Евгений Сивайкин

Трудовой кодекс «по-европейски»

Евгений Сивайкин
Секретарь Лиги профсоюзов Литвы по организационной работе

Группа ученых по заказу Правительства и без участия социальных партнеров (профсоюзов в первую очередь) разработала кардинальные изменения Трудового кодекса Литовской Республики и многих других актов определяющих социальные гарантии жителей Литвы.

Заявленные цели создателей проекта «модели» вроде бы благие – побороть, наконец, дикую безработицу (которая колеблется в районе 20 %), привлечь инвестиции, а также выйти из дефицита пенсионной системы.

Именно так простым людям этот «пирог» и подается в последнее время с телеэкранов, страниц газет и сети Интернет.

Что сразу насторожило во всем этом? В первую очередь по всем официальным соглашениям социальных партнеров любой законопроект, затрагивающий трудовые интересы, прежде чем попасть в Сейм должен быть согласован в Трехстроннем совете Республики. Однако Правительство решило не обращать внимания на такие мелочи и направило Сейму для обсуждения проект «социальной модели», который на тот момент даже на треть согласован не был. Мотивировка простая – тянуть время нельзя, а пока Сейм «модель» не утвердил Вы [социальные партнеры] можете договариваться на своем Трехстороннем совете, может и успеете… Надо упомянуть, что такую беспрецедентную атаку на Трудовой кодекс осмелились начать не оголтелые либералы (они теперь в оппозиции), а правящая Социал-демократическая партия Литвы. Ее главный лозунг, на минуточку, - «Важнее всего – человек!».

На профсоюзы, которые пытались, как могли, возражать такой «бульдозерной» политике посыпались обвинения со стороны представителей «прогрессивной общественности» - мол, только о нынешних работающих печетесь, а о безработных забыли совсем (ведь создание новых рабочих мест – один из «козырей» нового закона). Потом начались обвинения в возможных связях с «Москвой». Ведь подумать только – несколько профсоюзников из Литвы осмелились поехать обучаться в АтиСО во время конфликта в Украине. Чему же их там учить будут?!! Куда смотрит Госбезопасность и т.п. и т.т. … По телевидению прошли несколько слаженных репортажей о возможной угрозе влияния России через слишком уж независимые литовские профсоюзы… [Параллели не напрашиваются?]

Вот после такой «вводной» поговорим о том, почему же профсоюзы отбрыкиваются как черт от ладана от введения «всенародного счастья»…

Главным отличием «социальной модели» от действующего трудового кодекса является упрощенный порядок увольнения работников. По мнению создателей «модели» это подтолкнет работодателей создавать новые рабочие места, не опасаясь потом долгих и затратных процедур увольнения, если работник перестанет быть нужным.

Предлагается сократить выходные пособия при увольнении по соглашению сторон (с теперешних максимальных в зависимости от стажа шести зарплат до двух, а если человек проработал меньше года – выходное пособие составит вообще пол-зарплаты).

Сокращаются сроки предупреждения работника о предстоящем увольнении (старые гарантии остались только отдельным группам работников – воспитывающим несовершеннолетних детей, инвалидам и пр.). Вводится новая формулировка увольнения – «по воле работодателя». С такой формулировкой работника могут выставить «за ворота», предупредив его только за три дня! Однако в качестве компенсации тут оставили выплату ему шести зарплат. Хотели покуситься даже на права молодых мам. Им планировали сохранять рабочее место после родов … аж 4 (четыре!) месяца. Правда, потом профсоюзам в ходе переговоров удалось оставить действующую норму в три года.

Можно перечислать много «нововведений» в вопросах упрощения увольнений. Но это не формат блога. Вывод простой – в случае принятия «социальной модели» рабочее место в Литве не будет гарантировано никому. С такой перспективой найдется мало желающих взять, например, кредит.

Но и тем, кому посчастливится сохранить рабочее место по таким драконовским законам, тоже легко не придется. Увеличивается количество часов в неделю, которые работодатель сможет не считать сверхурочнымии (с нынешних максимальных 48 до 60). Отпуск предлагается сделать не 28 календарных дней, а 20 рабочих. Понятие «выходные», которое сегодня закреплено за субботой и воскресеньем, перейдет к любым дням, которые «считаются нерабочими по графику». А значит за работу в субботу и воскресенье (если они в графике как рабочие дни) можно будет платить как за обычный день.

Такие мелочи как ежемесячные расчетные листки (где пишется из чего состоит зарплата, сколько и куда уплачено налогов и сборов и пр.) по мнению авторов модели – пережиток прошлого. Посему предлагается выдавать такие листки только по индивидуальному требованию работников и «в любой приемлемой форме». Если принять во внимание, как работнику получается договариваться один на один с работодателем, то можно предположить, что расчетных листков трудящиеся не увидят как своих ушей.

А что же с трудоустройстовом армии безработных и новыми рабочими местами? Может сторонники «социальной модели» хотят снизить пенсионный возраст, который сегодня для многих профессий составляет 65 лет? Нет, конечно же.

Зато вводятся новые виды трудовых договоров. По одному виду договора два работника могут делить между собой одно рабочее место и выполнять работу, заменяя друг друга. По другому виду договора работодатель может использовать труд работника аж «не менее 8 часов в месяц » [!] заранее предупреждая его о начале работы. Если такой работник отработает меньше 8 часов, то тогда ему платят за 8 часов работы, если больше – то по факту. Вводятся трудовые договоры «подмастерий». Такие, якобы обучаясь на рабочем месте, выполняют фактически ту же работу, а уволить их гораздо легче.

Вот по таким договорам обещают трудоустроить всех литовских безработных. Хотя больше верится в то, что действующие бессрочные трудовые договоры будут заменены на эту «имитацию занятости» и нынешние работники станут бесправными.

А какая же роль в новой «социальной модели» отводится главным защитникам трудящихся – профсоюзам?

Как относятся к профсоюзам заказчики «социальной модели» красноречиво говорит недавний скандал в Трехстороннем совете. Оказалось, что социальные партнеры обсуждают между собой НЕ ТОТ ПРОЕКТ «социальной модели», который Правительство передало в Сейм Литвы. Когда это выяснилось, представитель Правительства, не моргнув глазом, ответила, что два проекта «модели» отличаются «незначительными редакционными поправками». Неважно, что эти «редакционные поправки» касались таких мелочей как расчет заработной платы работников и пр. …

В самом проекте «модели» права согласовывать нормативные локальные акты на предприятиях передается от профсоюзов «Трудовым советам». По действующему законодательству такое право у советов есть лишь в том случае, если на предприятии нет профсоюза.

Конечно же, за профсоюзом остается право переговоров по коллективному договору. Однако [и это по мнению авторов «модели» в плюс профсоюзам!] Коллективный договор будет распространяться только на членов профсоюза, его подписавшего.

Еще профсоюз может жаловаться, как и прежде, в гострудинспекцию. Причем в таких случаях по «социальной модели» «Трудовой совет предприятия должен держаться нейстралитета».

А можно ли профсоюзникам попасть в тот самый пресловутый «Трудовой совет»? Ведь все работники равноправны? Оказывается что «не очень»… «Социальная модель» предусматривает, что в «Трудовом совете» не могут находиться члены выборных органов профсоюза предприятия, а простых работников с профбилетом там должно быть не более трети. То есть если даже на предприятии большинство работников в профсоюзе, их ежедневный характер работы (рабочие графики, графики отпусков и другие локальные нормативные акты) будет определять «Трудовой совет», на который профсоюз никакого влияния не имеет. Наоборот, по логике в этот совет могут быть избраны при негласной поддержке работодателя анти-профсоюзно настроенные работники, и через решения «Трудового совета» они смогут отыгрываться на членах профсоюза.

Еще одно «новшество» - в руководящих органах профсоюзных организаций каждого предприятия планируется ограничить количество «защищенных» членов. Зависеть это будет от общего количества работников – от 3 «защищенных» в мелких предприятиях до 11 «защищенных» в самых крупных. Конечно же, никто не вправе указывать профсоюзу, какой количественный состав профкома должен быть. Однако, если количество членов выборных органов превышает ограничительную планку, то профсоюз сам заранее должен проинформировать работодателя и трудовую инспекцию о том, на кого конкретно распространяется «защита», а на кого – нет.

И как вишенка на торте – чтобы защитить бедняг-работодателей от неоправданных забастовок им дается право на ответный «локаут». Что это такое объяснять, думаю, не надо. Факт в том, что при локауте проведение и без того трудной по процедуре забастовки становится вообще бесполезным.

Многое в данной статье упомянуть было невозможно. Поэтому буду рад ответить на вопросы в комментариях к блогу. Чтобы не создалось впечатление, что профсоюзы Литвы опустили руки, скажу следующее. Благодаря усилиям профсоюзов удалось отложить решение вопроса об утверждении «социальной модели» в Сейме до осенней сессии (ведь создатели «модели» надеялись протащить ее по-тихому в середине лета перед уходом парламентариев в отпуск). Главное требование профсоюзов – возврат законопроекта в Правительство и вынесение его только после того, как его окончательно согласует Трехсторонний совет и без ограничения сроков на согласование.

Поэтому в первый день осенней работы парламентариев 10 сентября с полудня все литовские профсоюзы планируют проведение массового протестного митинга перед стенами Сейма Литвы.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости BangaNet