Шаран Барроу

Международные профсоюзы: о вакцинном национализме

Шаран Барроу
Генеральный секретарь Международной конфедерации профсоюзов (МКП)

«Для вируса мы все одно стадо. Чтобы победить вирус, мы должны действовать как единое сообщество» - доктор Тедрос Адханом Гебреисус, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Вакцинный национализм

Ученые с беспрецедентной скоростью справляются с разработкой вакцин против вируса SARS-CoV-2, но условия диктуют крупные фармацевтические компании, и правительствам остаётся соперничать друг с другом, прежде всего потому, что вакцины производятся в недостаточном количестве. Вакцинный национализм показывает свою уродливую сущность, неся разрушительные последствия для более бедных стран и, в конечном итоге, для всего мира. С моральной и гуманитарной точки зрения польза справедливого доступа к вакцинации очевидна, она также очевидна и с точки зрения общественного здравоохранения – там, где вакцин не хватает, будет больше случаев заболевания, а каждый такой случай – это новая возможность для вируса мутировать, как мутируют все РНК-вирусы. Это означает, что могут появиться новые штаммы, которые будут настолько отличаться от исходного вируса, что существующие вакцины против них не подействуют. Если эти штаммы будут широко распространяться, вакцинированные люди снова будут подвержены тяжелым заболеваниям и смерти.

Обычно вакцины не приносят больших доходов фармацевтическим компаниям, которые могут получать гораздо большую прибыль от лекарств, которые люди принимают ежедневно в течение длительных периодов времени, а не от одной или двух прививок. Вакцины от микробов, которые в настоящее время не распространены и могут никогда не появиться, вообще не приносят денег - и поскольку практически все разработки вакцин на поздних стадиях теперь осуществляются частными фармацевтическими компаниями, это означает, что готовность вакцин была ограничена с тех пор, когда началась пандемия. Случаи заболеваний от других коронавирусов, таких как SARS и MERS, уже сигнализировали  об опасности этого семейства вирусов, и ВОЗ поместила их в приоритетный список для разработки вакцин. Но в связи с отсутствием распространения серьезного коронавируса, за исключением случайных ограниченных вспышек MERS,  не было ясно, появится ли когда-либо рынок сбыта для такой вакцины. Таким образом, помимо небольшой работы над MERS, финансируемой государством и частным сектором, и некоторых университетских исследований вирусов, финансируемых государством, рыночные силы препятствовали разработке вакцин и противовирусных препаратов против коронавирусов.

Огромные вливания государственных средств в фармацевтические компании после появления Covid-19 изменили ситуацию, и наряду с уже одобренными вакцинами, еще десятки находятся на стадии разработки и оценки эффективности, многие из которых используют труды университетов. Таким образом, фармацевтические компании получают выгоду от финансируемых государством университетских исследований, государственные субсидии и, конечно же, прибыль с продаж - хотя некоторые компании обещают продавать вакцины по себестоимости пока идёт пандемия. Однако это сложно определить количественно, поскольку компании настаивают на сохранении секретности контрактов с правительствами. Одни, как в случае Южной Африки, платят вдвое большую цену за прививку, чем Европейский Союз, по-видимому, потому, что Южная Африка не субсидировала разработку вакцины. Другие, в том числе компании, производящие новую прививку мРНК, - получат прибыль от продаж.

Инициатива COVAX существует для обеспечения равного доступа к вакцинам. Около 190 стран платят деньги, чтобы к концу этого года через COVAX смогли закупить и справедливо распределить два миллиарда доз вакцин. Более богатые страны имеют право получать дозы через COVAX, однако многие из таких стран не требуют их получения, чтобы освободить запасы для более бедных стран. Канада вызвала возмущение, потребовав 1,9 миллиона доз в первой волне распространения, и теперь у нее достаточно вакцин, чтобы привить свое население почти десять раз. Так обстоит дело во многих богатых странах: поскольку заказы были размещены до того, как мы узнали, какие вакцины будут эффективны, несколько стран сделали слишком большой заказ, на случай если только одна из вакцин окажется эффективной. Но многие вакцины оказались таковыми, так что теперь их больше, чем нужно, и ожидается, что эти страны передадут контракты на закупку излишков странам с дефицитом вакцин - после того, как их население будет вакцинировано. Но неясно, означает ли это вакцинацию всего их населения или только людей с самым высоким риском смерти. Если это первый вариант, то богатые страны могут вакцинировать людей из группы низкого риска, в то время как невакцинированные люди из группы высокого риска в бедных странах все еще будут умирать от Covid-19.  

Более того, богатые страны могут отказаться от распределения через COVAX, потому что они отдельно покупают свои собственные вакцины - но многие смогли перебить цену COVAX, чтобы сначала получить свои поставки от фармацевтических компаний, поэтому ограниченный первый пул вакцин сначала направляется в основном в богатые страны. Если производство значительно не ускорится, люди в более бедных странах могут не получить вакцины до 2024 года. Необходимы срочные глобальные усилия для наращивания производства и распространения, в том числе новых вакцин и комбинаций вакцин, которые могут потребоваться для борьбы с новыми штаммами коронавируса - теми, которые уже появляются и, вероятно, еще появятся. К счастью, даже в тех случаях, когда существующие вакцины не справляются с купированием легких и умеренных симптомов вызываемых некоторыми новыми штаммами, есть основания полагать, что они будут эффективны в предотвращении госпитализации и смерти.

Появляются также некоторые свидетельства того, что определенные вакцины могут не только защитить человека, но и уменьшить передачу вируса, помогая остановить его распространение, хотя до сих пор ни одна из вакцин не смогла этого сделать.

Борьба со спекуляцией во время пандемии

Производство и распространение вакцин - это сложный процесс, и серьезные проблемы с цепями поставок возникают в каждом регионе. Это осложняется секретностью контрактов, включая цены, а также задержками в производстве и распределении. И, пожалуй, самый большой секрет из всех - рецепты самих вакцин, которые ревностно охраняются фармацевтическими компаниями, контролирующими интеллектуальную собственность. Весь мир гневно отреагировал на то, что Китай скрыл информацию в первые дни вспышки вируса и сначала отказался раскрыть генетическую последовательность вируса и даже заявил в течение первых трех критически важных недель, что вирус не передавался от человека к человеку. Сегодня всё могло бы быть совсем иначе, если бы китайский режим был открытым с миром с самого начала. Нам еще предстоит увидеть такой же уровень гнева, направленный на секретность крупных фармацевтических компаний (Big Pharma). Если компания не намерена получать выгоду от пандемии, почему бы не сделать рецепт открытым, чтобы можно было освободить производственные мощности, в том числе в развивающихся странах? В тех странах, где компании получают выгоду от пандемии за счет взвинчивания цен, правительствам необходимо занять твердую позицию, учитывая все государственные средства, которые были вложены в исследования, благодаря которым были сделаны вакцины. Интеллектуальная собственность, полученная из казны, используется в личных целях.

Рыночные силы никогда не смогут взять пандемию под контроль, а на самом деле, скорее всего, верно обратное. Также поднимаются вопросы о возможном препятствии частной патологической индустрии к развертыванию экспресс-тестов на антиген, которые имеют жизненно важное значение для проверки здоровья населения, чтобы остановить передачу вируса. Эти тесты составляют лишь небольшую часть стоимости жизненно важных диагностических ПЦР тестов, которые приносят прибыль частным компаниям, проводящим комплексное лабораторное тестирование, при том, что миллионы тестов обрабатываются по всему миру каждый день. Нельзя полагаться только на ПЦР тесты. Требуется правильное сочетание стратегий тестирования, но многие специалисты в области ПЦР-тестирования всё громче высказываются против экспресс-тестов на антиген. Прибыль частных компаний не должна иметь к этому никакого отношения или вообще к любому решению о том, как сдерживать пандемию.

В то время как внимание всего мира было обращено на вакцины, исследования в области лечения Covid-19 финансируются недостаточно, и необходимы дополнительные миллиарды долларов инвестиций. Инвестиции в противовирусные препараты задерживаются из-за тех же рыночных сил, которые тормозят инвестиции в разработку других жизненно необходимых противомикробных препаратов, таких как новые антибиотики.

Конечно, одна наука не может взять под контроль пандемию. Социальное дистанцирование, маски, техника безопасности и гигиена труда с соблюдением базовых прав трудящихся, социальная защита, включающая оплату труда в случае болезни и самоизоляции, гигиена и инвестиции в здравоохранение, уход и другие области также имеют решающее значение.

Правительства должны противостоять могущественным корпорациям, которые искажают всеобщую борьбу с пандемией, и пандемическим спекулянтам - не только технологическим монополиям, таким как Amazon, но и компаниям в секторе здравоохранения, которые ставят прибыль от здравоохранения выше глобального здравоохранения. На карту поставлены миллионы жизней и их средства к существованию, и правительствам необходимо немедленно решить эту проблему.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости BangaNet