Эдмон Дантес
1

Как вести себя на допросе у следователя

Эдмон Дантес
Профактивист со стажем

В предварительном следствии важной частью процесса являются допросы обвиняемого и свидетелей. Как мы говорили в одном из предыдущих материалов (см. “Солидарность” № 10, 2018), первый допрос, когда человек находится еще в статусе подозреваемого, должен состояться не позднее 24 часов с момента фактического задержания (п. 2 ст. 46 УПК РФ).

Переход в статус обвиняемого не влечет значительных перемен. Согласно ст. 100 УПК, если мера пресечения избрана в отношении подозреваемого, то обвинение должно быть предъявлено ему не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан и затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания.

Как следует из ст. 172 УПК, обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого. Те, кто содержатся под стражей, извещаются о дне предъявления обвинения через администрацию места содержания.

В реальности это выглядит так. Сидишь в камере СИЗО. Никого не трогаешь. Занимаешься своими делами. Читаешь интересную книжку или учишь итальянский язык. Постепенно обзаводишься бытовой инфраструктурой. И тут в двери с грохотом открывается “кормушка” (отверстие, куда подают диетическое тюремное питание).

- Сидоров! (Или Петров.) Подойди с ручкой! - слышится голос бравого тюремщика.   Распишись вот здеся!

Так сидящие в СИЗО знакомятся со всеми документами, касающимися их уголовных дел и многочисленных иных вопросов. Некоторым так приносят приказы об увольнении, а кое-кому даже и бумагу о разводе. Тюремные будни…

Врученный документ гласит о том, что такого-то числа в таком-то месте будет предъявлено обвинение. Данная процедура не вызовет больших неудобств, если это планируется сделать в следственном кабинете СИЗО (специальном помещении для общения содержащихся под стражей с адвокатами, допросов, ознакомления с материалами дела и т.д.). Арестанта выведут из камеры, сопроводят в кабинет, а после всех мероприятий отведут обратно. Подобное не займет много времени.

Но если в бумаге будет указано, что предъявление обвинения состоится в помещении Следственного комитета, значит, предстоят большие бытовые неудобства.

Звучит незамысловато: поездка к следователю. Но это нешуточный комплекс организационных мероприятий. Вывезти арестанта из тюрьмы - значит крикнуть ему в “кормушку” в шесть утра:

- Кожемякин! Собирайся на сутки! - время, на которое отбывает заключенный, по- именовано так, видимо, из-за суточного пайка, выдаваемого арестантам.

В восемь выводят из камеры, обыскивают и отправляют на так называемую “сборку” - место, где скучены отбывающие на суды и на следственные действия. Это небольшое прокуренное помещение со скамейками, унитазом и умывальником, где ожидают своего часа еще много человек. Вентиляции, как правило, нет. Курит подавляющее большинство арестантов. Причем одновременно.

Подождав пару часов, арестант переходит в руки конвоя. Эти функции выполняют доблестные сотрудники полиции. Они снова обыскивают подследственного и погружают в “стакан” - тесное местечко в автозаке, в котором сидеть можно, но вот встать уже не получится. Этот транспорт, как переполненное в час пик маршрутное такси, выплевывает из себя пассажиров на запланированных остановках: Ленинский суд, Пролетарский суд, Следственный комитет и так далее.

Отработав со следователем или на заседании суда, арестант возвращается в СИЗО не сразу. Ожидает, пока “маршрутное такси” проедет по другим адресам, чтобы забрать остальных подследственных.

Глубоким вечером попадаешь на “сборку” в изоляторе. Опять ждешь в прокуренном помещении. Опять на скамейке. Возможно, и не один час. Перед отправкой в камеру - полный обыск с заглядыванием под язык, под все остальное, в уши и с прощупыванием всех каких только нет на одежде резинок. Входя в родную камеру, с облегчением говоришь:

- Как хорошо быть дома!

СЛЕДОВАТЕЛЬ - ИНСТРУМЕНТ ЛИШЬ ОБВИНЕНИЯ

Допрос обвиняемого ведет следователь. Наименование данной должности звучит красиво, почти поэтично. Всем известны выражения “следствие во всем разберется”, “следствие ведут знатоки”… Есть и другие, не менее пафосные словосочетания. Эта работа воспета в романах и кинофильмах. И хотя задача следователя - поиск истины по уголовному делу, обвиняемый ни в коем случае не должен забывать, что, согласно главе 6 УПК, следователь является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Это не единица, стоящая над событием, а инструмент для поиска доказательств именно обвинения. Его задача - собрать полностью материал, обосновывающий позицию обвинения, и отбросить любую информацию, которая может дать козыри стороне защиты. И никакой объективности в работе следователя нет. Доказано практикой.

По ст. 173 УПК, следователь проводит допрос немедленно после предъявления обвинения. Вначале следователь выясняет, признает ли человек себя виновным, желает ли дать показания по существу и на каком языке.

Последнее - важный момент для нашей многонациональной страны. Один мой знакомый, гражданин РФ - выходец из республики Закавказья, владел русским языком в совершенстве. Только говорил с акцентом. Однако, как он потом рассказывал, на допросе в кабинете следователя он так разволновался, что не смог давать показания на великом и могучем, поскольку был не в состоянии сформулировать ни одной мысли. Его хватило только на что, чтобы потребовать переводчика. И следователь обязан был его предоставить. Дипломированный переводчик с экзотического кавказского языка нашелся не сразу, и мой знакомый (он не был помещен в СИЗО) получил длительную передышку для формирования позиции.

ПРИЗНАВАТЬСЯ ИЛИ НЕТ?

Что касается признания себя виновным, то однозначный совет дать не просто. Если в вашем деле все предельно ясно - вы действительно осознанно совершили данное преступление, вас взяли с поличным и вы оставили многочисленные “следы” вашей бурной деятельности, то, наверное, нет смысла затягивать с признанием. А может, стоит оформить явку с повинной. Она в соответствии с п. “и” ч. 1 ст. 61 УК - обстоятельство, смягчающее наказание, в отличие от признания вины. Но делайте это только после консультаций с адвокатом по соглашению. Кому как, а мне кажется, что в самом слове “повинная” заключен унижающий человеческое достоинство смысл. Но каждый волен выбирать свой путь самостоятельно.

Совсем другое дело - признаваться или нет в ситуации, когда доказательства, собранные следствием, слабенькие. Что встречается нередко. Или вы совершили один проступок, а вас обвиняют в трех. Или вы вообще ничего не совершали. И такое бывает. В подобных случаях необходимо советоваться с адвокатом, но решение принимать - только самому. И в ходе раздумий нужно иметь в виду уже не следствие, а судебный процесс. Ведь приговор будет оглашать судья, а не следователь. Но учитывая обвинительный уклон российского правосудия, обвинительное заключение, составленное следователем, скорее всего, будет черновиком вашего приговора. Признаваться в том, чего не делал, - чудовищная по всем меркам штука, но таковы российские реалии.

В арестантской среде ходят легенды об одной пожилой и очень грузной адвокатше, работавшей исключительно по назначению (то есть “порожняковым” адвокатом) и получившей прозвище Леди Гага. В ходе судебных заседаний она вела себя спокойно, вопросов свидетелям не задавала. Могла уснуть во время чтения приговора и уже после его оглашения вдруг вскочить и спросить клиента:

- Тебе сколько дали-то?

Она не вникала в тонкости уголовных дел своих подзащитных, но жалела их и носила им конфеты и сигареты. У этой Леди Гаги было правило. При первой же встрече с подзащитным - независимо от статьи, по которой он обвинялся, от его возраста и социального статуса, от обстоятельств дела - она неизменно произносила одну и ту же фразу:

- Сознавайся, милок, меньше дадут!

На первый взгляд это нелепо. Но ее слова покоились на многолетнем опыте.

Некоторые арестанты начинают давать показания в расчете на объективность следствия. Они пытаются доказать невиновность уже на этой стадии и откровенны на допросах, надеясь выйти на свободу еще до основного суда по воле следователя. Избравшим такую тактику нужно помнить, что любое сказанное ими слово может быть обращено против них. И отвертеться от написанного в протоколе уже не получится. По- этому, давая показания в ходе предварительного следствия, предельно выверяйте каждую фразу и продумайте до малейших подробностей тактику защиты как во время следственных действий, так и на судебном процессе.

МОЛЧАТЬ ДО ПОБЕДНОГО

Одна из самых распространенных методик - ссылка на 51 статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя и своих близких. На каждый вопрос следователя арестант отвечает однообразно: “Воспользуюсь 51 статьей Конституции РФ”. В Америке то же самое называется “to take the Fifth”, то есть американцы ссылаются на Пятую поправку к их Конституции.

Поступающие так считают, что следователь как представитель стороны обвинения не заслуживает никакого диалога с обвиняемым. Они ждут - какие именно соберут без их участия доказательства и какие совершат при этом ошибки. Свою защиту они сознательно переносят в стадию судебного разбирательства, когда нельзя выдвигать новые обвинения и намного сложнее предъявлять доказательства сверх собранных ранее.

Эта тактика требует недюжинных терпения и сил, поскольку следствие, которое распоряжается в этот период судьбой арестанта, приходит в бешенство. Пользующимся 51 статьей запрещаются телефонные звонки родным и свидания с ними. Следствие тянется бессовестно долго, может длиться год и более - из расчета на “выматывание” и одичание обвиняемого. На то, что у его близких кончатся деньги на адвокатов и он просто сдастся.

Как стратегия защиты, 51 статья идеальна для решивших бороться до конца. Она позволяет проштудировать свое дело вдоль и поперек. Вкупе с заключением под стражу это дает и уйму времени. Недаром один из заключенных, обвинявшийся в мошенничестве, высказал тезис о вреде (для стороны обвинения) ареста по подозрению в совершении экономических преступлений:

- Находясь на подписке о невыезде, я бы занимался чем угодно - работой, семьей, гулянками с друзьями (надо же “надышаться перед смертью”!), но только не делом. А сейчас я имею возможность заниматься самым главным в данный момент - выстраиванием своей защиты. Уж в чем-чем, а в экономике и схемах по добыче денег я разбираюсь получше следователя, прокурора или судьи. И они сделали серьезную ошибку, арестовав меня...

В подтверждение этих слов можно вспомнить героя «Процесса» Франца Кафки, банковского служащего, который был разозлен тем, что его судебный процесс шел полным ходом. Судейские чиновники сидели над актами этого процесса, а он должен был заниматься делами банка и не имел возможности защищать себя.

*   *   *

Тема поведения на допросе и задушевных разговоров со следователем обширна. В следующем номере мы продолжим ее и расскажем о допросах свидетелей, очных ставках и ряде других моментов.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
1
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Андрей
12:40 от 24.06.2021
Уголовный процесс и защита обвиняемого на предварительном следствии. https://advokat54.su/yuridicheskaya-konsultatsiya/77-ugolovniy-process-i-zashchita-obvinyaemogo-na-predvaritelnom-sledstvii
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости BangaNet