Александр Сафонов

Не до экономики прорыва

Александр Сафонов
Доктор экономических наук

За какую социальную проблему у нас ни ухватись - будь-то бедность, низкая рождаемость, состояние пенсионной системы - тут же выруливаешь на тему рынка труда. А как иначе? Зарплата, точнее, ее уровень как раз и определяет и основной доход семьи, и будущую пенсию, да и движение по лесенке: вверх - к среднему классу или вниз - в бедность.

НА УРОВНЕ 2007 ГОДА

Росстат, говоря о рынке труда-2019, обрадовал “новостью”, звучащей уже многие годы: в России низкая безработица. С исключением сезонности уровень безработицы остался вблизи исторических минимумов: 4,5%. В европейских странах это могло бы быть феерически успешной экономической политикой. Но не у нас. Мы как-то высказывались о методологии учета безработицы: не видит ни тех, кто отчаялся искать работу, ни вынужденной двойной, тройной занятости, ни неполной занятости и т.д.

Однако сейчас речь не о том. В России низкая безработица - показатель прежде всего низких зарплат, “серого” рынка труда, демографической ямы. А вот успехов в росте зарплат давно нет. Счастливчики есть, но их мало. Для нормального же развития экономики счастливчиками должны быть все. Или почти все. Но до всеобщего счастья далеко. И об этом у Росстата тоже есть: в реальном выражении расходы всех организаций (включая теневой сектор) на оплату труда только сейчас приблизились к уровню 2013 года. А это был год - помните? - начала реализации указа президента об увеличении зарплат в бюджетной сфере…

А сколько же тратят в год все наши работодатели на зарплату? Порядка 32 трлн. Это в рублях. Пересчет на доллары приземляет картинку: 540 млрд долларов, или уровень 2007 года. Да при такой дешевой рабочей силе зачем вообще сокращать штаты? Денег не просят, а работу найдем. Так что возможность модернизации-цифровизации - большой вопрос. И о рождаемости - не меньший.

НЕОБХОДИМО, НО НЕ ДОСТАТОЧНО

Есть, конечно же, надежды (куда без них?) на закрепление в Конституции МРОТ на уровне прожиточного минимума, что должно быть реализовано через законы, регулирующие расчет самого прожиточного минимума, обязательств бюджета. Но это необходимое, а совсем не достаточное условие развития рынка труда, роста зарплат. Ведь на любое действие всегда найдется ответное: выравнивание дифференциации в оплате труда, уход в “серую” зону, оформление работников как самозанятых или ИП...

В бюджетной сфере такому ходу дел должны противостоять базовые оклады по основным профессионально-квалификационным группам. А в коммерческом секторе - фиксация базовых ставок в отраслевых, региональных и общероссийском двухсторонних соглашениях. Нужна внятная политика стимулирования роста зарплат основного персонала. Без этого уже никак.

Тот же Росстат, подытожив 2019 год, показал: среднегодовой оборот розничной торговли почти не изменился: 1,9% г/г против 1,6% г/г в 2018. Тоже реальная картинка состояния рынка труда.

ДОХОДЫ - НЕ ДО ЖИРУ

Кстати, хотя Росстат в трех кварталах года фиксировал рост реальных располагаемых доходов населения, в IV квартале - минус 1,2% (с исключением сезонности). В итоге рост за 2019 год оказался чуть больше, чем за 2018: 0,8% г/г против 0,1% г/г.

Как следствие, рост потребительского спроса в 2019 году происходил в основном за счет кредитов. Необеспеченные потребительские кредиты выросли на 20% г/г. И эта тенденция отмечается с 2016 года. Но долго так продолжаться не может, и по мере ужесточения требований банков к заемщикам данный фактор поддержки экономического роста будет исчерпан. А вот дальнейший рост будет напрямую зависеть от роста реальной зарплаты.

Если же все останется как есть, то, по расчетам экспертов, рост потребления тоже замедлится - до 0,5 - 1% г/г. И надежды на увеличение доходов через социальные трансферты (пособия) не очень оптимистичны: рост расходов потребителей сможет достичь всего 2% г/г. Для экономики прорыва крайне мало.

Исследование доходов россиян привел Райффайзенбанк: у 38% россиян, которые хотели бы взять ипотечный кредит, нет средств на первый взнос, и люди этой группы могут рассчитывать только на другие источники денег. А именно: 23% - хотят получить средства под залог старого жилья, пятая часть надеется на материнский капитал, а 10% - на потребительский кредит. И это отнюдь не иждивенчество. Граждане наши ответственны и трудолюбивы, что бы кто ни говорил. То же исследование показывает, что 62% опрошенных пытаются скопить на первый взнос самостоятельно. Достойно уважения. Но только 6% могут справиться с этой задачей меньше чем за год, а почти трети потребуется 5 лет. В среднем - не меньше 4 лет.

Но если бы зарплаты были более адекватными, то и финансовый, и строительный секторы развивались бы быстрее.

*   *   *

Как итог, деньги пусть и не полное счастье, но существенная его составляющая. И Gallup International показал, что индекс счастья в России падает: только 42% счастливых против 18% несчастных. Похуже, чем в других странах. И хуже, чем было даже в 2017 году, когда счастливых было 55%, а несчастных 11%. Осчастливить же семьи можно не борьбой с бедностью, а увеличением зарплат - зарплат реальных.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!