Top.Mail.Ru
Илья Смирнов

Чем отличается Толстой от Акунина

Илья Смирнов
Историк

Главное отличие очевидно. Переходим сразу ко второму, мировоззренческому. Соратники Акунина по аутоиммунной оппозиции пытаются задним числом вписать Льва Николаевича в свою партию.

И вроде бы, для этого есть основания как в биографии (проклятия и отлучения со стороны тогдашних чиновников), так и в книгах.

Доперечитываю самый актуальный в 2022 году роман - “Войну и мир”. Крепнет ощущение: появись подобный автор сегодня, мог бы угодить в иноагенты (особенно при широком, как запорожские шаровары, толковании понятия).

Родное начальство предстает у него в довольно непрезентабельном виде, начиная прямо с помазанника.  Да и патриотическая общественность не вызывает большого желания слиться в едином порыве. Извините за обширные цитаты, текст того стоит. Сцена с бросанием Его Величеством бисквитов в толпу:

Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: “Ура! урра! ура!” Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.

На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.

- Отец, ангел, батюшка! - приговаривала она, отирая пальцем слезы.

- Ура! - кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.

Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича “ура!”, как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками “ура!”…

- Народ все еще надеется увидать ваше величество.

Обед уже кончился, государь встал и, доедая бисквит, вышел на балкон. Народ, с Петей в середине, бросился к балкону.

- Ангел, отец! Ура, батюшка!.. - кричали народ и Петя, и опять бабы и некоторые мужчины послабее, в том числе и Петя, заплакали от счастия. Довольно большой обломок бисквита, который держал в руке государь, отломившись, упал на перилы балкона, с перил на землю. Ближе всех стоявший кучер в поддевке бросился к этому кусочку бисквита и схватил его. Некоторые из толпы бросились к кучеру. Заметив это, государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона. Глаза Пети налились кровью, опасность быть задавленным еще более возбуждала его, он бросился на бисквиты. Он не знал зачем, но нужно было взять один бисквит из рук царя, и нужно было не поддаться. Он бросился и сбил с ног старушку, ловившую бисквит. Но старушка не считала себя побежденною, хотя и лежала на земле (старушка ловила бисквиты и не попадала руками). Петя коленкой отбил ее руку, схватил бисквит и, как будто боясь опоздать, опять закричал “ура!”, уже охриплым голосом”.

Автор умел обращаться со словом, и если дважды повторено “зверский”, то не просто так.

Другой эпизод.  Как бы обсуждение уже не на улице, а в закрытой VIP-аудитории.

“- Мы все встанем, все поголовно пойдем, все за царя-батюшку! - кричал он, выкатывая кровью налившиеся глаза… - Мы русские и не пожалеем крови своей для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить, ежели мы сыны отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию…

Пьер хотел сказать, что он не прочь ни от пожертвований ни деньгами, ни мужиками, ни собой, но что надо бы знать состояние дел...”

И кто здесь пламенный патриот без сомнений и “бредней”? Этого господина “Пьер в прежние времена видал у цыган и знал за нехорошего игрока в карты”.

Что же отличает Льва Николаевича от Акунина, Улицкой и Ко? То, что критическое (точнее, реалистическое) отношение к своим, особенно к власть имущим, не оборачивается у него солидарностью с чужими. Он отказывает главе тогдашнего Евросоюза (Наполеону) в каких бы то ни было достоинствах. Насколько это оправданно исторически - отдельный вопрос, но позиция писателя именно такова: “нет величия там, где нет простоты, добра и правды”. В момент решительного столкновения с соискателями мирового господства наши люди - от Кутузова до рядового солдата - показаны совсем по-другому, не так, как в светской тусовке и в верноподданной толпе.

Они - герои.

Резюме. Настоящая литература (как и наука) плохо вписывается в агитпроп.

Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы


Новости СМИ2


Киномеханика