно приличного по меркам давно текущей стагнации октябрьского роста промпроизводства в ноябре промышленность… может перейти к его сокращению. Такой вариант развития событий совершенно логичен в условиях роста неудовлетворенности спросом - доля ответов “ниже нормы” достигла 42%, что является семимесячным максимумом такого рода оценок”.

*   *   *

Но вернемся к спору. Само же Минэкономразвития признает, что в IV квартале снижение ставок и инфляции, а также вероятный рост бюджетных расходов смогут подстегнуть внутренний спрос и поддержать рост ВВП до 1,7%. А пока ведомства спорят о причинах низких темпов развития экономики, экономика не очень-то и растет. Может, и впрямь новой комиссии не хватает?

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!