Светлана Прокудина

В ожидании поезда

О фильмах “Целлюлоза” и “Под фригийской звездой” режиссера Ежи Кавалеровича

Будущий классик польского кино Ежи Кавалерович дебютировал в качестве режиссера в начале 1950-х. Его первые фильмы были сняты в стиле неореализма, но уже в них чувствовалась рука мастера и свой, отличный от польской киношколы, язык. Те картины не стали главными в карьере Кавалеровича, однако они занимают место среди лучших образцов мирового кинематографа. Это дилогия “Целлюлоза” и “Под фригийской звездой” 1953 - 1954 годов. Фильмы объединяет литературная основа, оба сняты по книге писателя Игоря Неверли “Памятка с фабрики „Целлюлоза“”.

Главный герой обеих кинокартин - молодой деревенский парень Щенсный. Собственно, о неожиданных поворотах в его жизни и рассказывает дилогия. Помимо романтической истории, которая не могла не приключиться с 18-летним юношей, на его личное становление влияет политический активизм среди рабочих. Недовольные условиями труда, они выдвигают экономические требования, устраивают стачку, а заканчивают призывами вступать в Компартию.

Действие “Целлюлозы” и “Под фригийской звездой” охватывает время с 1928 по 1936 год - один из ключевых отрезков в мировой истории XX века. Из фильмов Ежи Кавалеровича видно, что в этот период Польша разделяла общие для многих стран тенденции - голод в деревнях, нещадная эксплуатация рабочего класса в городах, ненависть к евреям, усиление гражданского протеста.

Сценарий обоих фильмов Кавалерович писал вместе с Игорем Неверли. Им удалось сделать так, чтобы герои на экране говорили живым, не литературным, языком и вызывали у зрителей настоящие эмоции. Один из самых сильных эпизодов первой части дилогии - разговор отца Щенсного с рабочими фабрики “Целлюлоза”, которые обвинили приезжих из деревни в штрейкбрехерстве. “Убейте меня, люди, прошу вас, убейте меня сами”, - говорит отец главного героя, подойдя прямо к камере и обращаясь чуть ли не к зрителям. Жизнь всех рабочих, и местных, и приехавших в город из деревень, кажется адом.

Мы знаем, что в Польше, как нигде, понимали важность солидарности. И Ежи Кавалерович показывает, что в конце 1920-х годов необходимость в ней была не меньше, чем в 1980 году. Герои “Целлюлозы” говорят об отсутствии единства среди рабочих и выступают против того, чтобы на каждой улице был свой профсоюз. Если в первой части дилогии люди только мечтают о единстве, то во второй оно становится реальностью. Хотя одержать победу это еще не позволяет.

В фильме “Под фригийской звездой” акцент сделан на политической борьбе Компартии с действующим в 1930-е годы в Польше “санационным” режимом, чертами которого были авторитарные методы правления, ликвидация оппозиционных партий, цензура в СМИ. Герой первой части Щенсный снова в центре внимания. Он из простого рабочего превращается в одного из главных участников борьбы с государственным режимом.

Ежи Кавалерович снимал дилогию спустя всего 20 лет после описываемых событий и за несколько лет до массового восстания рабочих в Познани. Не теряющую актуальность историю режиссеру удалось показать психологически точно и кинематографически тонко. К слову, в это же время в Италии свои первые фильмы снимает Федерико Феллини. Оба будущих признанных мастера идут одним путем - ищут собственный художественный язык и снимают свое кино в близкой манере.

Фильм “Целлюлоза” строится как воспоминание Щенсного о недавних событиях. Он рассказывает о них девушке, с которой случайно знакомится на улице недалеко от вокзала. Она коротает время на скамейке в ожидании своего поезда. Прощаясь, незнакомка неожиданно вручает Щенсному газету “Красное знамя” и многозначительно говорит про поезда, на которые нельзя опаздывать. В финале второй части дилогии Щенсный отправляется в Испанию, где начинается гражданская война. Поезд, на котором едет Щенсный, уже не остановить.

ГАЛЕРКА

Александр Шершуков:

Интересно вот что. Хотя эта польская дилогия - фильмы с ярко выраженной коммунистической идеологией, собственно коммунистическая партия в них показана как структура, отстаивающая экономические интересы работников через профсоюзы. И, кстати, не одна она там такая.

Перечисление профсоюзов, которые в Польше 30-х делились еще и на католические, националистические и прочие, показывает: за профсоюзы как “приводной ремень от партии к массам” в то время боролись все. Многие сюжеты фильмов актуальны сейчас. Нарушения прав сезонных работников, мелкие расценки для “сдельщиков” и попытки их занизить собственниками, “итальянская забастовка”, “рабочая аристократия” и предатели, штрейкбрехеры… Ну и остающийся актуальным вопрос о том, как и в каком виде для работников важна солидарность.

Не уверен, что многие профактивисты смогут осилить два черно-белых фильма по два часа каждый. Тем паче что это такой “реализм-реализм”. Но тот, кто осилит, разочарован не будет.

АФИША

“Целлюлоза”

(в советском прокате - “Дороги жизни”)

Польский черно-белый фильм 1953 года по роману Игоря Неверли “Памятка с фабрики „Целлюлоза“”. Продолжением “Целлюлозы” стал фильм “Под фригийской звездой” 1954 года. Молодой парень из деревни вместе с отцом уезжает в город и становится рабочим на бумажном заводе “Целлюлоза”. Показаны бедность, армия, работа за гроши, протесты работников, политическая активность, компартия 30-х годов XX века.

Действующие лица и исполнители

Щенсный - Юзеф Новак; Магда - Люцина Винницка; сестра Щенсного - Зофья Перчинская; отец Щенсного - Станислав Мильский.

Материал опубликован в "Солидарности" № 2, 2020

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Все авторы
Новости BangaNet