Ольга Пинчук

Замкнутый путь из людей в роботы

Ольга Пинчук
Научный сотрудник Центра независимых социологических исследований

Слова “автоматизация” и “роботизация” последние лет десять весьма популярны. Современные фабрики и заводы нередко представляются пространствами уже наступившего высокотехнологического будущего. То есть такими, где роботы и машины осуществляют производственный процесс, а немногочисленные люди, управляющие ими, давно позабыли, что такое монотонный, рутинный труд…

СЛЕДСТВИЕ ИЗНОСА

В предыдущей колонке (“Солидарность” № 27, 2020) я рассказала о том, что работа операторов на конфетной фабрике представляет собой изобретение “костылей” с целью поддержать функционирование изношенного оборудования. Это на автоматизированной, казалось бы, фабрике. Теперь хотелось бы еще больше раскрыть тему “несложившейся” автоматизации. Ведь изменение качества труда операторов (теперь необходимо быть более креативным и изобретательным) - далеко не единственное следствие износа оборудования.

Другая сторона “несложившейся” автоматизации - новые рабочие места для неквалифицированных работников. Когда оборудование работает плохо, помимо дополнительного труда рабочих, поддерживающего всю эту машинерию на ходу, требуются еще и дополнительные руки - для устранения последствий сбоев в работе механизмов. В данном случае последствия - это бракованная продукция.

На конфетной фабрике брак чаще всего бывает по упаковке. Тесто для ирисок приготовлено, конфеты сформированы и поступают по ленте подачи в цех упаковки. На этом этапе происходят сбои, и упаковка, в которой уже находятся конфеты, оказывается негодной. Сотни килограммов забракованных из-за этого конфет сваливаются в огромные октабины (коробки из гофрокартона) каждую смену.

Но сами ириски еще можно отправить на переработку. Для этого их необходимо отделить от обертки и вернуть обратно в соседний цех - производственную кухню. Там они переработаются в новые конфеты и затем опять поступят на упаковку. Процесс отделения конфет от обертки называется “разбором брака”. Это очень монотонная и скучная работа, но ее необходимо выполнять на протяжении всей смены. Операторы едва успевают справляться с “изобретением костылей”, то есть с поддержанием оборудования на ходу. Им не до брака. Выходом из положения стало привлечение на фабрику вахтовых работниц, чья основная обязанность - разбор брака. Десятки этих работниц каждую смену сидят или стоят, склонившись над кучами брака, откидывая упаковки в мусорный мешок, а ириски - в пластиковый лоток.

НЕ ВСЯКОЕ МЕСТО ЖЕЛАТЕЛЬНО

С самой зари индустриализации и до сих пор общественность обеспокоена вытеснением труда работника машинами. Массовый переход от ручного труда к машинному производству произошел еще в период так называемой первой индустриальной революции, начавшейся в середине XVIII века в Великобритании. Операции, выполнявшиеся прежде вручную, механизировались, производительность неуклонно росла. Движущей силой этих операций был уже не человек, а механизм.

Данная инновация существенно повлияла на структуру труда и сам процесс производства. Машины заметно вытеснили из цехов рабочих, а те рабочие, которые после сокращений остались на производствах, стали заниматься новым трудом - наблюдали за машиной, исправляли редкие ошибки в ее работе своими руками.

В рассказываемой истории ирония заключается в том, что, говоря условно, однажды машины уже вытеснили человека из цеха, отведя ему вспомогательную роль в процессе производства. Но теперь, на фоне изрядного износа машин, вновь появляется колоссальная потребность в монотонном, рутинном труде огромного количества рабочих.

Дополнительные рабочие места - звучит вполне оптимистично. Казалось бы, ну что плохого? Подумаешь - изношенное оборудование! Зато у людей появилась работа. Но все не так радужно и красочно.

Во-первых, это монотонный труд, не требующий от рабочего специальной квалификации, что само по себе подразумевает низкую оплату. Вахтовые работницы получают как минимум в полтора раза меньше, чем упаковщицы и операторы этой же фабрики, трудоустроенные по бессрочному трудовому договору.

Во-вторых, условия труда вахтовых работниц незавидные: работа не меньше пяти дней в неделю и двенадцати часов подряд. Но часто - больше. Иногда и шесть, и семь дней - то есть без выходных. Часто - по шестнадцать часов в день. К тому же этих работниц то и дело дергают на разные задачи - нередко физически тяжелые.

В-третьих, защищенность вахтовых работниц крайне низкая. Ведь трудоустроены они не на предприятии - их нанимает сторонняя фирма, которая и направляет на работу на данную фабрику. Это и есть так называемый заемный труд - то самое трудоустройство через третью сторону, когда сама компания не несет издержек, связанных с официальным трудоустройством рабочих, и, соответственно, избавляет себя от разного рода ответственности. Заемный труд весьма распространен в российском секторе неквалифицированного труда.

ПОРТРЕТ ВАХТОВИКА

Вахтовым методом на конфетной фабрике работают только женщины. Они приезжают на несколько недель или месяцев, живут в предоставленном им общежитии по восемь человек в комнате, питаются в фабричной столовой (впрочем, чаще приносят еду с собой, чтоб из зарплаты не вычитали лишние пару тысяч) и приезжают на работу на корпоративном автобусе. Для этих женщин такой вид занятости - один из немногих выходов из сложившейся ситуации.

Живут они обычно в российских регионах, за городом, где найти работу даже с оплатой в 20 или 25 тысяч рублей очень непросто. Дома их ждут семьи - например, родители-пенсионеры, малолетние дети или дети-студенты, учащиеся в региональном вузе на коммерческой основе. Совсем переехать в Москву (или в другой экономически благоприятный регион) они не могут - нельзя оставить семьи. Ведь именно ради них вахтовые работницы и приезжают на фабрику раз за разом.

Конечно, далеко не все возвращаются именно на эту фабрику после отдыха дома (обычно неделя-две). Текучка среди них огромная. Многие успели уже поработать на разных предприятиях. Везде выполняли работу, не требующую квалификации или подготовки.

Для вахтовых работниц конфетной фабрики Московский регион привлекателен лишь постольку, поскольку тут они имеют возможность заработать. Свои заработки они отправляют домой, в большинстве случаев - помогают детям. В числе вахтовых работниц есть и юные девушки, которые по какой-то причине не пошли учиться, не смогли найти работу с удовлетворяющей их зарплатой в своем регионе и потому приехали сюда. Нередко их работа на фабрике обусловлена каким-то жизненным обстоятельством: малолетний ребенок, больные родители, судимость…

В целом отсутствие эффективно функционирующего рынка труда в регионах, особенно когда речь заходит о небольших городах и селах, является безусловной причиной работы вахтовым методом. Эта работа женщин хоть и оплачивается ниже среднего в отрасли по Московскому региону, но все равно они получают больше, чем могли бы заработать дома.

*   *   *

Автоматизация требуется собственнику завода не столько ради заботы о работниках (избавление от монотонного и тяжелого ручного труда), сколько для того, чтобы путем замены ручного труда машинным в разы увеличить производительность. Когда говорят о повышении производительности труда, очевидно, что речь в первую очередь идет о повышении прибыли. И если на автоматизированном производстве изнашивается оборудование, требуется его модернизация. В случае с фабрикой модернизация обошлась бы дороже, чем привлечение нескольких десятков низкооплачиваемых рабочих для устранения последствий износа оборудования. Так и выходит, что монотонный, рутинный труд никуда не исчезает даже в условиях автоматизированного производства.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости СМИ2


Киномеханика