Монте-Кристо

Может ли обком жить без статуса юрлица? Прекрасно может!

Монте-Кристо
Профактивист с репутацией

В предыдущих двух публикациях мы говорили о роли “прямого обкомовского правления” в делах плохо работающих, оставшихся без лидера первичек. Решение - избрание сотрудника аппарата обкома председателем профкома, оживление работы и возможное избавление организации от статуса юридического лица. Но вот вопрос: не происходят ли такие же процессы затухания в организациях “среднего звена”, то есть в обкомах?

Окончание. Начало в №№ 38, 40, 2019

СТОРОЖИМ ВЫВЕСКУ?

В нашей огромной стране огромное же количество областных, республиканских и краевых комитетов с численностью членов профсоюза меньше тысячи. А у многих комитетов нет и нескольких сотен. Что означает ограничение во всем, в первую очередь в финансах, ведь без денег ни организационной, ни любой другой серьезной работы не проведешь. И лидеры таких организаций просто “сторожат вывеску”, да и появляются в обкоме нечасто. Не говорю, что такие все, но многие.

Некоторые ЦК профсоюзов вводят должности профсоюзного уполномоченного в небольшом регионе или федеральном округе, что несколько облегчает работу на сложной территории. Но такую работу ведут далеко не все, к тому же гораздо ближе “к земле” - и к этому обкому - расположены профобъединения, а не ЦК. Порою от местной федерации до обкома надо подняться на один этаж, и такая “физическая близость” может облегчить многие процессы.

Один из вариантов вывода из кризиса - консолидация “хилых” обкомов вокруг облсовпрофа. Разумеется, по согласованию с отраслевым профсоюзом. Отраслевики и не должны противиться, поскольку им ничего, кроме пользы в виде улучшения работы, не будет. А задача перед всеми структурами стоит одинаковая - реанимация слабой единицы среднего звена.

РЕШЕНИЕ

Приведу пример, имевший место в одном региональном центре несколько лет назад и охвативший отношения местного облсовпрофа и обкома профсоюза строителей. Во главе обкома был великий пассионарий Владимир Ч. Боец, критикующий всех: власть, работодателей, собственников, Шмакова, региональное профобъединение… В профсоюзных боях он был эффективным, но довел свою организацию до ручки. В каких-то судах проиграл все, и его обком был обременен несколькими миллионами рублей исковых требований. В том числе надо было компенсировать работодателям судебные расходы по проигранным обкомом делам. Организация была настоящим финансовым банкротом.

В обкоме - тысяча членов профсоюза и два десятка первичек, половина которых - на кассовом обслуживании в обкоме. Их деньги, лежавшие на счете областной организации, давно истрачены неподкупным профлидером. Истрачены на мизерную зарплату, поскольку в штате обкома значились не только председатель, но и главбух и секретарь. Гордятся, что не зависят от облсовпрофа и не находятся в его здании, арендуя у мэрии огромное помещение - несколько кабинетов с приемной. Но и городу не платят за аренду, и мэрия приступила к их выселению по решения суда. В облсовпроф перечисляют не 2%, а нуль, то же и с взносами в ЦК. Сам Ч. уже лет десять как лишен права голоса в выборных профорганах.

В один прекрасный день этот неувядающий профсоюзный мозг, видимо, доведенный до коллапса финансовыми проблемами, является в облсовпроф, бросает на стол ключи от обкома и заявление об уходе. “А кто вместо тебя?” - задается ему резонный вопрос, на который не следует никакого ответа.

Что делать? По сути, своими действиями председатель обкома возложил ответственность за дальнейшую работу его организации на профобъединение. В местной федерации несколько раз проводили мозговой штурм, решали, как выйти из затруднительной ситуации и, главное, спасти обком как боевую единицу для профсоюзной работы. Что ни говори, а при Ч. правозащитная работа велась, и неплохая. Наконец выход, хоть и не бесспорный, был найден. Руководитель облсовпрофа вышел на связь с председателем профсоюза строителей, рассказал о найденной схеме и заручился поддержкой.

Дальше дело обстояло так. Собрался внеочередной пленум обкома профсоюза строителей, человек 15 - 16. Все они были неосвобожденными активистами с мест. Выступил многолетний лидер трудящихся Владимир Ч. В духе “я устал, я ухожу”. Потом слово взяли представители облсовпрофа и предложили выборному органу следующую концепцию выхода из тупика.

1. Принимаем отставку председателя обкома.

2. Избираем новым председателем Марию Б., кандидатуру, подобранную профобъединением из отрасли судостроения. Кандидат на должность председателя присутствовала тут же и видела весь профактив впервые. Отрасль строительства была ей незнакома. Но Мария подавала надежды как амбициозный и активный профлидер, жаждущий перейти на освобожденную профсоюзную работу, а людей, желающих связать свою деятельность с профсоюзом, найти непросто.

3. Обком переезжает в здание облсовпрофа.

4. Пленум принимает решение о продолжении деятельности без образования юрлица и встает на кассовое обслуживание в облсовпрофе вместе с первичками, бывшими на кассовом обслуживании в обкоме. А все долги остаются в обкоме-юрлице, к которому обком-неюрлицо отношения как бы и не имеет.

Пленум зароптал. Уж слишком “свежее” предлагалось решение. Помните помещицу Коробочку из “Мертвых душ”? Как будто все в предложении Чичикова ее устраивало - и деньги не лишние, и усопшие души ей не нужны - но дело-то незнакомое, да и товар необычный. Так и строители: все было понятно, и жить дальше так, как раньше, нельзя, но уж слишком смелые предлагались решения. А принимать их было нужно. Пленум был просто прижат к стенке. Несколько раз спрашивали присутствующих: кто желает возглавить обком? Но нет - никто не хотел разгребать тяжелое наследие Ч. и переходить на опасную профсоюзную работу.

После долгих убеждений со стороны и прежнего лидера, и приехавшего на пленум председателя ЦК предложения при двух воздержавшихся были приняты.

РЕЗУЛЬТАТ

Обком переехал в здание облсовпрофа. Перечислять со счета прежнего обкома-юрлица было нечего, и его просто бросили. На тот обком могли налагать штрафы, пени, что угодно - эти долги уже невозможно было получить. Организация, не обладающая статусом юрлица, никакой ответственности не несла. Прежнее юрлицо не отвечало на письма и звонки, а уволившийся новоиспеченный пенсионер Ч. как физическое лицо также был не при делах. Брать там было нечего, и кредиторы ни с чем и остались. Судебные приставы не раз приходили в облсовпроф - и несолоно хлебавши уходили. Нельзя взыскать долги с того, что в юридическом поле не существует. Так что брошенное юрлицо было ликвидировано по решению суда.

Финансовая работа нового обкома наладилась за месяц. Всем работодателям были разосланы письма за подписями председателей обкома и облсовпрофа: так мол и так, взносы теперь перечисляйте на расчетный счет профобъединения. И вскоре деньги стали поступать, сбоев на этом участке не было. У бухгалтерии облсовпрофа работы, конечно, прибавилось. Из двух десятков первичек половина тоже была без статуса юрлица, и их пришлось взять на кассовое обслуживание профобъединения. Но не сказал бы, что работы был непочатый край. Эти деньги нужно было учитывать отдельно за каждой организацией и время от времени давать первичкам возможность ими пользоваться с последующим отчетом о тратах. При правильно поставленном деле это не так уж и трудно, и дополнительную единицу в бухгалтерию вводить не пришлось.

Для нового председателя в рамках профобъединения было составлено отдельное штатное расписание в количестве одной единицы. Поступавших денег хватало на ее зарплату, возмещение за коммунальные расходы по кабинету обкома, взносы в вышестоящие организации и минимальную текущую работу. То есть обком никто не дотировал, он находился на хозрасчете.

Уже на следующем заседании Совета профобъединения председателю обкома строителей было возвращено право голоса в коллегиальном выборном органе, утраченное давным-давно. Тем самым решилась многолетняя, застарелая проблема финансовой дисциплины в облсовпрофе.

ПОСМОТРЕТЬ НА ПРИНЦИП

Давать оценку работе Марии Б. как председателю обкома я не берусь. Скажу, что далеко не всё, на что возлагались надежды, у нее получилось. Да и скамейка запасных в то время, как и во всякое другое, была катастрофически коротка. Но самое важное - посмотреть на принцип ухода от статуса юрлица, разрубания гордиева узла проблем и восстановления статуса обкома для дальнейшей успешной работы. Считаю подобную консолидацию профобъединениями (конечно, по согласованию с отраслевыми ЦК) путем к здоровой работе в теперешних условиях.

Во многих регионах влачат жалкое существование обкомы строителей, автомобилистов, работников лесных отраслей, авиации, водного транспорта, малого бизнеса, инновационных предприятий, потребкооперации, “Торгового единства” и многие другие. И, на мой взгляд, сущая чепуха, что лидер должен быть из той же отрасли и досконально разбираться в производственных процессах и проблемах. Такой подход безнадежно устарел. В идеале оно неплохо, но куда важнее ориентироваться в чисто профсоюзных вопросах и хотеть модернизировать пускай и небольшой, но вполне реальный участок огромного профсоюзного поля.

*   *   *

Приведенный пример показывает, что благодаря ликвидации статуса юрлица возможен и уход от многочисленных долгов, которые могут настигнуть любой обком. Пусть это и не самое красивое, с моральной точки зрения, мероприятие, но здесь уж не до изысков. Подобные примеры надо тиражировать - и накапливать опыт, несмотря на неизбежные издержки.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!