Монте-Кристо

1139

Танцы-шманцы в исправительной колонии

Монте-Кристо
Профактивист с репутацией

Продолжение. Начало в “Солидарности” №№ 3, 4, 6, 7, 8, 9, 2019

Рассказывая о комплексной, системной работе с чужим трудовым коллективом, приведу еще пример - историю из моей второй кампании. Та кампания носила оборонительный характер: я вел ее как действующий депутат, собирающий на себе весь негатив сегодняшней действительности. Речь пойдет о коллективе, который большинству покажется немыслимо далеким от их деятельности. Так казалось и мне.

КОЛОНИЯ - КРУПНЫЙ РАБОТОДАТЕЛЬ

Пока позволяла ситуация, я избегал своеобразного учреждения на территории моего округа - исправительной колонии (ИК) особого режима, где отбывали наказание особо опасные рецидивисты. По ходу кампании становилось ясно: встречи не избежать. Хотя пройти мимо ИК было ошибкой уже в первые мои выборы. А уж проигнорировать во вторые - оказалось бы просто неприличным.

Со временем исправительное учреждение становилось все более важным в районе. Предприятия мельчали, ликвидировались, банкротились. А колония стояла. Банкротство ей не грозило, как и измельчание: в районе работодателями крупнее ИК остались только лесопильно-деревообрабатывающий комбинат, больница и железнодорожное депо. И обходить стороной колонию стало просто глупо. Тем более - другие кандидаты туда не торопились.

ЧТО ЗНАЧИТ НЕ ПОЛЕНИТЬСЯ

Я позвонил начальнику ИК, договорился и в назначенное время явился в учреждение. И - почувствовал его зловещий дух. Ворота с противотаранным устройством, всюду колючая проволока, вышки по периметру, где отбывали рабочее время сотрудники-истуканы. Дежурный проводил меня до кабинета начальника. Василий Алексеевич уже поджидал депутата.

- Чаю? - с ходу спросил он. Я не хотел чаю, но отказываться нельзя.

- С удовольствием!

- Присаживайтесь, сейчас сообразим, - по-хозяйски суетился начальник колонии. - В первую очередь - спасибо за помощь в предоставлении лесосеки для нужд нашего учреждения. Сколько бились - и как головой об стенку! Но когда подключился губернатор, дело пошло. Вы ведь тоже письмо ему написали?

Тут я вспомнил, что пару лет назад изобретал некую записку в поддержку колонии. Ко мне тогда подошел председатель комитета заксобрания по лесу: “Там тюрьма из твоего округа просит губернатора о помощи. Он уже все согласовал. Но ведь это твои избиратели? Баллотироваться на следующий срок будешь?” - “Собираюсь”. - “Так строчи скорее письмо поддержки на имя губернатора и, главное, копию в свою тюрьму не забудь отправить”. Я так и сделал, и начальник ИК узнал об этом. Вот что значит не полениться в какой-то момент и состряпать бумажку!

- Да, писал. И к губернатору по вашему вопросу ходил, и с его замом встречался, и с коллегами из комитета по лесу. Работу большую провели, - безбожно врал я. - Но, главное - получилось, лесосека ваша.

- Она нам очень нужна! Давайте чашку, я вам свеженького…

- Как вы с таким большим хозяйством справляетесь, Василий Алексеевич? Слышал про ваше руководство положительного много, - деловую завязку разговора я делал дружелюбной.

- Работать стало очень тяжело! Сотрудников посокращали! - причитал начальник. - А нагрузку увеличили. Да вы пейте чай!

Вскоре он перешел на “ты”. Хороший признак в отношениях двух руководителей-мужчин. Если это не простая фамильярность, то означает, что расстояние между вами сократилось, собеседник впускает в свое эмоциональное пространство.

ЕСЛИ НАДО - И ПОРОСЯ РАСЦЕЛУЕШЬ

- Ты должен познакомиться с моим хозяйством, - начальник стал руководить положением. - Допивай чай, и пойдем на территорию.

Это было удачей. Ведь цель посещения - завязать с начальником колонии отношения и погрузиться в проблематику учреждения - самое то. Тюрьма - как армия, голос начальника тут решающий.

Многие кандидаты делают ошибку. Считают, что, наладив отношения с директором, скажем, завода, где работают триста человек, они автоматически “получают” и их бюллетени. А также бюллетени их жен, взрослых детей, родителей, друзей… И надеются, что один человек, пусть даже и директор, даст им это. На- ивные! Я знавал директоров, которых коллектив ненавидел, и его поддержка хоронила кандидата заживо. А главврача одной больницы не любили и не боялись - просто ни во что не ставили. И для данного коллектива медработников ее поддержка равнялась поддержке какого-нибудь дворника с улицы. Нулю.

…Планировать “захват” учреждения или предприятия надо очень тщательно, с предварительным анализом. Заранее узнать, каков авторитет директора, какие там центры силы. Иногда ими бывают даже профсоюз или бухгалтерия. А работники живут компактно, в микрорайоне, или по всему городу? Каков совет ветеранов? И т.д. Особое внимание - к огромным коллективам в моногородах! Зачастую в каждом цехе, отделе своя атмосфера, и для нужного результата надо влиять не только со стороны руководителя.

В случае с начальником колонии было проще. Было известно, что рядовой персонал его уважает, и поэтому я считал его ключевой фигурой. И при этом надеяться только на него было бы ошибкой.

…Обход начали со свинарника, милого сердцу начальника. Он рассказывал, как увеличивается поголовье, как они обеспечивают себя мясом, салом да еще и на сторону торгуют, получая столь необходимую колонии “внебюджетку”. Его распирало от гордости, казалось, он готов расцеловать этих розовых поросят.

Осмотр хозяйства продолжался. Я почерпнул много любопытного и знал, что сделал большой шаг к завладению сердцем начальника колонии. Его слова были тому подтверждением:

- На следующей неделе юбилей нашего учреждения. Сорок лет - достойный возраст. На торжестве должен быть представитель заксобрания от нашего района. Мы тебя приглашаем!

ДУРНАЯ СЛАВА КАНДИДАТУ - НИ К ЧЕМУ

Юбилей получился веселым. Поздравляя сотрудников, я говорил о законности, о необходимости вернуть обществу полноценного и законопослушного гражданина, об огромной роли колонии в обеспечении государственной безопасности, суверенитета и еще много всякой ерунды. И ни слова - о выборах. Рано. За столом меня усадили рядом с начальником. Он быстро “нарезался”.

- Посмотри, какие красавицы у меня работают!

- Я думал, это жены сотрудников, - удивился я.

- Никаких жен! Только сотрудницы. Бухгалтерия, отдел кадров. Лучшие девушки в Кукуеве - выбирай! - разгорячился начальник.

Принимать его предложение было категорически невозможно. И дело даже не в морали. Ведь если кандидат в депутаты начнет приударять за противоположным полом - это мгновенно заметят. Тем более в небольшом городке. Столь дурная слава ни к чему. В образ политика, опирающегося на консервативные семейные и т.п. ценности, который я выстраивал, эта черта не вписывалась.

Помня, зачем я сюда явился, я, к удивлению молодых сотрудниц, при первом же медленном танце пригласил бабулю - ветерана ИК. Она ответила мне искренней признательностью. Танцевал я с ней и с другими женщинами-ветеранами весь вечер. Делал комплименты их молодости, энергии, задору. При объявлении белого танца они наперегонки бежали ко мне, и у меня не было даже мысли разочаровать их. И не прав тот, кто подумает, что мне это не нравилось. Отнюдь. Я знал: они те, кто на своих руках внесет меня в заксобрание следующего созыва. Так что общение с ними доставляло мне неописуемое удовольствие.

И ПРИКАЗ ПОСЛЕДОВАЛ

Развивая успех, через неделю я попросил начальника о встрече с коллективом. Без малейших проволочек она была организована. Начиная ее, Василий Алексеевич, как на параде, громко пробасил:

- Личный состав на встречу с вами собрался! Ждет, так сказать, вашего выступления, - и дал мне слово.

Я зарядил свою обычную речь о том, как много сделано и что предстоит сделать еще больше. В зале было много уже знакомых лиц. Некоторые мне улыбались. Никто не мог упрекнуть меня, что я пришел к ним только из-за выборов. Ведь я был у них и на работе, и на празднике. И сейчас пришел за жизнь поговорить.

- Товарищи сотрудники колонии! К нам пришел наш хороший знакомый, депутат законодательного собрания! - не дав никому вставить слово, произнес после меня начальник. - Я считаю, что на предстоящих выборах мы должны отдать наши голоса за него! Наши проблемы он знает, и, хочу я вам сказать, не понаслышке. Наши заботы он понимает, и, хочу я вам сказать, очень глубоко. И не надо нам никого больше! Так что не волнуйтесь, - это уже мне, - мы за вас!

- Правильно! Хорошо он работает! - почувствовав струю, вовремя вставил один из его замов. Остальные одобрительно закивали.

- И чтоб восьмого числа все пришли на избирательные участки! - добавил начальник.

Именно этого я и хотел. Приказа главнокомандующего своим рядовым и офицерам. И приказ последовал. На этом важнейшем фронте была одержана победа.

*   *   *

История с колонией лишь бегло показывает, как комплексно подходить к работе с незнакомым трудовым коллективом. Заходить нужно с нескольких сторон - формальной (общение с руководителем, официальное предвыборное выступление) и неформальной (совместные возлияния, как бы ни вредили здоровью, порою дают хороший результат). Помимо этого полезно завести знакомства с влиятельными в коллективе людьми. Ищите их через уже имеющиеся у вас связи в округе, например, через председателей первичек. В тот момент, когда их сослуживцы будут определяться с выбором, эти влиятельные люди могут произнести решающее слово. И помните, что с первого раза завоевать организацию вряд ли получится. Этих раз, возможно, потребуется не один десяток. Как в органайзинге, о котором недавно писал в “Солидарности” Александр Илларионов. Только цель другая.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
1139

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!