Содержание конфликта

Первый тревожный звонок этой истории прозвучал в августе 2010 года, когда на совещании руководителей холдинга "РАО Энергетические системы Востока" (в состав которого входит ДГК), представителей территориальных профорганизаций и советов представителей профкомов дочерних и зависимых организаций представители работодателя уклонились от подписания соглашения о социальном сотрудничестве. А потом и вовсе заявили о необходимости снижения затрат на персонал, включая не только расходы на зарплату, но и на обучение работников и создание безопасных условий труда.

Следует отметить, что первичный профсоюзный комитет Росуглепрофа Лучегорского угольного разреза (ЛУР) неоднократно выявлял нарушения в обеспечении норм техбезопасности рабочих мест, социальных гарантий, а также исполнении администрацией обязательств по полной выплате заработной платы, о чем и заявлял руководству. Однако, менеджмент предприятия, вместо совместной ликвидации нарушений, негативно реагировал на замечания профсоюза, закончив и вовсе, подобным заявлением.

В июне 2011 «холодная война» перешла со стороны работодателя уже в стадию «открытого огня». Лидеры первичной профорганизации были обвинены в развертывании "кампании по ликвидации разреза" (именно так говорилось в листовке, распространявшейся среди коллектива филиала). А 7 июня того же года группа представителей директора филиала ЛУР перешла в наступление, и, при участии сотрудников полиции под руководством помощника директора произвела незаконный силовой захват помещения профкома вместе с документацией и имуществом.

Как позже рассказал председатель первички Росуглепрофа разреза "Лучегорский" Александр Горелов, в это же время работодатель даже организовал на предприятии "свои" профкомы и попытался, правда, безуспешно, зарегистрировать их в краевой профсоюзной организации работников угольной промышленности.

Несмотря на это, «альтернативному» профсоюзу были переданы «права по исполнению колдоговора», а гореловской первичке работодатель отказался даже предоставить информацию о привлечении персонала на работы в выходные дни и сверхурочно, а так же давать отчет о выполнении работодателем условий колдоговора.

Профсоюзная организация обратилась с жадобой на отказы работодателя сначала в Пожарский районный суд, где им отказали в иске. Затем последовал отказ от судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила кассационную жалобу профорганизации. Более того, в своем постановлении ВС четко указал, как трактовать нормы законодательства. После чего, 25 октября 2012 года, Пожарский районный суд Приморского края признал, наконец, действия работодателя незаконными — но администрация компании по-прежнему игнорирует это судебное решение.

Почти что та же история вышла и с жалобой в прокуратуру по поводу выселения из помещения. Профком получил ответ, что, дескать, из помещения был выселен лично председатель профкома Александр Горелов, но никак не первичная организация Росуглепрофа "Разреза Лучегорский". Однако, при этом правоохранительные органы "забыли", как минимум, про захват документации, без которой профком элементарно не может осуществлять свою деятельность.

Тем не менее, в октябре 2012 года “лед тронулся”, причем явно не в пользу работодателя. После Решения ВС о незаконности отказа в предоставлении профкому информации ,и обращения ЦК Росуглепрофа к замминистра энергетики по письму профкома и обращений профкома к генеральному прокурору и президенту руководство ОАО “ДГК” выделило помещение для профкома ЛУРа. С 4 октября профорганизация располагается в новом помещении. Работодатель в соответствии с законодательством и по требованию профкома за свой счет отремонтировал кабинет, обеспечил профком новой мебелью и оргтехникой.

Но уже 14 ноября неприятности рикошетом вернулись с другой стороны, на председателя профорганизации филиала «Лучегорский угольный разрез»» Александра Горелова было совершено нападение. Неизвестный постучал в дверь квартиры председателя профкома, а когда тот открыл - брызнул ему в лицо из газового баллончика и попытался проникнуть в квартиру. К счастью, безуспешно — Горелову удалось закрыть дверь.

Районный участковый уполномоченный, как это, видимо, принято в Приморском крае, отказался приехать на место происшествия, чтобы зафиксировать нападение, и потребовал, чтобы пострадавший прибыл к нему в кабинет для дачи показаний сам. Правда, по его сигналу приехал полицейский патруль, и пострадавший сообщил приметы нападавших. Сам Горелов не исключил, что инцидент связан с активной деятельностью профорганизации.

- Что касается ноябрьского нападения, то это дело, как говорится, спущено на тормозах, - рассказал он «Солидарности» спустя некоторое время. - В возбуждении уголовного дела по факту нападения мне было отказано в связи с тем, что я на следующий день не зафиксировал ожог глаз в районной поликлинике. При этом мои ранения были запротоколированы сотрудниками скорой помощи и полицейским патрулем. Но у нас вы знаете, как бывает - уголовные дела возбуждают только по факту убийства...

Сейчас в судах решается еще две проблемы. Вопрос о незаконном понижении разрядов водителям экскаваторов по ЕТКС: им положен 7-й разряд, а работодателем установлен 6-й. И вопрос о компенсации ведущему инженеру технической службы филиала Надежде Аксеновой, упавшей 17 октября с лестницы для подъема на ходовую тележку роторного экскаватора и получившей тяжелый перелом запястья правой руки.

В середине апреля в профкоме пройдет отчетно-выборная конференция, на которой представитель администрации обычно и зачитывает доклад о выполнении коллективного договора, что вряд ли произойдет в сложившихся условиях. Было, так же принято решение избрать нового, боевого председателя, потому что Александр Горелов, ко всему прочему, занимает должность председателя территориальной организации Росуглепрофа.

- Нам бы хотелось, чтобы делами «ЛУР» занимался отдельный человек, но окончательный выбор, ясное дело, будет за рабочим коллективом, - подтвердил он.

 «Солидарность» и дальше будет следить за ходом конфликта.