Эдмон Дантес
7

Как вести себя в СИЗО

Эдмон Дантес
Профактивист со стажем

Одна из прошлых публикаций (см. “Солидарность” № 12, 2018) была посвящена избранию для подозреваемого меры пресечения. И если она не связана с содержанием под стражей, то все более или менее ясно. На свободе можно продолжать жить текущей жизнью. Конечно, она сильно изменится ввиду уголовного дела, но внешне все останется на своих местах.

В случае домашнего ареста свобода сильно ограничена, однако бытовые моменты не претерпят изменений. Будет семья рядом и круглосуточная возможность общаться с адвокатом. Но мы не рассматриваем эти меры пресечения. Они слишком просты. Мы попытаемся показать ту, что в корне меняет жизнь обвиняемого.

Речь пойдет о содержании под стражей, в СИЗО. Как вести себя? Что говорить? Где спать? Как есть? Ведь теперь вы (а я призываю всех представить себя на месте обвиняемых, их становится все больше) - часть этого мира, как бы ни хотелось думать иначе. Мы не ставим целью дать прямые советы, как вести себя в подобной ситуации, но, описывая ряд моментов из жизни российских тюрем, хотим подвигнуть к некоторым размышлениям.

ПОДГОТОВКА: ИЗОЛЯТОР, “ОДИНОЧКА”, ПСИХОЛОГИЯ

Как мы говорили ранее, перед СИЗО каждый подозреваемый на день-два попадает в изолятор временного содержания (ИВС), будучи задержанным по воле следователя на срок до 48 часов. И уже здесь вас может поджидать потенциальная опасность. Так, в одном из ИВС Пермского края сидел некий дядя Витя. Он заезжал сюда уже явно не в первый раз. У вновь прибывшего интересовался статьей, о 159-й (мошенничество) говорил:

- Интеллектуал! Серьезная статья и на зоне уважаемая.

О своей же отвечал, что 158-я (кража, она же “воровайка”). Дядя Витя подробно рассказывал, что он сделал и с чем попался. А также о себе. Он - старый рокер, любитель Deep Purple и Black Sabbath. Несколько лет назад сидел в камере с мэром одного из городов тогда еще Пермской области. Потом расспрашивал, что собеседник натворил, думает ли признаваться и прочее. Тот, видя деятельное участие, выкладывал ему все и просил совета как у более опытного арестанта. Дядя Витя вздыхал и рекомендовал во всем признаться, а чтобы “скостили” срок - сдать подельников.

Как стало известно позже, почти все попавшие за последние несколько лет в этот ИВС, познакомились с дядей Витей.

- Он тебе про Pink Floyd рассказывал? А про то, что он с мэром сидел и тот - мировой мужик? - спрашивал упоминаемый выше собеседник уже через год вновь прибывшего в камеру СИЗО, также проведшего пару дней до того в том ИВС.

- Да. Я все это вчера слышал точно такими же словами! - кипятился новоиспеченный зэк. - Как так? Я ему сигарет оставил, колбасы. Мы с ним так хорошо по душам поговорили!

- Многие с ним поговорили…

И таких “дядей Витей” немало. В колонию их не отправляют, поскольку арестантская масса подобных попросту задавит, вот и отбывают они срок в изоляторах, посильно помогая следствию.

А после суда по мере пресечения подозреваемый попадает в СИЗО - вотчину Федеральной службы исполнения наказаний. В зависимости от транспорта и конвоирующей службы вы будете ехать, скорее всего, внутри обычной машины, но в тесном “стакане” для перевозки злоумышленников. Из него ничего не видно, и шлюз при въезде в СИЗО останется незамеченным.

При попадании в изолятор конвой “сдает” вас сотрудникам ФСИН, которые учиняют полный обыск. Некоторые личные вещи разрешают взять с собой, а многие отправляют на вещевой склад.

Для начала, возможно, вас на неделю поместят в “одиночку”. Наверное, чтобы вы вспомнили (если читали “Былое и думы”) слова одного из российских заключенных XIX века, Александра Герцена: “К тюрьме человек приучается скоро, если имеет сколько-нибудь внутреннего содержания. К тишине и совершенной воле в клетке привыкаешь быстро”.

Потом вызовет на беседу один из сотрудников. У него можете спросить, почему вы сидите один.

- Так положено, - ответят вам. - Кто впервые - до десяти дней помещается в карантин. Кто-то наверху диссертацию написал на эту тему, и мы обязаны выполнять. - Тебя всерьез разрабатывают (привыкайте к обращению на “ты”). Ты лучше им не перечь, а то упекут куда-нибудь в Мордовию…

Потом вызовет психолог. В одном из изоляторов это был жирный тип, с которого так и хотелось снять тюремный камуфляж и переодеть в костюм забойщика скота. Он пытался оказать обвиняемым психологическую помощь следующим образом:

- Тебе капец (в действительности было произнесено схожее по звучанию нецензурное слово)! Какие у тебя статьи? Кто тебя курирует? Тебе полный капец! Ты только не вешайся.

- Да я и не думал…

- Я б на твоем месте подумал!

Кажется, он сам нуждался в срочной помощи психиатра. Коллеги-психологи тут не справились бы. Он давал заполнить тесты, обещал результаты через неделю. И напоследок напутствовал:

- Это капец! Это полнейший капец!

Сидеть в “одиночке” наедине со своими мыслями не очень приятно. Некому отвлечь хоть болтовней. В некоторых изоляторах по радио часами зачитывают правила внутреннего распорядка. В других настроена одна из радиостанций, что, конечно, позволяет говорить о руководстве данных СИЗО как о настоящих гуманистах.

Думаю, что “одиночка” и намек на Мордовию - не что иное, как элементы давления. В расчете на то, что, попав в камеру, поев баланды и услышав про финно-угорские леса, арестант сменит свое начинающееся упорство на покладистое поведение.

А баланду подают что надо. Любимые мраморные стейки, спагетти и свежевыжатые соки сменит перловка, по-тюремному - “болты”, бикус - месиво из вареной картошки с капустой, жареная селедка и прочее “сбалансированное питание”.

По одиночной камере можно сделать не более шага. Чтобы не свихнуться, придется ходить из угла в угол, отмеряя этот шаг.

Поскольку профсоюзная деятельность относится к руководящей, то, скорее всего, профлидер будет обвиняться по одной из “интеллектуальных” статей УК - 159-й (“Мошенничество”), 160-й (“Присвоение или растрата”), 201-й (“Злоупотребление полномочиями”), 204-й (“Коммерческий подкуп”) или подобным. Следствие и суд по ним идут долго - запасайтесь терпением и готовьтесь сидеть год, а то и два. И это только в СИЗО.

ОСОБЕННОСТИ БЫТА И КОНТИНГЕНТ

После “одиночки” вас переведут в более обширную камеру или, как тут говорят, “хату”. И вы наконец увидите собратьев по несчастью. Камеры бывают разные - от 2 до 16, а кое-где до 50 и более мест в зависимости от СИЗО и города. Есть - с горячей водой и неплохим ремонтом. Но частенько встречаются и настоящие темницы, помнящие узников екатерининских времен.

На свободе кажется, что тюрьма - это средоточие отбросов общества, уголовников и бандитов, готовых за неосторожно сказанное слово убить соседа по шконке. Именно такой образ рисуют сериалы про доблестных правоохранителей и прочая низкопробная продукция отечественной киноиндустрии.

При всей специфичности криминального элемента, скажу, что это не так. Там, на свободе, они могут насиловать или грабить. Здесь, в тюрьме, - это обычные люди, ничем от находящихся по ту сторону забора не отличающиеся. Стефан Цвейг попал в десятку, говоря, что вор действительно вор только в тот момент, когда ворует, а не два месяца спустя, когда его судят за преступление.

Тюремная камера - весьма тесный кусок поверхности планеты, уставленный двухэтажными шконками, на котором волей-неволей (точнее, только неволей) вынуждены уживаться несколько представителей “высшего разума”. Как гласит одна арестантская мудрость, тюрьма - это место, где ограниченность пространства восполняется избытком времени.

Хочешь не хочешь, приходится вступать во взаимодействие, вести совместное хозяйство, делить туалет, умывальник, холодильник и телевизор. Последние два предмета принадлежат арестанту, как правило, одному и тому же. В каждой камере свои - жесткие или не очень - правила. Продукты хранятся отдельно или в общем месте. Стало быть, и прием пищи - сепаратный или совместный. Просмотр телевизора - по усмотрению хозяина оного или по большинству мнений в камере. Ведь всегда двоим нужно смотреть футбол, троим - кино, еще четверым - новости или ток-шоу. В проигрыше остаются любители тишины. Остальные - силой или путем консенсуса приходят к какому-то мнению.

Контингент разный. Половина - обвиняемые по ст. 228 и 228.1 (незаконный оборот наркотических средств), обычно молодые люди. Согласно правилам, в СИЗО заключенные содержатся раздельно в зависимости от категории преступлений и рецидива. Профлидер точно не разделит камеру с обвиняющимися по ст. 105 УК (“Убийство”) и ч. 4 ст. 111 (“Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего”). Отдельно содержатся обвиняющиеся в преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст. 131 - 135 УК РФ). Не пересекутся пути и с рецидивистами, то есть попавшими за решетку с непогашенной судимостью на руках. С этими “преинтереснейшими личностями” можно пообщаться во время выездов на следственные или судебные мероприятия.

Так, один интеллигент в очках ехал в одном “стакане” с арестантом по кличке Шишига. Тому, как и очкарику, было 35 лет, но выглядел он лет на 50 с лишним и обладал голосом крайне хриплого тембра. Несмотря на возраст, далекий от пожилого, он был матерым каторжанином и сидел в тюрьме уже третий раз. Сейчас, впрочем как и раньше, он обвинялся в совершении преступления по ч. 2 ст. 105 УК (убийство двух и более лиц).

Интеллигент, пытаясь завести разговор, вспомнил однокурсников из населенного пункта, откуда был Шишига, и, учитывая одинаковый возраст, спросил, не знаком ли он с ними. В ответ тот попытался узнать, кто они. В смысле, в криминальном мире.

- Никто, наверное, - неуверенно ответил представитель интеллектуальной элиты.

- Знаешь, - пытался объяснить Шишига, - я общаюсь только в кругу серийных убийц, потому что остальные меня давно не понимают. И я их тоже не понимаю. Мы как бы из разных миров. Так что немудрено, что мне твои друзья не знакомы.

- А голос у тебя почему такой хриплый?

- В девяностых я “Антильдом” для стеклоомывателей барыжил. Его вместо спирта пили. Денег заработал тогда, но голос потерял.

- Скажи, - интеллигент задал ему осторожно еще один вопрос, - а тех троих ты зачем пришил?

- Слишком много разговаривали! - Это в переводе на русский.

*   *   *

Жизнь в СИЗО многогранна и интересна. Всю и не описать. По логике описания следственного и судебного процессов, наш следующий материал будет посвящен такому знаковому персонажу, как адвокат.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
7
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Евгений Ланбин
14:13 от 05.05.2018
Это позор какой то!
Шикарная тематика для профсоюзного издания.
Давайте обсуждать и учиться какую шконку занимать и как входить на хату. Шикарно.
Александр Кляшторин
17:07 от 05.05.2018
Евгений, заметьте, в материале - ни слова про то, как в хату входить и какую занимать шконку. Здесь моментами даже более конкретные вещи. Которые действительно могут пригодится уважаемым профлидерам. попавшим в не самые обычные для себя условия.
Евгений Ланбин
06:36 от 06.05.2018
Если взять статистку - скока профсоюзных лидеров попали в конкретные " В не самые обычные для себя условия" за последние 18 лет? Судебные разбирательства не в счёт.
Или мы стоим на пороге массовых выступлений профсоюзов против правящего режима с ожидаемой реакцией на протесты?
Или это информация к размышлению. Если будите плохо себя вести - дальнейший путь нарисовался.
На сколько я понимаю. Массовых репрессий за профсоюзную деятельность у нас не практикуется . Так какого лешего размещать столь перспективную информацию поднимающею боевой дух? Цель?
Подобное может нормально восприниматься тока как юмор или сатира . Но сие произведение не является не тем не другим. А носит чисто практическую направленность. Умеете приободрить.
Александр Кляшторин
12:08 от 10.05.2018
На самом деле, даже за чисто профсоюзную деятельность сидят достаточно много. Статистики нет, но можно вспомнить и Волгоград, и Магнит - Саратов, и Урусова, и докеров Приморских, и Водопьянову... Это даже не говоря о том,что был бы человек, а статья найдется. Что в условиях любой мало мальски серьезной общественной деятельности усиливается многократно.
"Сие произведение" является хорошим пособием к тому, чего стоит ожидать общественнику по ту сторону свободы. Изложенным простым языком, но без традиционного блатняка, примеры из которого вы привели чуть выше.
Евгений Ланбин
20:43 от 10.05.2018
Если с профсоюзами (профсоюзных лидеров, присутствие профсоюзов) терпят или вынуждены мериться с их существованием и наличием - это официальная версия, которой придерживаются профсоюзные идеологи. Это приемлемое позиционирование профсоюзов.
По Вашим рассуждениям можно сделать вывод , что проф. лидер балансирует на острие ножа , что бы не свалится в крайние состояния - стать карманным и пожелтеть . спокойно отрабатывая свой кусочек хлеба с маслицем и колбаской под коньячок. или войти в конфронтацию , стать бунтарем и присесть - статья найдется.
Т.е. общественников "загоняют" в определенные рамки. В которых они должны быть только лояльными или очень лояльными. За рамками - расшатыватели, агенты, пятая колонна и банальная уголовщина. Просто душат любое политическое инакомыслие. Можно сделать вывод , что у нас нет гражданского общества, нет свободы слова, нет свободы вероисповеданья и т.д. , а отсюда вытекает отсутствие политической конкуренции. Власть может делать все что угодно, узаконивать любые свои бесчинства , а в противовес ничего нет.
Так что поддержка национального лидера на выборах профсоюзами - более чем логична. А теперь два вопроса. 1. Победили? 2. Как профсоюзы будут бороться с повышениями налогов (прямых и косвенных), пенсионного возраста, с уменьшением реальных доходов ....? Профсоюзы поддержали этот курс.
Юлия Рыженкова
19:04 от 08.05.2018
А массовые - это сколько?
Вот с тех пор, как мы начали публиковать это, завели еще одно уголовное дело на председателя Федерации профсоюзов. Еще несколько председателей отбывают сроки...
Мы пытаемся не приободрить, а предостеречь от ошибок, которые могут привести в тюрьму. Увы, это реальность сейчас.
Евгений Ланбин
22:32 от 08.05.2018
Сидят именно за профсоюзную деятельность (защита интересов трудящихся) или за другое (шантаж, вымогательство, взятки , хозяйственные проступки)? Идеальных людей нет.
И все таки это единичные случаи в соотношении 1случай на 35 - 50 тыс. проф. активистов. Примерно?
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости BangaNet