Монте-Кристо

Прямое обкомовское правление

Монте-Кристо
Профактивист с репутацией

А порою такая первичка объединяет совсем немного членов коллектива и перестает выполнять свои защитные функции. Причина часто кроется в потере лидера. Те, будучи не освобожденными от основной работы, либо увольняются, либо уходят с непростой профсоюзной стези, оголяя, таким образом, передовую…

От редакции

Опытом делится профактивист со стажем, в свое время возглавлявший первичку, обком профсоюза и региональное профобъединение и на всех этих постах применявший новые технологии и методы работы. С некоторыми из них читателям “Солидарности” будет интересно ознакомиться.

ВАРЯГ-ПАССИОНАРИЙ ИЗ ОБКОМА

Поделюсь опытом своего обкома, попытавшегося справиться с кадровыми проблемами не в самых маленьких первичках.

Километрах в трехстах от областного центра, в глухом лесу, есть лесозаготовительное предприятие (ЛЗП). Финансовое положение прочное, работает устойчиво, коллектив - 350 человек - стабильный, зарплата по меркам отрасли неплохая. Прекрасный экземпляр для профсоюзной работы. Но так случилось, что председатель профкома, и без того не стяжавший на этой ниве больших успехов, сложил полномочия. Из оставшихся членов профкома подхватить знамя никто не захотел. То был период, когда ЛЗП избавлялись от раздутого аппарата, отдавали бухгалтерию и работу с персоналом на аутсорсинг или в вышестоящий холдинг. Так что коллектив состоял в основном из работяг-производственников, и найти среди них лидера не удавалось. И в измельчавшей “конторе” - тоже.

Сотрудники обкома не раз выезжали на это ЛЗП на поиски лидера, но безрезультатно. За год численность первички упала с 200 до 80 человек. Работа не велась, колдоговора не было. Как директор не догадался совсем придушить эту “организацию”, ума не приложу.

Решение пришло внезапно. В то время в обкоме трудилось несколько молодых юристов и орговиков. Они быстро набирались опыта, участвовали в молодежных мероприятиях. Они подавали надежды, но никто из них не нюхал настоящего пороху - из-за сосредоточенности на аппаратной работе. Никто не мог спеть о себе “Я простой председатель профкома”. И тут родилось предложение: одному из молодых лидеров идти и взять работу на себя. Причем не просто курировать первичку, а избраться председателем профкома со всеми последствиями.

Собрали остатки профкома, благо на кворум они еще были способны. Предложили избрать их председателем сотрудника обкома. Он берет на себя налаживание текущей работы, заключение колдоговора, работает над увеличением рядов. Расходы на его командировки в первичку из областного центра профком и обком делят пополам, но поощрение нового председателя из бюджета первички - непременное условие. Поначалу - небольшой суммой, которая может вырасти при увеличении численности. Профком согласился, и в первую очередь потому, что никому из них особо не было дела до профорганизации. Самым большим их занятием был дележ взносов на матпомощь, чему и были посвящены заседания. Слегка раскошелиться на содержание нового председателя они согласились без труда, поскольку смутное желание оживить работу у них было: в душе они все патриоты профсоюза - лишь бы самим не браться за это дело. А тут - человек с высшим образованием, профессионально занимающийся профсоюзной работой, который понимает, что на этой должности делать.

И, вы знаете, работа закипела. Молодой профлидер получил в полную ответственность конкретный участок работы. И что очень важно - за дополнительное вознаграждение, а не из “любви к искусству”. А что тоже важно - эта оплата шла не из небогатого бюджета обкома, а из бюджета первички. Профком же получил амбициозного председателя, ринувшегося в бой и уже через пару месяцев представившего на рассмотрение проект колдоговора. После долгого перерыва возобновила работу комиссия по трудовым спорам. Одновременно председатель объезжал все участки и обходил всех работников, привозя из каждой командировки по два-три десятка заявлений на вступление в профсоюз. Численность организации вскоре выросла до 180 человек, а вместе с тем выросло и вознаграждение председателя.

У этой деятельности было два побочных эффекта. Первый - работник обкома дважды в месяц выезжал на несколько дней на подшефную ему территорию. То есть для остальной работы в это время он был потерян. А ее было очень много. Второй - по мере разрастания первички увеличился объем рутинной работы: согласование документов, финансовые вопросы (на ликвидацию статуса ее юрлица не пошли), решение текущих проблем каждого члена профсоюза. Делать все это “наездами” стало труднее, да и для первички два посещения в месяц - редко.

Но выход нашелся. Профорганизация увеличилась почти втрое. Активность рядового пролетариата выросла пропорционально. Более того, “местные” стали выражать недовольство “иноземным” правлением. Они потихоньку готовили полноценную отчетно-выборную конференцию, на которой хотели избрать председателем одного из работников предприятия.

То есть активность, которую проявил пассионарий из обкома, породила не меньшую активность в трудовом коллективе. Молодой председатель не стал цепляться за должность, понимая, что уже не “вывозит” этот груз. Провел конференцию и передал бразды правления в руки “аборигенов”. Сам он получил за этот период бесценный опыт председателя профкома, хорошую строчку в трудовой биографии, позволяющую баллотироваться на любой профсоюзный пост, и некоторое улучшение своего материального положения. А первичка стала боевой и полноценной единицей.

ПРИМЕР ВТОРОЙ. ЛИЧНЫЙ

Героем второго примера стал я сам. Так получилось, что профком большого градообразующего предприятия - лесопильно-деревообрабатывающего комбината, что в 200 километрах от областного центра, покинул многолетний председатель. О замене он не позаботился, и за полгода на посту сменилось аж три “профлидера”. Последний порвал с профсоюзом, написав заявление “по собственному” из камеры СИЗО, куда попал на 15 суток за вождение автомобиля в состоянии жуткого алкогольного опьянения.

Приехав на экстренное заседание профкома, я предложил для избрания в качестве и.о. председателя свою кандидатуру. Это был большой профком. Меня попросили выйти на несколько минут из кабинета. Затем позвали обратно и объявили: согласны.

Работа закипела в условиях жесточайшего неприятия этого решения работодателем, развернувшим массированную атаку на профком. То противостояние - предмет отдельной публикации. Но если раньше нападок директора боялся даже освобожденный председатель профкома, поскольку явно зависел от руководства, то теперь угрозы не действовали. Председатель первички, то есть я, получил свободу принятия решений. К тому же я пользовался силой мандата депутата регионального заксобрания, избравшись от этого самого района в областную думу.

Плюсы от второго эксперимента были те же, что и от первого, только продлился он дольше, около трех лет, и явно затянулся. Профсоюзные ряды подросли, трудовой коллектив консолидировался вокруг первички: работники массово поддержали пикетирование собрания акционеров с требованием повысить зарплаты. Неприятия “пришлого” лидера не было бы вообще, если бы он постоянно находился на месте. Но, как и в первом примере, я бывал на подведомственной территории “наездами”. Что породило такое же, как в первом примере, оживление жизни в первичке и появление доморощенного лидера.

Не буду лукавить - для меня главный плюс этого проекта заключался в получении нового опыта. Я не без причин считаю себя закаленным в профсоюзных и политических боях и уверен: ни один профлидер, не побывав председателем профкома, не может считать себя полноценным профсоюзником. Да не обидятся на меня те, кто не имеет подобной строчки в своей трудовой биографии.

Но и минусы были те же. Невозможность в постоянном режиме решать текущие вопросы, многие из которых требовали созыва профкома и были совсем не рядовыми. А поскольку в организации было больше 500 человек, то и вопросов этих хватало. И через три года на отчетно-выборной конференции место лидера занял истинный кукуевец.

ИТОГ - ПЕРЕЗАПУСК

Из этих двух примеров можно сделать почти одинаковые выводы. Сотрудник обкома может и должен лично возглавить хиреющую первичку. Его профессиональные навыки, которых не имеет ни один рабочий или служащий предприятия, помогут на первых порах вдохнуть жизнь в почти умершую профорганизацию. Но такой период не должен превышать полгода. За это время возможно решить наиболее назревшие вопросы и увеличить первичку. Желательно вести эту работу, избегая лобового конфликта с работодателем: тот может сильно снизить эффективность такой формы управления.

Лидеры из вышестоящих организаций посещают множество семинаров, в том числе международных, и в теории владеют многими технологиями. Им очень полезно поработать “на земле”. Попробовать применить эти технологии и… во многих из них разочароваться. Настоящая школа молодого профлидера - в первичке.

Главный итог обоих примеров - активизация профсоюзной жизни на предприятии и появление “своего” лидера, перезапуск работы первички и возможность жить самостоятельно после периода “прямого обкомовского правления”.

*   *   *

В следующий раз расскажу о третьем примере, самом успешном. И похожем, и не похожем на первые два. Он примечателен тем, что дал жизнь одному из лучших (из известных мне) приемов вовлечения работников в профсоюз.

Продолжение следует

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!