16+
Наши каналы в соцсетях:
Яндекс.Дзен YouTube Twitter В Контакте Facebook
Вы также можете войти через
Генри ПушельВ стране незаданных уроков0
Высечь! В граните… Дорогие читатели! На этот раз пора, кажется, выступить поперед наших баек с дисклеймером. Не пугайтесь этого слова, оно означает всего-навсего отказ от ответственности. Например, “мнение редакции может не совпадать с мнением автора” - это дисклеймер. И “все совпадения с реальными ...
Генри Пушель
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: о "профсоюзной" молодежи8
Не вся профсоюзная молодежь одинаково полезна. Некоторые ее представители рассматривают свою «элитарность» исключительно как возможность мотаться по интересным им мероприятиям за счет коллектива. В новом «Профсоюзном подходе» поговорим о том, какие задачи должны ставить перед собой молодые профлидеры. А чего ...
Александр Шершуков
Светлана ПрокудинаКукурузные поля и балет по вечерам0
О фильме “Я в порядке, Джек!” режиссера Джона Боултинга
Светлана Прокудина
Сергей ФилинЧастные агентства занятости. Инструкция по применению3
В России применение заёмного труда запрещено законом с 1 января 2016 года.  Но ловкие дельцы придумывают хитрые схемы обхода запретов... Давайте поясню на примере.
Сергей Филин
Боданин Александр«Итальянка»: на чей же карман, направлен удар2
Даже общаясь в профсоюзной среде, мне неоднократно приходилось сталкиваться с людьми, которые никогда не слышали и не понимают, в чем заключается смысл так называемой «итальянской» забастовки. На примере истории Качканарского ГОКа мы, работники Качканарского горно-обогатительного комбината убедились, что это очень ...
Боданин Александр

БЛОГИ

Светлана Прокудина

кинокритик

Светлана Прокудина

“Кого любит душа моя…”

О фильме “Последний поворот на Бруклин” режиссера Ули Эделя

В 1958 году 30-летний начинающий писатель Хьюберт Селби принимается за создание повести о жизни Бруклина - одного из самых густонаселенных районов Нью-Йорка. Принимается неслучайно. Селби родился в Бруклине и знал жизнь его обитателей во всех деталях. Опыт его общения с маргиналами и представителями социальных низов нашел в этой книге художественное воплощение. Писатель создал мрачную картину выживания в жестоком бруклинском мире, полную насилия и беспросветности. Книга Селби вышла в начале 1960-х и была воспринята резко негативно, дошло даже до судебного разбирательства. Спустя годы, в 1989-м, немецко-американский режиссер Ули Эдель снимет по книге Селби одноименный фильм “Последний поворот на Бруклин”.

Главные герои фильма - руководитель забастовочного офиса профсоюзов Гарри Блэк и проститутка Тралала. Кажется, в кадре они появляются вместе всего один раз за фильм. У каждого своя линия, у обоих трагическая. Действие разворачивается на фоне забастовки рабочих. О поводе для забастовки мы ничего не узнаем. Режиссер Ули Эдель вслед за писателем выводит на первый план не производственную, а личную драму героев. Кроме того, он рисует новый тип профсоюзного менеджера. Гарри не особо увлечен идеями забастовки. Единственное, ради чего он состоит в профсоюзе, это, кажется, возможность бесконтрольно распоряжаться общественными деньгами. Но в этом ничего неожиданного нет. Главный интерес представляет поворот в личной жизни героя, который происходит прямо на наших глазах. Гарри Блэк оказывается геем.

Кто-то в этом месте, возможно, плюнет и захочет выключить фильм. И будет, конечно, не прав. Совсем скоро вы сами не заметите, как начнете сочувствовать этому странному персонажу. И его напарнице по несчастью Тралале тоже. Возникает вопрос, был ли у Гарри прототип (мы помним, что писатель Селби хорошо знал нюансы жизни Бруклина) или герой - плод воображения сценариста? Если последнее, то режиссера можно заподозрить в намеренном очернении профсоюзных работников. Слишком однозначно показаны они в фильме. Но поверить в такой вариант до конца не получается. Главное, что происходит в картине, - это трансформация главных героев, а вслед за тем и нашего к ним отношения. Кроме, пожалуй, профсоюзных шишек, здесь все - жертвы. Жертвы нищеты, безнадеги, жестокости друг друга.

“Встану же я и пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, кого любит душа моя”. С этой цитаты из “Песни песней” начинается фильм, в ней - ключ ко всей картине. Бруклин у Селби и Эделя - это мир без любви. Здесь каждый выживает, как может. Здесь никого никому не жаль. Здесь человеком правят деньги и желание ими обладать. Гарри и Тралала - единственные, кто обретают любовь, и то лишь на мгновение.

Фильм “Последний поворот на Бруклин” - тот случай, когда в простую привычную форму закладывается мощное содержание. Здесь несколько сюжетных линий, частное переплетается с общественным и, вроде бы, нет по-настоящему положительных героев. Но в этом весь фокус. Персонажи картины не то, чем кажутся. Черное становится белым, а белое начинает вызывать сомнение в чистоте. Профсоюз, который дарит рабочим пакеты с продуктами и применяет грязные методы борьбы, в финале объявляет забастовку оконченной, а себя и рабочих называет победителями. Заключительная сцена напоминает кадры из других фильмов, когда трудящиеся после неудавшейся забастовки возвращаются на фабрику. Здесь, наоборот, все счастливы. Но почему-то кажется, что победителей среди этих людей нет.

ГАЛЕРКА

Александр Шершуков:

- Уфф! Смотреть фильм было нелегко. Там вообще есть много оборотов, которые вызывают... как бы это сказать правильно?.. неприязнь. Положительные персонажи в главных ролях отсутствуют. Бруклинские гопники, проститутки, грязь, насилие, секс и алкоголь… Плюс руководитель забастовки из народной среды, который, получив доступ к профсоюзным деньгам, тратит их на шампанское и игру страстей. (Игра страстей, кстати, в итоге приводит его в объятья гея и к покушению на педофилию). Короче - мрак и ад. Спрятать от детей и взрослых! Лучше - сжечь!

И тут возникает союз. Союз “но”. Во всем этом аду (который, кстати, был снят неплохим режиссером с целой группой молодых актеров, выходящих на пик профессиональной формы, - роль проститутки исполняет Дженнифер Джейсон Ли; гопника - Стивен Болдуин, в качестве композитора - Марк Нопфлер)… во всем этом аду есть десятиминутная сцена, когда грузовики с продукцией пытаются прорваться через толпу бастующих. Забастовщиков разгоняют водометами. Слезоточивый газ. Дубинки с обеих сторон.

Описан 1952 год - напоминаю! Не ревущие 20-е из “Однажды в Америке”, не “Кулак”, который про 30-е годы. Это уже социальное государство после Рузвельта! Так вот, ради этих десяти минут стоит посмотреть фильм. Это лучшее, что я пока что видел из снятого на тему силовых забастовок. Ради этого можно потерпеть и сомнительного профсоюзного лидера. Тем более что финал его закономерно трагичен.

АФИША

“Последний поворот на Бруклин”

Бруклин (район Нью-Йорка) в 1952 году. Забастовка и жизнь на этом фоне простых людей, а также мелких мошенников, наркоманов и проституток. Гнетущая бедность и социальная не- устроенность толкает героев на нарушение закона.

Награды:

1990 - премия Баварского кинофестиваля за лучшую режиссуру и монтаж;

1990 - премия Немецкой киноакадемии за лучший игровой фильм и лучшую режиссуру;

1990 - премия Нью-Йоркского общества кинокритиков за лучшую женскую роль второго плана;

1991 - премия Общества кинокритиков Бостона за лучшую женскую роль второго плана.

В главных ролях:

Стивен Лэнг, Дженнифер Джейсон Ли, Берт Янг, Джерри Орбак, Стивен Болдуин, Сэм Рокуэлл.

Материал опубликован в "Солидарности" № 36, 2017

Вcе посты автора