Александр Илларионов

ИКЕА, фрикадельки, аутсорсинг и коронавирус

Александр Илларионов
Органайзер профсоюза работников лесных отраслей РФ

Тема пандемии коронавируса потихоньку теряет свою актуальность. Позади нерабочие недели, бесконечные постановления президента, сводки заразившихся и умерших. В новостях бодрые сводки снижения ограничений, уже впереди парады, планы восстановления и неуклонного роста всего, всего, всего!

А под шумок с пандемией экономический кризис обильно собрал свою жатву. Только официально зарегистрированных безработных два миллиона человек. И, по мнению министра труда, эта цифра вырастет еще на полмиллиона. А сколько человек ушли за свой счет или на неполную неделю – не сосчитать.

В это время работники еще и болели коронавирусом. Многие тяжело, с осложнениями. Не только врачи и медсестры, заразиться работники могли на любом производстве или сфере услуг. Не прошла пандемия и мимо и корпорации ИКЕА. Будем называть ее так, хотя она официально называется ИНГКА. 

Корпорация ИКЕА управляет, в том числе, и магазином и торговым центром «Мега Дыбенко» у самой границы с Санкт-Петербургом. В глазах общественности, прессы, власти и сотрудников – образец социально ответственного бизнеса. Зарплата, ДМС и прочие прелести условий труда шведского мебельного флагмана на слуху. Как и уверения, о высочайшем качестве и невероятной безопасности производства и продажи мебели и интерьеров для дома. В огромном «Мега Дыбенко», как и во всяких торговых центрах, компания предлагает не только свои товары, но и атмосферу современной гигантской корпорации. Посетители могут не только прийти за покупками. Они могут оставить детей в детской комнате, зайти в бистро, где им предлагают неповторимые шведские фрикадельки с джемом, клюквенную воду, аутентичный шведский шоколад и прочее, и прочее, и прочее. Вооружившись бесплатным шведским карандашом, гражданин или гражданка отправляются по извилистой дорожке от ресторана до кассы. Берут с полок и кладут в тележку подушки и вешалки, коробки с разборными комодами и столами, выбирают шторы и люстры. Огромный людской поток даже на буднях и бурный водоворот на выходных.

Период изоляции как период засухи привел к опустению этих некогда многолюдных залов. Граждане сидели по домам. Только онлайн продажи росли на дрожжах. Ибо чем заняться в квартире при самоизоляции? И мужья под неусыпным надзором жен красили стены и собирали все те же стеллажи и шкафы из ИКЕА. 

Итак, перед нами современная гигантская корпорация, где только в Петербурге два огромных гипермаркета, да еще строится третий. ИКЕА входит в список системообразующих предприятий города, как один из крупнейших работодателей и продавцов мебели. По числу посетителей с ИКЕА Дыбенко могут сравниться разве что метро, стадионы, вокзалы и Дворцовая площадь. Корпорация обещает полную безопасность, доступные цены, широчайший ассортимент, вежливое обслуживание и дешевую доставку. Персонал, по уверениям компании великолепно зарабатывает и счастлив от бонусов. 

И в период пандемии компания рассказывает, какие меры приняты. И дезинфекция, и разметка социальной дистанции, дозаторы, теплометрия, больничные. И кажется, что, имея такие огромные ресурсы (по сравнению с захудалым мебельным складом) проблем никаких не может возникнуть.

Но гром грянул посреди ясного неба. В апреле в «Мега Дыбенко» обнаружили множество работников с ковид-19. Об этом подробно писали в прессе. Поэтому вкратце. Работники строительной организации ООО «Эста Констракшен» массово заболели ковидом в апреле. Это те, кого называют мигрантами, трудовыми гастарбайтерами, а по сути: работяги, приехавшие на заработки. 

Часть из них трудились на реконструкции МЕГА Дыбенко. Жили вместе с остальными своими сотоварищами по труду в поселке Новосергиевка в хостеле, а правильнее сказать в переполненной до отказа общаге, где и яблоку негде упасть. Это все рядышком с МЕГА Дыбенко. Такая скученность, антисанитария, отсутствие элементарного медицинского контроля привели к заражению на сотни человек. Всполошившиеся власти немедленно их изолировали в… отдельном полевом лагере, предоставленном армией.

А именно эти строители ходили по ТЦ «Мега», пересекались на проходной, в коридорах и помещениях с сотрудниками ИКЕА. Компания ИКЕА, конечно, уверила общественность и работников, что работали подрядчики отдельно, дезинфицировались по самое некуда и бояться нечего.

Но эта изнанка внешнего красивого социально ориентированного фасада отчетливо показывает цену успехам ИКЕА. Стремясь к экономии, компания нанимает подрядчиков, совершенно не интересуясь, в каких условиях они живут и работают. Что у них нет элементарного пространства, так как из экономии живут скученно, что у них нет ДМС, что их не проверяют врачи, как проверяют сотрудников ИКЕА. И это в разгар эпидемии! 

Ладно, допустим отдельный эпизод, он же не система, не правда ли?

Хм, а теперь, мои дорогие читатели из Петербурга, кто вкусил шведских фрикаделек или присаживался на стульчики в отделе мебели, задумывались ли вы над тем, что не все сотрудники, кто моет посуду и моет полы со стенами в ИКЕА сотрудники ИКЕА? И у них нет ДМС, их не проверяют регулярно на ковид, что живут они также скученно и тесно в подобных же общагах или переполненных студиях в Кудрово? Будет ли для вас открытием, что в ИКЕА Дыбенко уже многие годы десятки работяг на заработках из республик СНГ трудятся на кухне и клининге, то бишь уборке прямо в помещениях ИКЕА Дыбенко? 

Их легко узнать по фартукам  и футболкам с надписью «Альфа-Сервис», еще одного кадрового агентства, поставляющих десятки и десятки работников на срочных контрактах для корпорации ИКЕА. 

Вот кухня, дорогой читатель, где вам и сотрудникам повар изготавливает неповторимые фрикадельки и сдабривает их джемом. У повара бессрочный трудовой договор, ДМС, ежегодный медосмотр. Он прошел обучение, у него есть медицинская книжка. Если он почувствует себя нехорошо, он пойдет на больничный и не будет бояться за потерю своего рабочего места. Компания отвечает за его безопасность на рабочем месте. 

А рядом на мойке стоит сотрудник «Альфа-Сервис», он нанят на несколько месяцев, у него может не быть ДМС, медосмотров. Он скорее всего живет в переполненной общаге или забитой под завязку квартире с такими же, как и он. Если он заболеет, его с высокой долей вероятности выгонят. И возьмут на его место другого. И он не будет говорить, что он болеет, если опасается за свое рабочее место. У него не такая высокая мотивация тщательно драить котлы и тарелки, не так ли? Есть ли у него настоящая медкнижка – это большой вопрос. 

Вот рассказ  одного из работников кухни о работниках «Альфа-Сервис»: «…Столовые приборы они ещё выкладывают иногда (ложки, вилки, ножи). На мойке они, конечно же, их все руками трогают (каждый день), расформировывая из кассет миксом, вперемешку, по отдельным ёмкостям, которые непосредственно находятся потом перед покупателями в ресторане или сотрудниками в кантине (столовая для сотрудников)…

Что сотрудники ООО "Альфа - Сервис" могут пройти мимо фритюров и поднять картошку фри. А потом повара перчатки не меняют, после того как тоже возьмут данную картошку фри, поднятую клинингом (хотя должны при смене деятельности) и потом работают в этих перчатках, трогая тарелки, накладывая в них блюда покупателям, а иногда что-то рукой кладут (зелень горошка, шафран и др.). А тот, кто не на раздаче, а на позиции "язык - фри" пополняет суп, выпечку и другую продукцию на холодной и горячей раздаче посередине ресторана для покупателей (у нас это называется "язык") и жарит картошку фри. 

Вообще должно быть два сотрудника, по одному на каждой позиции, но в итоге из-за экономии ставят одного сотрудника (на одной горячей раздаче по стандарту ИКЕА тоже должно быть всегда минимум два сотрудника, а в итоге по одному стоят даже в выходные и пиковые дни частенько и не уйти ни в туалет, ни попить, ни на брейк (перерыв)).

Так вот сотрудник на "языке и фри" так же перчатки не меняет, как положено по СанПину. В итоге потрогал за ручку сетки картошки фри, которую поднял клининг мимо проходящий, как правило со шваброй, подметая полы. А потом сотрудник "язык - фри" выкладывает этими перчатками вручную булочки с корицей, пеканы и прочее. Так же холодные десерты объединяя их между собой всё в тех же перчатках: тарталетки с малиной, пуншевые рулеты и так далее.»

Разумеется, это личное мнение одного из сотрудников на происходящее. И, разумеется, фотофиксации такого дела работники не делают. И как проверить, сколько раз тронул перчаткой булочки? С видеокамерой целый день стоять? Всем же известно, как проверка, так все идеально по процедуре делается. А как запарка в течение смены – все может быть.

Вот такое деление работников на два сорта и называется аутсорсинг. Он выгоден транснациональным корпорациям, да и не только им. Это экономия на зарплатах и социальных пакетах. А вместе с этим и безответственность перед работниками и общественностью. И в спокойные времена такое неравенство несправедливо, а в период пандемии - гигантская угроза жизни и здоровью работников и покупателей. Даже он-лайн покупка  - это контакт с зараженным, если он есть! А нахождение работников в одном помещении с возможными носителями вируса и подавно! В такое опасное время гораздо лучше предположить худшее, чтобы тьфу-тьфу-тьфу, такого не произошло!

И дело не только в том, что есть работники аутсорсинга, дело в пагубных последствиях деления работников на два сорта. 

Штатные работники, работая в одной технологической цепочке с работниками, могут включаться в механизм нарушений, от которого могут пострадать они сами и покупатели. Каждый делает свою работу. Но все ли действуют в одинаковой степени по инструкции? И обязательная для ношения маска тут, как понимаете, не поможет. А дальше - больше. 

Работодатель, видя, как легко манипулировать работниками кадровых агентств, начинает переносить те же методы и на штатных работников. 
На той же кухне, как и в других подразделениях, по словам сотрудников, многих штатных работников переводили на срочные трудовые договоры со всеми вытекающими последствиями: неуверенностью в завтрашнем дне, потерей мотивации и качества работы. Сейчас уже точно не скажешь, сколько сотрудников осталось. А многие работники, часто бывают не в курсе, чем срочный договор отличается от бессрочного. А когда нет социального диалога и доступа к документации, приходится с высокой долей вероятности предполагать наличие проблем. Устно-то работник скажет, а как попросишь заявление написать… на этом все и заканчивается.

Все, что мне известно – это результат работы небольшой пока еще профорганизации ИКЕА Дыбенко. Все эти данные, что я упоминал, нашли себе в запросах в Прокуратуру, ГИТ, Роспотребнадзор, налоговую службу и другие надзорные госорганы. Суть запросов – желание разобраться в обстановке. Не голословно обвинять, а разобраться. Кадровые агентства – это сторонние организации и работают совсем по другим правилам. А стремление есть, чтобы правила были одни для всех. Чтоб не получалось так: мол, в кадровом агентстве не доглядели, а у тамошнего сотрудника внезапно закончился контракт.

И, разумеется, одними жалобами и обращениями проблем не решишь. Сила в работниках, вооруженных знаниями своих прав и обладающих умением коллективно бороться за свои интересы. Ведь как профсоюз ни был поначалу мал, он все равно борется за прекращение угрозы жизни и здоровью работников в частности, и граждан в целом. За достойные условия труда, как гарантии качества не только выпускаемой продукции и безопасности окружающих, но и как залог стабильного и процветающего общества.  

У профсоюза есть лекарство от ковид-19 и других болезней, включая социальные – это принцип справедливости, за который он борется. «Равные условия труда и равная оплата за одинаковую работу!»

Профсоюз всегда борется против срочных договоров и за бессрочные, против аутсорсинга и за найм всех работников в штат компании. В этом один из главных успехов корпорации ИКЕА в Европе. Их профсоюзы добились высокой оплаты труда и гарантий для работников, в результате чего работники добросовестно и дисциплинированно выполняют свою работу, обеспечивая высочайшее качество и безопасность. В России пока ИКЕА не до конца реализует принципы социального партнерства. 

Заместителя председателя первичной профсоюзной организации ООО «ИКЕА Дом» Торгового центра «Мега Дыбенко» Марию Комарову уже как полгода пытаются уволить. Так что борьба продолжается. В конце концов, у корпорации ИКЕА есть политика не препятствовать профсоюзной деятельности. И появление новых первичек на различных предприятиях ИКЕА показывает, что диалог возможен. Как только работники понимают, какими силами они обладают, объединившись в профсоюз, каких условий могут добиться, так и ИКЕА сразу готова вести переговоры и обеспечивать еще больший уровень социальных гарантий и справедливости в соответствии с экономическими возможностями конкретного подразделения и уровня организованности работников.

В «ИКЕА ДОМ» в Москве, тоже относящемуся к «Торговому Единству», первичка добилась оплаты в двойном размере одной нерабочей недели. В ООО «ИКЕА Индастри Тихвин» профсоюз лесных отраслей ведет диалог по любым изменениям в условиях труда на предприятии. Шутка ли, но на «ИКЕА Индастри Тихвин» до сих пор не было массовых простоев и сокращений. И в этом тоже немалая заслуга профсоюза, отстаивающего принцип гарантии занятости работников.

Благими пожеланиями последствий пандемии не изживешь. Только с профсоюзом работники добиваются решения своих проблем. И только с профсоюзом работники добьются избавления одной из причин возможных вспышек коронавируса – запрета на аутсорсинг и найма всех работников в штат компании, где у всех работников равный доступ к ДМС и медицинскому контролю. А заодно добьются остальных условий для достойной и безопасной работы во благо общества

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Новости BangaNet


Киномеханика