Камиль Айсин

Пара вечных вопросов

Камиль Айсин
журналист газеты "Солидарность"

Говорят, что человечество задается тремя вопросами: кто мы, откуда мы пришли и куда мы идем? Получить мнение по двум последним вопросам можно из четырех книг, речь о которых пойдет ниже. Было бы слишком сенсационно заявлять, что в этих книгах есть ответы, - на то эти вопросы и вечные, что всегда по ним разные суждения и всегда мы находимся в движении, меняемся и не очень отчетливо видим дорогу впереди.

Эрик ХОБСБАУМ
“Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век”.
(1914 - 1991).

АСТ, Corpus, 2020

Эрик Хобсбаум (1917 - 2012) снискал славу одного из крупнейших историков современности. Он специализировался на истории промышленного капитализма, социализма и национализма. В 1962 году издал первый том будущей трилогии, посвященной “долгому XIX веку”: “Эпоха революций: Европа 1789 - 1848”. В 1975 и 1987 годах вышли остальные два тома, соответственно “Эпоха капитала: Европа 1848 - 1875” и “Век Империй: Европа 1875 - 1917”. Книга о “коротком XX веке” - “Эпоха крайностей: 1914 - 1991” была написана в 1994 году и, как следует из названия, ставится автором в один ряд с его исследованием XIX века и логически продолжает его.

Это не учебник истории, Хобсбаум не ставит перед собой задачу хроникера. Предполагается, что читатель имеет представление о событиях ХХ века и ему не надо объяснять, что такое пражские события 1968 года, а что такое парижские события того же года. Цель Хобсбаума - объяснить экономические, социальные, политические и культурные процессы противоречивого... едва не написал “столетия”. В хронологии Хобсбаума двадцатому веку отводится три четверти столетия - между теми точками, которые, на его взгляд, принесли наиболее радикальные перемены: Первая мировая война ознаменовала начало - развал Советского Союза и социалистического блока подвел итог.

Первое издание книги Хобсбаума о ХХ веке вышло в 2004 году и сейчас, конечно, является библиографическое редкостью. Новое издание появилось спустя 16 лет, и весьма своевременно: “Развал рабочих движений помог бизнесу обеспечить чрезвычайно благоприятный выход из депрессии. В то время как в США в 1929 - 1941 годах верхние 5% потребителей сократили свою долю совокупного национального дохода на 20%, в Германии те же самые 5% за тот же период стали на 15% богаче”. Глядя на даты, можно понять, об успехе какого политического движения идет речь, однако суть описанного процесса очень напоминает события, отнюдь не так далеко отстоящие от нас во времени. Что ж, история учит нас на наших же ошибках.

Книгу отличает беспрецедентная широта охвата: все важнейшие события эпохи крайностей нашли отражение и анализ в этом монументальном труде. Хобсбаума нельзя упрекнуть ни в том, что он подгоняет события под теорию и таким образом выдает незначительные факты за важные, ни, наоборот, в том, что он уделяет внимание только западной цивилизации. Так называемый “третий мир” для Хобсбаума определяется не одними связями с первыми двумя: это одна из немногих книг, которая, не будучи специализированной, позволяет не только узнать, но и понять процессы, происходившие в Сомали и Никарагуа, Камбодже и Конго.

Подвела Хобсбаума разве что история культуры. Она ему удается хуже, чем политическая или экономическая история. Это могли заметить те, кто читал его книгу “Разломанное время”, изданную на русском тремя годами ранее. И совсем не хватило места для истории религии, хотя ХХ век примечателен развитием религиозного фундаментализма, с одной стороны, и движением навстречу современности - с другой. (Например, Второй Ватиканский собор 1962 - 1965 годов вывел Католическую церковь из застоя даже не XIX века, а более ранних эпох.) Но для Хобсбаума история религии - лишь фон и мутное зеркало социальных, экономических и политических процессов. В этом узнается его приверженность марксистской традиции.

Некоторые пассажи Хобсбаума так и остались неясными по своему настроению. Иронизирует ли он над социокультурным контекстом 1980-х, когда рассказывает читателям о добровольцах, сражавшихся за Испанскую Республику: “…для сведения читателей, выросших в высоконравственной обстановке конца ХХ века, следует добавить, что они не были ни наемниками, ни, за исключением небольшого числа, авантюристами. Они приехали сражаться за правое дело”? Ему не свойственен и излишний пиетет перед главными действующими лицами истории, и если он считает нечто политической глупостью, то не пытается ее оправдать, а так и называет - глупостью. Пожалуй, иной раз полезно напомнить, что первые лица государств все-таки люди, со всеми человеческими пороками и слабостями.

Арли ХОКШИЛД
“Вторая смена. Работающие семьи и революция в доме”.

Издательский дом Высшей школы экономики, 2020

Арли Хокшилд (род. в 1940 году) - профессор социологии Калифорнийского университета в Беркли. Область ее научного интереса - человеческие эмоции как основа морали, поведения и социальной жизни, а также связь между личными неурядицами индивида и проблемами общества. Ее книга “Вторая смена” посвящена гендерным ролям в современном западном обществе. Иначе говоря, тому, как распределяются домашние обязанности в мире, где оба супруга работают, и, главное, какие последствия для супругов и детей имеют стереотипные гендерные стратегии (например, что хозяйство и дети - исключительно женское дело).

Первое издание книги вышло в 1989 году. Казалось бы, какое нам дело до американских работающих мам? Однако параллелей больше, чем может показаться на первый взгляд. Даже сама Хокшилд в начале книги вспоминает знаковую для конца 60-х - начала 70-х годов повесть Натальи Баранской “Неделя как неделя”. В повести (английский перевод, кстати, вышел в том же 1989 году) от лица Ольги Воронковой рассказывается ее жизнь: молодая сотрудница одного московского НИИ разрывается между работой, которая ей нравится, и семейной жизнью, которая превратилась в рутину. Не похоже, что многое изменилось с тех пор.

Помимо полевой работы (а Хокшилд проводила много времени в разговорах с семьями и просто наблюдая за их повседневной жизнью) она интерпретирует культурный текст эпохи, выраженный в рекламе, мыльных операх и прочих артефактах массовой культуры. Это особенно интересно, потому что многие из рекламных приемов, которые были популярны в США в последней трети ХХ века, были адаптированы в новой России последних тридцати лет. Книга Хокшилд заставляет под другим углом взглянуть на явление, которые в России воспринимается как обычное, прежде всего из-за наследия войны, - это много и тяжело работающие матери.

Клаус ШВАБ
“Четвертая промышленная революция”.

Эксмо, 2020

Клаус Шваб (род. в 1938 году) - создатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе, собираемого ежегодно с 1971 года. На форум приглашаются политические лидеры, крупные бизнесмены, мыслители и журналисты. Тесное общение Шваба с этой частью мировой элиты делает его весьма интересным экспертом по вопросам современных экономических тенденций. Его заслуги на экономическом поприще засвидетельствованы семнадцатью почетными докторскими степенями, в том числе Лондонской школы экономики, Женевского и Сингапурского университетов, университета Бен-Гуриона и т.д.

Книга Шваба, небольшая и четко структурированная (благодаря чему прочесть ее можно быстро и без особого труда), посвящена доказательству того, что третья промышленная революция завершилась и настало время четвертой, главная отличительная особенность которой - информационные технологии, которые проникают всюду и стали важнейшим фактором глобализации. В определенном смысле эта книга - попытка заглянуть в ближайшее будущее.

Конспирологически настроенные люди обвиняют Шваба в желании чипировать все население земного шара. Но это - все равно что обвинять в пандемии того, кто вам о ней рассказывает. Книга позволяет получить информацию из первых рук, но ни слова не говорит о всенародном чипировании.

Шваб отмечает тенденции, которые руководят технологическим и, следовательно, экономическим развитием человечества в самые последние годы. Одна из таких тенденций - наша любовь к гаджетам. Особенно у тех, кто родился уже в неясном XXI веке. Мобильный телефон из пошлого аксессуара девяностых превратился в спутника, который для многих стал незаменим в учебе, работе и повседневном общении. Плохо это или хорошо, но это так. У него настолько возросло количество функций, что это уже и не телефон. Он синхронизируется с часами или фитнес-браслетом. Так что же удивительного в том, что дистанция между нами и смартфоном будет сокращаться до тех пор, пока тот не станет частью тела? Эта фантазия, кстати, не нова: не слишком умные фантастические боевики конца 1980-х- начала 1990-х годов уже пророчили вживляемые чипы, бравшие на себя функции коммуникации, навигации, оплаты - нужное подчеркнуть.

Ну а если все-таки вы уверены, что Шваб вместе с Безосом, Цукербергом и Гейтсом скоро будут чипировать и делить “золотой миллиард” на сферы влияния, тогда вам точно надо прочитать эту книгу, чтобы знать своего врага.

Аарон ПЕРЗАНОВСКИ и Джейсон ШУЛЬЦ
“Конец владения. Личная собственность в цифровой экономике”.

Издательский дом “Дело” РАНХиГС, 2019

Сфера научных интересов Аарона Перзановски и Джейсона Шульца - интеллектуальная собственность, инновации, коммуникационные системы и баланс между защитой права собственности и права на неприкосновенность частной жизни, с одной стороны, и возможностью публичного самовыражения, доступности информации - с другой.

Книга “Конец владения” посвящена исследованию феномена собственности и владения продуктом (прежде всего информационным) в эпоху всеобщей доступности информации. В увлекательной манере Перзановски и Шульц рассказывают о том, что на самом деле скрыто в пользовательских соглашениях, которые никто не читает, и как это влияет на ваши права владения тем, за что вы платите гигантам мировой технологической индустрии.

Можно сказать, что книга Перзановски и Шульца маркирует другой водораздел эпох. Когда Хобсбаум писал про “короткий XX век”, ему из 1994 года казалось, что новая эпоха пришла, едва Советский Союз сошел с исторической сцены. Но сейчас, когда мир возвращается к биполярности (один полюс так и остался в Вашингтоне, а второй, похоже, сместился из Москвы в Пекин), с одной стороны, и становится единым информационным, культурным, экономическим пространством, с другой стороны, границу эпох можно переместить на несколько лет вперед.

“Конец владения” не стремится стать манифестом, провозглашающим начало новой эпохи. Этого пафоса немного больше у Шваба. Перзановски и Шульц не историки, а юристы. Но тем ценнее их работа: фундаментальные изменения в праве собственности они вписывают в экономический и исторический контекст.

Неважно, прочитаете ли вы эту книгу до или после Шваба. Если хотите понимать, чем в корне отличается домашняя библиотека или фонотека от коллекции книг и музыки, хранящейся в облаке (чрезвычайно удачное название, само по себе уже метафоричное), и как это меняет экономику, культуру и право собственности здесь и сейчас, то эти вещи книга объясняет как нельзя лучше. Название, конечно, призвано взбудоражить читателя, привлечь его внимание, заинтриговать и заставить купить книгу. Но это тот редкий пример, когда за громким заголовком кроется не менее впечатляющее содержание.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Все авторы
Новости BangaNet