Эдмон Дантес

14 советов профлидеру

Эдмон Дантес
Профактивист со стажем

Кто-то может сказать, что все предельно просто: не воруй - и к тебе не будет претензий со стороны правоохранительных органов. Говорить подобное могут люди, не имеющие доступа к материальным и властным ресурсам. В том и дело, что ситуация не настолько примитивна. Помните “Жестокий романс”? “Я взяток не беру!” - заявил Карандышев, жених Ларисы. “Так вам их никто и не предлагает”, - ответила ему Харита Игнатьевна, мать невесты.

Трудность заключается в том, что любого руководителя, имеющего право подписи, а значит - финансового управления организацией, можно привлечь за преступления экономического характера, найти в действиях умысел и желание незаконного обогащения. Не исполнили, допустим, договорные обязательства - это состав преступления по ст. 159 УК РФ (“Мошенничество”). Исполнили их, выступая в роли заказчика, - по ст. 204 (“Коммерческий подкуп”).

Легко все свалить на несовершенство законодательства, но нюансы жизни и работы законами не отрегулировать, да это и не нужно. Уместно будет сослаться на несовершенство самих традиций. Здесь и высокая роль устных договоренностей с контрагентами, и жажда откатов, и стремление попутно с руководящей ролью в профорганах вести личный бизнес, и тотальное недоверие государству, постоянно меняющему правила игры, и сопутствующий уход от налогов, и многое другое.

Сказывается также неимоверный крен правоохранительной и судебной систем в обвинительную сторону при отсутствии негосударственного над ними контроля. Есть лишь имитация - общественные палаты, советы и прочие структуры, созданные самими правоохранителями. Они не имеют ничего общего с гражданским обществом и независимыми институтами. Принцип следующий: “Если ты виноват - твое преступление раскроют и тебя накажут”. Никто не говорит о всецелой невиновности преследуемых правосудием. Но если ты не виноват, или виноват, но не в той мере, в какой обвиняют, - итог будет тот же: “раскроют” то, чего не было, и тоже накажут.

УБЕРЕГИТЕ СЕБЯ ОТ ПРЕТЕНЗИЙ

На практике считаю крайне важным знать особенности сегодняшней правоохранительной, судебной и пенитенциарной систем. Основные пункты перечислены ниже. Эти знания помогут избежать грубых ошибок и сориентироваться в сложной ситуации.

1. Обратите внимание на ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” и практику его применения спецслужбами и трактовки судами. Конституция РФ, УПК и данный закон охраняют тайну телефонных и иных переговоров. Контроль и запись бесед могут происходить только по решению суда. Но силовые органы делают это и без судебной санкции, после чего предъявляют записи в качестве доказательств. А суд принимает их и считает допустимыми (см. “Солидарность” № 4, 2018).

2. Вы можете решить защищаться от провокаторов своими силами, установив в рабочем кабинете систему зашумления или прибор, дающий сигнал о том, что посетитель записывает ваш разговор. Но суд скажет следующее: “Устройство могло использоваться для предотвращения документирования противоправной деятельности правоохранительными органами”. И это послужит дополнительным доказательством совершения преступления (см. № 6, 2018).

3. Обеспечьте адвокатское сопровождение всей вашей деятельности, если позволяют средства. Проверяйте каждый шаг с помощью специалистов гражданского и уголовного права. Это необходимо, чтобы не допускать действий, которые российские правоохранители могут превратно толковать. Конечно, состав преступления те могут придумать и на ровном месте. Но постоянные адвокатские консультации помогут избежать явных ошибок, совершаемых руководителями (см. № 20, 2018).

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ: ПРАВА И ПОКАЗАНИЯ

4. В случае если вас задержали, знайте, что вы имеете право на один телефонный звонок. Затем - самое главное - у вас есть право знать, в чем вы подозреваетесь, и право получить копию постановления о возбуждении против вас уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении меры пресечения. Надо настоять на получении данной информации именно в письменном виде. Первый допрос состоится в течение 24-х часов, и в это время давать показания спокойно и осмысленно не получится. Поэтому воспользуйтесь правом отказаться от объяснений и показаний. Если будет нужно, признаться всегда успеете. И не идите на контакт с адвокатом по назначению, приглашенным следователем. Вероятность того, что защитник будет уговаривать вас признаться и “сдать всех”, равна 99% (см. № 10, 2018).

5. Рассчитывая не на СИЗО, а на домашний арест или подписку о невыезде, имейте в виду, что решать этот вопрос нужно не в суде, а со следователем. Ибо в подавляющем большинстве случаев суд удовлетворяет его ходатайство, а процесс превращается в пустую формальность (см. № 12, 2018).

6. Во время допроса помните: следователь - участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Он не “стоит над событием”, и никакой объективности в его работе нет. Он - инструмент поиска доказательств для обвинения и отбрасывает доказательства стороны защиты (см. № 14, 2018).

7. Признаваться или “садиться на 51-ю” (статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя и своих близких) - этот выбор делайте только сами и только после консультаций с адвокатом по соглашению. Не забывайте об одном факте: вероятность оправдания равна 0,3%, а в случае полного непризнания вины дают максимальный срок (см. также № 14, 2018).

8. Внимательно относитесь ко всем своим показаниям. Если вы и ваш адвокат расписались в протоколе допроса, то отказаться от этих слов на суде будет уже почти невозможно. Дальнейшие разговоры о давлении следователя будут отброшены судом под тем предлогом, что показания даны добровольно и в присутствии профессионального защитника. Особенно если это признание вины (см. № 16, 2018).

9. За чистосердечное признание вины следователь будет обещать вам “условку”, но не сомневайтесь, что его слова - неправда. Роль следователя заканчивается на составлении обвинительного заключения. Дальше в дело вступают прокурор и судья, от которых все и зависит. Следователь не принимает решения о наказании и, в отличие от прокурора или адвоката, не может предлагать даже формулировки для приговора.

ЕСЛИ НЕ ВЫЛАВИРОВАЛИ

10. Попав в СИЗО, ведите себя осторожно, особенно поначалу, поскольку это - зона тюремного мира, в котором множество правил, обычаев и своеобразной лексики. Взрослому человеку происходящее может показаться игрой. Но игнорировать ее не следует, как и увлекаться ею. Когда “въедете” в нехитрый набор правил, дальнейший быт не вызовет сложностей (см. № 18, 2018).

11. Следователь может запретить телефонные звонки и краткосрочные свидания при мере пресечения в виде содержания под стражей. Если вы не признаете вину, вероятность этого очень велика. Тогда адвокат по соглашению становится единственной связью с внешним миром и единственным “вольным” человеком, с которым дозволено общаться. Но не идеализируйте его и не доверяйте ему слепо. Не сомневайтесь, что им движет желание заработать. Он будет советовать вам упираться и не признавать вину, исходя лишь из интересов собственного гонорара, а не наименьшего для вас срока. И оцените адвоката на возможность вступления в переговоры со стороной обвинения или судьей. На определенном этапе дело может повернуться так, что нужен будет именно адвокат-переговорщик (см. №№ 20, 22, 2018).

12. Если в вашем уголовном деле все предельно ясно (виноваты, взяты с поличным, оставили многочисленные следы бурной “деятельности”), то есть смысл не только признаться, но и ходатайствовать о рассмотрении дела в особом порядке. Такой порядок возможен для статей с тяжестью наказания до десяти лет лишения свободы. В качестве бонуса он предусматривает наказание, не превышающее двух третей максимального срока. Но следует помнить, что осужденный в особом порядке может рассчитывать на обжалование приговора только в случае процедурных нарушений или по причине чрезмерной суровости наказания (см. № 29, 2018).

13. Приняв решение бороться до конца, обратите внимание на ст. 252 УПК - “Пределы судебного разбирательства” и не отходите ни на шаг от предъявленного вам обвинения. Под особым контролем держите допрос свидетелей обвинения. Пытайтесь найти в их показаниях максимум противоречий. Свидетели защиты пускай свои слова подтверждают документами. Каждый аргумент обвинения вы должны покрывать пятью своими аргументами, причем высокого качества, которые нельзя будет проигнорировать. Самое главное - держите нити процесса и суть линии защиты в своих руках. Не полагайтесь всецело на адвоката. Оставьте ему исключительно юридическую плоскость вопроса. И все решения принимайте сами (см. напр. №№ 33, 35, 37, 39, 2018).

14. Ищите процедурные нарушения и указывайте на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, оспаривая в апелляционном порядке приговор суда первой инстанции. Это может повернуть вспять все дело, отправить его на новое рассмотрение и дать вам второй шанс. Все виды наказания, в том числе дополнительное - штраф, должны быть обоснованы (см. № 8, 2018).

НА ПРОЩАНИЕ

Подытожу сказанное личным выводом, поскольку я прошел длительный путь и профсоюзной работы, и судебного процесса, и тюремной жизни. Хотелось бы, чтобы столь большая структура, как ФНПР, не оставляла своих председателей наедине с их уголовными проблемами. Один известный профлидер - на минуточку, член Генерального совета ФНПР - решил задачу по оплате услуг адвоката, но вынужден был делать это, царапая ночью (дабы не застукали недремлющие тюремщики) полусотню писем коллегам-профлидерам с просьбой о финансовой помощи. Рискуя при обхождении препон, он сумел передать письма адресатам. Несколько председателей откликнулись на призыв, и только это спасло профлидера от защитника по назначению. Но такая ситуация ненормальна. Абсолютная тишина от вышестоящей организации и большинства коллег, мгновенно открестившихся от соратника по борьбе за трудовые идеалы, выглядит… как-то не по-товарищески, что ли.

*   *   *

Недавно бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил создать фонд, который гарантировал бы внесение залога за обвиняемых по экономическим статьям предпринимателей. Идея до сих пор не реализована, но являет пример корпоративного подхода в защите интересов большой социальной группы. Думаю, стоит присмотреться к этой идее. Ведь профсоюзные лидеры - не менее важная социальная группа, чем предприниматели. И уж точно корпоративные традиции ФНПР намного прочнее предпринимательских. Дело за малым - наполнить их конкретикой.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!